«Вот эти клубы типа "Урожая", если у них не будет финансирования — они никому не нужны». Александр Гео Масалыгин про новый ФК «Кубань» и настоящий футбол

Несколько месяцев назад ФК «Кубань», выступавший в Футбольной национальной лиге, не смог пройти процедуру лицензирования и фактически прекратил существование. Это случилось в год 90-летия клуба. В качестве своеобразной замены «Кубани» во второй дивизион была заявлена наспех образованная команда «Урожай», курируемая администрацией Краснодарского края.

Но многие болельщики «Кубани» не приняли команду-новодел и решили организовать свой собственный футбольный клуб. Один из лидеров фанатского движения желто-зеленых Александр Гео Масалыгин рассказал порталу Юга.ру о том, зачем это сделали и что из этого получилось.

Чем болельщикам не угодил «Урожай»? Профессиональная команда из Краснодара, играет в желто-зеленых цветах на стадионе «Кубань». Чем плох «Урожай»?

— Тем, что это не «Кубань». Нам говорили, что в год 90-летия клуба банкротство невозможно, — а потом вот эти же люди берут и дают разрешение на банкротство. То есть убивают «Кубань». И теперь эти убийцы подсовывают и говорят: «А теперь вот это "Кубань"». Для нас это неприемлемо. Я бы не пошел это поддерживать, но нет к нему и какой-то неприязни — вообще плевать [на этот клуб]. Ну что такое «Урожай»? С таким же успехом можно было подсунуть «Краснодар» и сказать: «Ну вот мы же живем на Кубани, [давайте теперь за него болеть]». Но это же бред.

А если через два года «Урожай» сможет переименоваться в «Кубань»?

— Юридически все намного сложнее. Во-первых, насколько я знаю, клубы, которые проходили похожий процесс, за это время [пока играли под другим названием] решали вопросы с кредиторами. А что будет через два года? Кто будет у власти? Через два года будет новый губернатор или старый? Возникают вопросы, а что будет, если Кондратьев уйдет в Москву? Что будет с «Урожаем»? При Кондратьеве на клуб [ФК «Кубань»] не давали денег и не могли выкарабкаться. И сейчас карабкаются. А если губернатора не будет? Кто поддержит? Это абсолютная утопия. Тем более что крупный бизнес, который изначально скидывался на «Кубань», хотел хоть как-то принимать участие в управлении клубом. Деньги пришли в клуб, их отодвинули, никакой отчетности они не получили. Естественно, они умыли руки.

Почему-то многие думают, что болельщики — это какие-то недалекие ребята. Но в нашей среде есть очень разные люди, в том числе достаточно весомые фигуры из разных сфер. Мы действительно располагаем знаниями, позволяющими понимать ситуацию. У нас есть информация, что крупный бизнес не заинтересован. Поэтому шансы на то, что они сделают бюджет в миллиард рублей и вернут «Кубань», крайне малы.

Когда вы поняли, что у «Кубани» настолько все плохо с финансами, что клуб может прекратить свое существование?

— Причина антагонизма с нынешним руководством — а я имею в виду не ставленников а-ля Крапивка [генеральный директор ФК «Кубань» в 2016–2018 годах — прим. Юга.ру], а именно кураторов клуба — заключается в том, что на протяжении нескольких лет мы слышали сплошное вранье. Начиная с премьер-лиги, когда нам говорили, что мы остаемся. Вот сто процентов, но мы останемся. Это нам лично было заявлено куратором. Лично.

Куратор — это вице-губернатор?

— Да. Ну ладно, вылетели. Ну бывает. На следующий год нам сказали: «Ну, ребята, мы точно выходим в премьер-лигу». Но кому тут выходить? За один год мы выходим сто процентов, у нас тут финансирование — 1,5 млрд рублей стабильно и плюс еще дополнительно. Итог мы все знаем. Дальше были заявления о том, что в год 90-летия... «Кубань»... чемпионат мира на носу, какое банкротство, вы что? Итог всем известен. Мы понимали, что, видимо, уже все. Эти люди ни с одной задачей не справились. Было одно огромное светлое пятно, на которое мы надеялись. Это Мишель Литвак. У нас было несколько встреч с участием Литвака, и он показал себя очень серьезным человеком, который не бросает слов на ветер. У него было всего одно условие — чистый клуб.

Он не был готов платить за старые долги?

— Да, он хотел чистый клуб. Он опытный человек, и он не делал громких заявлений. Честно сказал: «Будет средний бюджет, но мы из этого бюджета выжмем по-максимуму, потому что менеджмент будет мой. Я умею строить бизнес-модель». И мы ему действительно поверили.

Почему он не задержался в клубе?

— Там очень интересная ситуация. 31 мая с нами встретился генеральный директор «Кубани» Крапивка и воодушевленно сказал: «Ребят, мы банкротимся. Все будет отлично». Я не знаю, с чем была связана эта радость, но первое сообщение было именно таким. Мы, конечно, оторопели. Дальше он рассказал, что в клуб заходит Мишель Литвак. В процессе разговора мы поняли, что все вроде бы налаживается. Мы были готовы принять эту модель. Но в конце нашего общения нам сказали, что в клубе остаются те же самые люди — Крапивка и остальные. А Литвак будет все это дело оплачивать. Естественно, мы встали из-за стола, пожали руки и сказали до свидания.

Потом, видимо с кем-то проконсультировавшись, Мишель решил действовать по‑другому. Если он платит деньги, то будет ставить свое руководство. У нас была встреча с сыном бизнесмена Александром Литваком.

Он сам захотел встретиться с болельщиками?

— Да. Он с самого начала встретился с ветеранами клуба и болельщиками, чтобы понимать ситуацию. Планировалось, что появится новая организация со стопроцентным участием Литвака. Мы осторожно, но в то же время позитивно восприняли эти новости. Но через несколько недель стало известно, что не все так хорошо с новой организацией: к ней будут привязывать долги «Кубани». Видимо, тогда он решил выйти из игры. Его назначенцы — тренер Владимир Газзаев и генеральный директор Алексей Зимин — в один момент собрали свои вещи и уехали. Мы поняли, что все, настал момент, и через месяц у нас просто не будет «Кубани». Вообще.

И вы решили, что нужно создавать свою собственную команду?

— Это решили не только болельщики. Эти же мысли появились в голове у ветеранов. Надо понимать, что это не клуб назло кому-то. Это именно продолжение «Кубани» — просто на том уровне, на котором мы сейчас это можем делать. Пообщавшись с бывшими игроками клуба — Армашом, Букуром, Сосниным, Поповым; встретившись с Лысенко, Терехиным, Топчу, Плошником и другими, мы все пришли к единому мнению: можно поохать и сказать, какие там все негодяи, перекрестить «Кубань» и жить дальше. Но мы так не можем.

Как именно появился обновленный ФК «Кубань» и как смог заявиться в чемпионат края по ходу сезона?

— Когда мы все собрались и поняли, что надо что-то делать и воссоздавать «Кубань», возник вопрос — а куда заявляться, в какую лигу? Естественно, что начинать нужно с любителей, потому что все должно быть по-честному. А любительский чемпионат края на тот момент был в самом разгаре. У нас было два варианта развития ситуации — либо ждать, либо вклиниваться в этот чемпионат и играть. Мы решили, что ждать бессмысленно, и заменили команду Стаса Лысенко [игрок ФК «Кубань» в 1991–1997, 2002–2004 годах — прим. Юга.ру] «Надежда», выступающую в первой лиге чемпионата края.

Как Лысенко это воспринял?

— Мы сделали это вместе. Он один из нас — тех, кто изначально обсуждал будущее команды. Если бы болельщики отдельно что-то создали, то это была бы команда на первенство района. А здесь все совпало. Весомые в футбольном сообществе ветераны — арбитр FIFA Юрий Чеботарев, легенда клуба Александр Плошник, тот же Стас Лысенко. И постепенно обсуждая варианты, Стас сказал, что можно «убить» его «Надежду» и заменить ее «Кубанью».

Сколько денег нужно на содержание любительской команды?

— Мы посчитали, что с 5 августа, когда прошла первая игра, траты составили более 1 млн 200 тыс. рублей. Это притом, что форму нам бесплатно предоставил спонсор, он же оплатил все выезды команды. На что ушли деньги? Аренда стадиона, звуковая аппаратура на матч, диджей, группа поддержки, ЧОП, который нас обязали использовать на стадионе. Очень большой статьей расхода стала аренда тренировочных полей.

Игроки получают зарплату?

— Никто ничего не получает. За это им огромная благодарность — пацанята просто умирают на поле. При нас было несколько серьезных травм. Есть пара человек, с которыми непонятно, смогут ли они теперь продолжить свою карьеру. Спасибо ребятам, которые согласились бесплатно рубиться за «Кубань». У Андрея Топчу [игрок ФК «Кубань» в 2002–2009 годах — прим. Юга.ру] были большие проблемы с коленом. Казалось, что он подлечился, и вот «Кубань» призвала его в свои ряды — и он сломался очень сильно. То же больное колено, новая операция. Открытием для нас стал Андрей Ушенин [игрок ФК «Кубань в 2003–2009 годах — прим. Юга.ру]. Казалось бы, человеку незачем напрягаться, но он играл и настолько укреплял команду, помогал своим опытом. Он тоже получил достаточно сильное повреждение. Ради чего? Ради «Кубани».

Вы ожидали, что траты на любительскую команду настолько большие?

— Честно? Мы ничего не ожидали, настолько все стремительно произошло. Полного просчета не было, все делалось на ходу. Мы создали группу, которая до сих пор продолжает работать. Люди занимались всем бесплатно, на общественных началах, сидели на работе и рисовали афиши, собирали деньги, ездили в полицию и в мэрию, чтобы подписать бумаги. Работы было очень много. Тем более что внимание к нам было пристальное со стороны всех. Так что у нас по каждому матчу был план мероприятий, соответствующий уровню ФНЛ. Полностью все было расписано, кто за что отвечает, на каких позициях находится.

Как болельщики приняли новую «Кубань»?

— На первом матче был полный стадион «Труд», и плюс люди стояли вдоль поля. Это где-то 2,5 тыс. зрителей. Последний домашний матч посетили около 800 болельщиков. Особенно приятно, что многие приходят с детьми. На стадионе «Кубань» я такого не замечал.

Есть фанаты, которые выбрали «Урожай»? Как у вас с ними складываются отношения?

— Есть. Отношения никак не складываются. Они верят — и это их право. Ну выбрали и выбрали. Если к нам не будет вопросов и претензий серьезных с их стороны — нам все равно.

Пару недель назад было объявлено о новой общественной организации болельщиков «Кубани». Для чего она нужна?

— Мы выбрали модель народной команды. Что мы соберем, на то она и будет существовать. Общественная организация, которая будет курировать футбольный клуб «Кубань» и, соответственно, его спонсировать, — это абсолютно открытая организация, в которую вступают люди и платят ежемесячные членские взносы. Эти же люди будут голосовать, выбирать, участвовать в управленческих вопросах. У них будет полная финансовая отчетность и прозрачная структура, чтобы люди не просто ходили смотреть, а действительно управляли. В Англии есть несколько команд, живущих по такой модели. Что мы скинули, то и получили. И не надо пенять на какие-то бюджеты.

Мое мнение, что это очень честная и открытая модель, в которую людям интересно будет вступить. Вложишь ты 500 рублей или миллион, но ты можешь посмотреть, кто, когда и на что их потратил. В ноябре состоится общее собрание членов общественной организации, а в настоящее время открыт офис, куда принимаются заявления. Президент организации — Александр Плошник, это уже известно. В ноябре будут избраны члены правления. Тогда же будет объявлено о целях и задачах на следующий год.

Вы считали, сколько нужно денег на полноценный сезон в любительской лиге? А сколько нужно для того, чтобы заявиться в ПФЛ? На одни взносы болельщиков прожить вряд ли удастся.

— Второй дивизион мы еще не просчитывали, а что касается высшей лиги края, то на сезон нужно 9-12 млн рублей. Их реально собрать, но, конечно, к этому нужно подключать спонсоров. Это однозначно. Но спонсоры могут прийти только на что-то готовое. Общественная организация, представляющая футбольный клуб «Кубань», во главе с серьезными ветеранами — это уже серьезно.

Если губернатор не смог найти спонсоров для «Кубани», почему их сможете найти вы?

— А на что искал губернатор? На клуб, в котором была яма долгов, и люди понимали: то, что они дадут, куда-то провалится. Тут вопрос идеи. Вот сейчас есть настоящая чистая идея. Есть люди, ведутся переговоры. Сейчас нужно все правильно сделать. Мы хотим заявить команду в высшую лигу края. И оставить существующую команду, чтобы обкатывать молодых парней.

Конечная цель — это возвращение «Кубани» профессионального статуса?

— Да. «Кубань» должна быть.

Если у вас все будет отлично и через пару лет вы соберетесь вернуться в профессиональный футбол, а параллельно ФК «Урожай» решит взять название «Кубань». Как может решиться этот вопрос? У кого из двух клубов будет больше прав на название «Кубань»?

— Ну наверное, у того, кто ее не убивал. Дай Бог, чтобы мы подошли к вопросу профессионального статуса. Посмотрим. Мы, конечно, не Галицкий, но когда все делается от души... Вот эти клубы типа «Урожая», если у них не будет финансирования — они никому не нужны. Если им на расчетный счет перестанут поступать денежки, то им конец. А мы не умрем. Потому что «Кубань» — это мы сами.

Пока главное, что есть искренность в глазах, есть наслаждение. Да, часто мы проигрываем, но это настоящий, искренний футбол. Я за последние два года на южной трибуне уже не чувствовал тех эмоций. Я видел, что людям просто ничего не нужно на поле. Только эти люди миллионы получали, у них контракт, они вышли, и у них задача бегать 90 минут.

А та «Кубань», которую я вижу сейчас, — это небо и земля. Да, парни чего-то не могут, но они играют, стелются в подкатах, не жалея своих ног. Отдача для меня как для зрителя и болельщика намного сильней. После матча, даже если команда проиграла, у меня теперь хорошее настроение. Пацанята подходят к трибунам, бедные, поникшие, но они — наши. Это настоящий футбол. Как в детстве. Когда забивают гол, то радуются, как будто выиграли Лигу чемпионов. Если проигрывают, то не как наши профессиональные футболисты, которые опустят голову, молча уйдут и, получив эсэмэску о зарплате, через час забудут об этом поражении. Здесь не так. Эти пацанята умирают на поле, а после матча вместо зарплаты получают пиццу.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале