Адыгейский меценат предложил «ЕДОДОЙ-купол» в дар музею Коваленко. А что, так можно было?

20 августа меценат Руслан Ашхамахов заявил, что готов подарить «ЕДОДОЙ-купол» музею Коваленко.

Что случилось?

Осенью 2019 года краснодарский стрит-арт-проект «ЕДОДОЙ» запустил онлайн-аукцион в поддержку сайта «Медиазона». Единственным лотом был купол с надписью «ЕДОДОЙ». В торговле между меценатами Ником Морозом и Русланом Ашхамаховым победителем оказался адыгейский коллекционер искусства.

Вчера в своем фейсбуке Ашхамахов написал, что готов передать «ЕДОДОЙ-купол» Художественному музею имени Ф. А. Коваленко.

Диларам Садыкова

Диларам Садыкова

заведующая отделом учета, хранения и реставрации фондов музея имени Ф. А. Коваленко

В музей Коваленко вообще передают в дар объекты искусства?

«Для поступления работы в коллекцию Краснодарского художественного музея имени Ф. А. Коваленко художнику или другому частному лицу необходимо представить произведение для рассмотрения его на экспертной фондово-закупочной комиссии для определения его историко-культурной, художественной и музейной ценности. В комиссию входят ведущие специалисты музея.

Музей — живой организм, и он постоянно пополняется материалами о современных творческих процессах и — реже — произведениями XVIII–XIX веков, расширяя представления любителей классического искусства. Именно это позволяет музею оставаться институцией, аккумулирующей исторический опыт и обладающей духовными ресурсами. Так, например, сейчас мы работаем над научным описанием большой коллекции графики, подаренной музею участниками международного выставочного проекта "Фестиваль графики — UNI GRAPHICA 2019". Это 360 работ от 158 авторов из Мексики, Польши, Израиля, Бельгии, Греции, Италии, Кореи, Швеции, Нидерландов, Пуэрто-Рико, Канады и России. Среди них как именитые мастера, так и начинающие художники. Мы получили огромный материал, представляющий невероятное разнообразие способов постижения реальности, свободы и смелости самовыражения, личной позиции в творчестве и их воплощения в формах экспериментального и традиционного искусства. Все эти качества характерны для лучших образцов современного искусства», — сообщила заведующая отделом учета, хранения и реставрации фондов музея Диларам Садыкова.

Дмитрий Пиликин

Дмитрий Пиликин

историк искусства, научный сотрудник Санкт-Петербургского института исследования стрит-арта

Стоп, а «ЕДОДОЙ» — это искусство?

Похоже, что да. Вот что об этом говорит историк искусства, научный сотрудник Санкт-Петербургского института исследования стрит-арта Дмитрий Пиликин:

«Слава краснодарского уличного художника, выступающего под ником "ЕДОДОЙ", вышла уже далеко за пределы Краснодарского края. Об этом феномене рассуждают искусствоведы, лингвисты и поэты, потому что автор задевает сам принцип словообразования и игры со словом, который связан с русским поэтическим авангардом 1920–30-х годов (Велимиром Хлебниковым, Алексеем Крученых, Владимиром Маяковским, Даниилом Хармсом и обэриутами) — явлением, плотно вошедшим в историю мирового искусства. У Краснодарского края, который находится на границе разных культур и смешения разных языков и местных говоров, в этом направлении, пожалуй, есть свои приоритеты. Достаточно вспомнить трансфутуристов — Серея Сигея и Ры Никонову, которые еще в 1970–80-х годах издавали в Ейске журнал "Транспонанс" и сумели превратить этот небольшой город Краснодарского края в мировую мекку для европейских и американских поэтов, художников, музыкантов, лингвистов и переводчиков».

Елена Ищенко

Елена Ищенко

куратор ЦСИ «Типография»

Хорошо, «ЕДОДОЙ» — это искусство, но для музеев ли?

Этот вопрос портал Юга.ру задал куратору ЦСИ «Типография» Елене Ищенко.

«Что такое современный музей? Последнее определение, данное Международным советом музеев (ICOM), гласит: "Музеи — это пространства демократизации, инклюзии и полифонии мнений, созданные для критического осмысления и обсуждения прошлого и будущего. Изучая текущие конфликты и вызовы времени, музеи сохраняют для общества эталонные артефакты и предметы искусства, оберегают и передают следующим поколениям историческую память и обеспечивают равные права и равный доступ к культурному наследию для всех людей". Если следовать этой формулировке, становится ясно, что музей — место не только великих произведений искусства, проверенных временем. Это место для диалога и взаимодействия. В этом контексте важно, чтобы музей был открытым и постоянно пересматривал свою коллекцию и стратегии ее пополнения. Купол "ЕДОДОЯ" отражает важные для современности точки: во-первых, это произведение активно работающего уличного художника, который остается анонимным. Во‑вторых, эта работа сделана в поддержку «Медиазоны» — портала, борющегося с полицейским насилием и произволом. Ну и в-третьих, сам формат онлайн-аукциона, ставший популярным в последние годы, тоже требует фиксации и осмысления».

То есть уличное искусство уже уютно чувствует себя в музеях?

«Искусство стрит-арта было опознано большими музеями как значимый феномен еще в 1980-х годах, когда коллекция Нью-Йоркского музея современного искусства (MOMA) обогатилась произведениями Кейта Харринга и Мишеля Баскиа, но настоящий взрыв интереса к этому искусству возник в 2010 году после эпохальной выставки в британской галерее Тейт. С этих пор музеи один за другим стали делать выставки уличного искусства и присматривать работы в свои коллекции», — пояснил историк искусства Дмитрий Пиликин.

А что «Медиазона», в поддержку которой проходил аукцион?

«Медиазона» — интернет-проект, освещающий деятельность российских судов, правоохранительных органов и пенитенциарной системы в целом. В 2018 году на портале Юга.ру вышло большое интервью с главным редактором «Медиазоны» Сергеем Смирновым.

На этот раз Смирнов дал эксклюзивный комментарий Юга.ру по поводу проходившего аукциона и того, часто ли современные художники поддерживают «Медиазону»:

«Честно говоря, я не помню таких прецедентов. Нам очень приятно слышать об этом случае. Мы ничего сами для этого не делали и даже не знаем, как все это произошло. Наверное, художники знают о нашем фандрайзинге [большая часть финансирования "Медиазоны" идет от ежемесячных платежей читателей. Если вы хотите помочь проекту, то можете сделать это здесь. — Прим. Юга.ру]. Хотя, надо сказать, художники довольно редко как-то афишируют фандрайзинг "Медиазоны". Но это и не их задача. Помощь медиа и современным СМИ связана не с актуальным искусством, а, скорее, с неким гражданским шагом. Так что говорить о политизации или об аполитичности я не буду, искусство ничего не должно.

Скажу лишь, что мы, безусловно, рады, что в Краснодаре есть проект "ЕДОДОЙ", который обратил на нас внимание и сделал такой аукцион».

Елена Суховеева

Елена Суховеева

художник, искусствовед

Но не слишком ли «ЕДОДОЙ» радикален для музея Коваленко, на фасаде которого висит картина Квашуры с изображением казаков?

На этот счет с порталом Юга.ру своим мнением поделилась художник и искусствовед Елена Суховеева. Сейчас она совместно с Виктором Хмелем работает над проектом «Архив современного искусства Краснодара».

«Для музея этот дар очень необычный, наш музей несколько консервативен, у нас не так много сотрудников, которые с пониманием относятся к современному искусству и ко всем тем новшествам, которые происходят в нашем городе. У меня, по крайней мере, сложилось такое мнение. Но мне кажется, что со временем все это будет внедряться, потому что история создается через музей, а не только центры и исследования. Самый крупный музей у нас художественный — это музей Коваленко. И я считаю, что, так же как и "Русский музей" имеет отдел новейших течений современного искусства, так и наш музей мог бы иметь коллекцию, в которой хорошо бы смотрелся "ЕДОДОЙ-купол", сделанный, несомненно, очень интересным художником.

К тому же "ЕДОДОЙ" перекликается с русским авангардом, чья прекрасная коллекция есть в фондах музея Коваленко. Первый раз, когда я увидела это слово, я сразу вспомнила Велимира Хлебникова, новоизобретенный язык. И для меня в проекте "ЕДОДОЙ" очевидна отсылка к русскому авангарду, и поэтическому, и визуальному», — заключила Суховеева.

Так что, быть «ЕДОДОЮ» в музее Коваленко?

На этот вопрос через некоторое время ответит комиссия музея. Но опрошенные специалисты уверены, что если не сейчас, то в будущем «ЕДОДОЙ» займет свое законное место в коллекции музея Коваленко.

«Свои достижения надо ценить, а хорошие коллекции начинаются с точно обозначенной, оригинальной концепции и ее последовательного продвижения. Именно поэтому я считаю важным принять объект "ЕДОДОЯ" в коллекцию Краснодарского художественного музея им. Ф. А. Коваленко. Большие дела начинаются с малого», — отметил Пиликин.

Екатерина Данильян

Екатерина Данильян

куратор

Также специально для Юга.ру своим комментарием поделилась куратор Екатерина Данильян, работающая в музее:

«Сразу оговорюсь, что это мое частное мнение как независимого куратора, которое не отражает позицию музея. Но, раз вы спросили, могу отметить, что история постоянной экспозиции музея Коваленко — отличная иллюстрация того, что не всякое искусство сразу воспринимается и принимается современниками. Работы передвижников и особенно работы авангардистов, которые считаются сейчас визитной карточкой музея, имеют сложную историю неприятия всеми — как обществом, чьему вкусу они раздавали бесконечные пощечины, так и художественным истеблишментом.

Но авангардное искусство умеет прорастать сквозь асфальт. И вот уже в 20-х годах в провинциальном Краснодаре выставлялись такие крупные представители левого искусства, как Розанова, Экстер, Филонов, Малевич и многие другие.

Тьерри де Дюв писал, что настоящее искусство возникает только при встрече зрителя с художественным произведением, поэтому остается надеяться, что скоро настанет время, когда встреча с "ЕДОДОЕМ" в стенах музея станет такой же тихой повседневностью, как и встречи с работами Кончаловского, Кандинского, Малевича. Уверена, что современники распознают в пощечинах "ЕДОДОЯ" настоящее искусство, так же как это сделали их соотечественники сто лет назад.

И, на мой взгляд, важно отметить, что когда-то именно черкес Батырбек Шарданов предоставил место в своем новом доме для первой картинной галереи на Северном Кавказе, и очень символично, что спустя более ста лет новый продолжатель черкесского меценатства передает в дар одно из своих коллекционных произведений».

Что такое «ЕДОДОЙ»?

«ЕДОДОЙ» — слово из хоссонитского языка, придуманного поэтом Валерием Нугатовым в рамках фейсбук-проекта Aslan Rachidovitch Oussoyan. Об этих надписях, о тех, кто за ними стоит, а также о хоссонитском языке и проекте Валерия Нугатова можно прочесть здесь.

Комментарии порталу «Юга.ру» «ЕДОДОЙ» давал в мужском и женском роде — предположительно, это группа стрит-артистов или осознанная мистификация.

Как писали Юга.ру, весной прошлого года «ЕДОДОЙ» сделал арт-объект возле скульптуры Виктора Линского «Столпы». На добавленном «ЕДОДОЕМ» столпе были изображены полицейские автомобили, дубинки, крысы и наручники — так «ЕДОДОЙ» выражал свое возмущение тем, что перед открытием скульптуры Виктор Линский вызвал полицию, когда «ЕДОДОЙ» делал надпись на деревьях возле «Столпов».

Также «ЕДОДОЙ» проводил альтернативный «Тотальный диктант» — на хоссонитском языке, писал огромными буквами «ЕДОДОЙ» на мосту у аэропорта, выступал в защиту Ивана Голунова, свешивал баннер с кинотеатра «Аврора», обвиняя Сергея Галицкого в демонтаже троллейбусной сети на ул. Красной.

В конце весны «ЕДОДОЙ» заложил записку со словом «ЕДОДОЙ» в иерусалимскую Стену Плача — этот жест авторы приурочили к 20-летию фильма «Любовное настроение», который заканчивается похожей сценой.

В августе санкт-петербургское издательство Invalid Books выпустило книгу о «ЕДОДОЕ».

 

А что об этом думает сам «ЕДОДОЙ»?

В инстаграм-аккаунте «ЕДОДОЙ» дал комментарий порталу Юга.ру на хоссонитском языке: «ХВОЙВВОЛЕННЬХО ННЭ ХХОЙНТРЭТЭНЬКО ХЗТОЙТЕ. ХЛЮБП ЕЙЗХУЙЗДВА ЕЛЛЭ ШО?»

«Люди стали больше ценить то, что у них есть»

Психиатр рассказала, как пандемия коронавируса повлияла на россиян

Партнерский

Видеосалон, Пеппер, Бюро

Артур Сергеев — о том, как открывать бары

Реклама на портале