Что не так с пенсионной реформой? Взгляд слева и справа

В Госдуме 19 июля в первом чтении рассмотрели законопроект о повышении пенсионного возраста. Проект пенсионной реформы поддержали 328 депутатов, 104 человека высказались против, воздержавшихся не было.

С момента внесения законопроекта в Госдуму прошел месяц, за это время пенсионную реформу много критиковали. По всей стране прошли митинги с требованием не повышать пенсионный возраст, против законопроекта выступали профсоюзы, депутаты парламентских партий (в том числе и «Единой России», несмотря на запрет критики со стороны секретаря генсовета партии) и даже региональные власти.

Несмотря на то что телевидение и прокремлевские СМИ говорят о необходимости и плюсах повышения пенсионного возраста, против этого выступает 92% населения страны. Петиция на сайте сhange.org с требованием отозвать законопроект собрала более 2,5 млн подписей. 

Против реформы и эксперты, причем разных политических взглядов. Портал Юга.ру поговорил с двумя экономистами — левых и правых взглядов — о том, что не так с пенсионной реформой. В качестве спикеров выступили координатор экспертного центра объединения профсоюзов «Конфедерация труда России» Алексей Гаскаров и член руководящего комитета Либертарианской партии в Москве Григорий Баженов

Алексей Гаскаров

Алексей Гаскаров

Экономист левых взглядов, координатор экспертного центра объединения профсоюзов «Конфедерация труда России»

— Повышение пенсионного возраста напрямую ухудшает положение большинства населения, особенно если учитывать, что все это происходит одновременно с повышением цен на бензин и ростом НДС. Это увеличение нагрузки на наемных работников в России.

В России ВВП распределяется между бизнесом и населением поровну. Соотношение между прибылью предпринимателей и зарплатой работников — это примерно 50 на 50, хотя в других странах 60 на 40 в пользу зарплат. У нас в целом низкие зарплаты, не такая большая доля расходов на труд, поэтому повышение пенсионного возраста, которое в том числе рассматривается как попытка снизить затраты бизнеса на рабочую силу, не соответствует сложившемуся макроэкономическому балансу.

Да, в Пенсионном фонде РФ есть проблемы, население будет постепенно стареть. Но у нас, во-первых, сама пенсия не такая большая. Во-вторых, по‑прежнему ключевая проблема — большое количество зарплат в серой зоне. Сама Счетная палата называла цифру в 40%. Вот из-за этого и проблемы возникают. В последнем годовом отчете Пенсионного фонда РФ говорится, что трансферты из федерального бюджета составляют примерно 1 трлн рублей, а зарплаты в серой зоне — это около 10 трлн рублей, по данным Счетной палаты. Даже если они ошибаются в два раза, страховые взносы с этой суммы все равно бы позволили покрыть возникающий дефицит.

Отслеживание серых зарплат в современных условиях информатизации, с введением онлайн-касс, — это не такая большая проблема. Административными методами можно увеличить собираемость налогов, но этого не происходит, потому что есть политическое решение — лишний раз не давить на бизнес. Но получается, что нагрузка приходится на население.

Пенсионеры — очень неоднородная группа. У нас формально 46 млн пенсионеров, но в эту группу попадают и инвалиды, и люди, которые получают пенсию из-за потери кормильца, и т.д. Из 46 млн всего 36 млн получают пенсию по старости. Но пенсию по старости получают и досрочники — те, кто выходит на пенсию раньше, те, кому еще нет 55 и 60 лет. В результате соотношение работающих на одного пенсионера сейчас составляет 1,8. Демографические прогнозы Росстата позволяют говорить, что это соотношение может измениться — будет 1,5. Получается, что возможный дефицит увеличится на 10-15%. А предлагаемое увеличение пенсионного возраста уменьшает количество пенсионеров фактически на треть.

Взамен на сокращение количества пенсионеров правительство обещает повышение пенсии на 1 тыс. рублей — практически на сумму, равную потребительской инфляции. При средней пенсии по старости в 13 тыс. 700 рублей и официальной инфляции в 4% повышение на 1 тыс. рублей — это реальный рост пенсии только на 3%. Т.е. количество пенсионеров сокращается на 30%, а пенсии увеличиваются на 3%. Это совершенно неэквивалентно. Даже с учетом демографических проблем. 

Искусственно повышая пенсионный возраст, не получится сделать население более здоровым и способным дальше продолжать работать. Росстат говорит, что 9 млн человек продолжают работать при выходе на пенсию. Но если посмотреть, сколько из них людей, которым за 55 и за 60 лет, то их будет всего 3,2 млн человек. Остальные — досрочники. Именно они — полицейские, пожарные, чиновники, люди, которые на крайнем севере работали, и т.д. — они и дальше продолжают работать, им здоровье позволяет. 

Т.е. количество пенсионеров сокращается на 30%, а пенсии увеличиваются на 3%

Алексей Гаскаров

При принятии закона у нас может появиться огромная армия безработных в условиях, когда никаких пособий по безработице нет и непонятно, что с этими людьми делать. И когда они окажутся на рынке, это окажет влияние и на зарплаты, и на занятость тех, кто только выходит на рынок труда. В условиях, когда нет значимых программ повышения квалификаций, все это чревато социальным взрывом.

Пенсионная система не обязательно должна быть сбалансирована за счет страховых взносов. Она может быть сбалансирована и за счет других доходов. Сейчас у нас все досрочники получают пенсии не по линии пенсионного фонда. Фонд их распределяет, но финансируется все это напрямую из федерального бюджета или через бюджетные министерства, к которым относится конкретный досрочник. Именно так и финансируется весь пенсионный фонд во многих странах, где есть проблемы с демографией, но при этом есть, например, большие нефтяные доходы. Сама идея сбалансировать пенсионный фонд исключительно за счет страховых взносов — она неочевидна. Есть другие практики.

До сих пор непонятно, как они будут повышать возраст. В самом законе четко обозначено, что повышение будет каждый год на один год. То есть если сейчас женщина 54 лет планировала выйти на пенсию через год, то в случае принятия закона в таком виде она выйдет аж через восемь. И это, конечно, очень несправедливо. Хотя по телевизору показывают немного другую схему — что повышение будет происходить по полгода — в законе этого нет.

Да, есть демографические сложности, но найти деньги можно, не прибегая к повышению пенсионного возраста.


Григорий Баженов

Григорий Баженов

Экономист правых взглядов, научный сотрудник экономического факультета МГУ

— У нас в целом пенсионная система относится к солидарному типу. Как известно, существует альтернатива — распределительно-накопительная, как в Швеции, Чили, США и других странах. С точки зрения прав собственности, планирования будущего дохода и права наследования, распределительно-накопительную систему я считаю более прогрессивной.

В солидарной системе текущее работающее поколение по сути выплачивает пенсии текущему пенсионному поколению. Когда я выйду на пенсию, мне будут перечислять средства уже от тех, кто будет работать в это время. И если вдруг меня, например, через два года после выхода на пенсию не станет, все накопления за годы моей работы останутся в пользу пенсионеров. Они не перейдут моим родственникам. На мой взгляд, это главный недостаток, который существует в пенсионной системе нашей страны.

У нас тактические меры разрабатываются в духе фразы маркизы де Помпадур: «После нас хоть потоп»

Григорий Баженов

В распределительно-накопительных пенсионных системах этот недостаток нивелирован, решен. Все отчисления, которые вы производите в течение своей жизни, формируют общую сумму, которая равными долями выплачивается вам в течение того срока, который вы находитесь на пенсии. Если вы ушли из жизни, но у вас остались пенсионные накопления, они переходят в пользу ваших наследников. Мне представляется такая система намного более справедливой, разумной и кризисоустойчивой. Кризис демографического перехода намного меньше воздействует на саму систему.

Давайте попытаемся задаться вопросом: для чего эта реформа проводится? Пенсионный фонд сейчас находится в дефиците. И все эти дефициты финансируются из федерального бюджета, по сути дотируются, — для того чтобы пенсионный фонд мог исполнять свои обязательства. Учитывая, что у нас есть определенные проблемы с точки зрения демографического перехода, с течением времени эта ситуация будет лишь усугубляться. Плюс ко всему существуют «Майские указы 2», в которых предполагается увеличение пенсии.

Пенсионный вопрос надо решать. Требуются дополнительные средства для финансирования текущих дефицитов пенсионного фонда и увеличение выплат ежегодно на тысячу рублей. Т.е. это порядка 0,5 трлн рублей в год. Где их взять?

Первое решение — можно перераспределить статьи расходов в бюджете. Например, от такой статьи, как «национальная экономика» — это различные субсидии, дотации, помощь окологосударственным и государственным компаниям. Еще можно порезать силовой блок. Если поискать, то можно найти средства и для финансирования дефицита, и для увеличения пенсий. Но здесь возникает одна проблема, связанная с группами интересов. Мы знаем, что силовики обладают достаточно существенным влиянием в рамках внутренних элитных взаимодействий. Мы знаем, что госкомпании умеют лоббировать свои интересы и их очень редко по-настоящему трогают. Поэтому достаточно тяжело от этих статей расходов отнять кусок.

Второе решение — можно увеличить процент от заработной платы работника, который работодатель будет отчислять в пользу Пенсионного фонда РФ. Сейчас он находится на уровне 22%. Для увеличения доходов фонда можно было бы до 26% его поднять. И тут тоже возникает проблема. Дело в том, что работодатель и при текущем уровне пенсионных отчислений стремится уклониться от уплаты пенсионных взносов. Не потому, что он плохой, а потому, что в целом налоговая нагрузка на работника чрезвычайно высока. Если мы поднимаем процент пенсионных отчислений, мы только увеличиваем притягательность подобных практик. Правительство понимает, что в таком случае количество зарплат в конвертах только увеличится.

И наконец, третье, к чему все и пришли — повышение пенсионного возраста. За счет того, что пенсионный фонд будет снижать нагрузку с точки зрения количества населения, то и средний размер пенсий будет подниматься, и дефицит начнет сокращаться.

Фактически это не реформа. Это самое простое и прямое действие в лоб, которое только можно было совершить. У нас вообще в целом в рамках проведения политики обычно разрабатываются тактические меры в духе фразы маркизы де Помпадур: «После нас хоть потоп». Плюс ко всему это означает увеличение уровня налогообложения на каждого работающего, кто попадает под пенсионную реформу. В особенно неприятной ситуации окажутся те, кто попадает под восьмилетнее и пятилетнее увеличение выхода на пенсию. Это мера, которая способствует увеличению доходов фонда, но никаким образом не пытается существенно реформировать систему.

Правительство в плане пенсионной сферы уже достаточно себя дискредитировало — историями с накопительной частью пенсий, баллами, заморозкой и т.д. Хотя экономисты, разбирающиеся в этой сфере, предупреждали, что такая ситуация возникнет. У населения и так нет доверия относительно перехода на новые рельсы, на новый тип пенсионной системы, а правительство принимает подобные тактические меры и еще больше способствует росту социального негатива.


Статьи

Концерт «Зимавсегда», спектакль «Алые паруса», иллюзионное шоу

И другие события Краснодара 20 и 21 октября в обзоре Афиши Юга.ру

Статьи

«Ваша честь, десять адвокатов считают вас необъективным»

Что не так с судом над Михаилом Беньяшем?

Статьи

Танцевальные баттлы и лекция о раздельном сборе мусора

Чем заняться на выходных. Выбор Эволюции Юга.ру

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале