Почему электросамокаты стали проблемой и как ее решить. Что говорят власти и пользователи

Популярность электросамокатов настолько выросла, что превратилась в серьезную проблему: их стихийные парковки загромождают тротуары, а пользователи провоцируют всё больше несчастных случаев.

Как регулировать движение? Нужно ли вводить ограничения и какие именно? Юга.ру обсудили тему с чиновниками, правоохранителями, врачами, активистами и владельцами самокатов.

Электросамокатизация всей страны

Электросамокаты — это, вероятно, самый быстрорастущий сегмент транспорта прямо сейчас: издатель тематического портала «Трушеринг» посчитал, что за один календарный год парк российских сервисов проката вырос в 8,5 раз — до 85 тыс. штук. Если добавить те, что находятся в частном владении, то можно натурально сбиться со счета, поскольку на учет полагается ставить только электросамокаты мощностью выше 250 Ватт.

В Краснодарском крае это вид транспорта тоже полюбили: пробки и теплый климат делают самокаты прекрасной альтернативой автомобилю. Сейчас на Кубани работает около 20 организаций, занимающихся шерингом электросамокатов. Пять из них — в Краснодаре. По данным мэрии, на этих пяти сервисах зарегистрированы около 200 тыс. горожан.

Казалось бы, надо радоваться: развивается экологичный транспорт, который разгружает автомагистрали. Но есть и обратная сторона. Так, только за лето 2019 года в столкновениях с автомобилями пострадали как минимум четверо жителей края, управлявших электросамокатами: краснодарка, краснодарец и двое сочинцев.

Летом 2020 года в парке «Краснодар» с электросамоката упал 12-летний мальчик, которого в тяжелом состоянии увезли в больницу. Интересно, что произошло это через месяц после того, как на территории парка полностью запретили передвижение на самокатах любого типа.

«У меня было минимум три пациента с оскольчатыми внутрисуставными переломами в результате падения с самокатов, — рассказывает Андрей Аристов, хирург-ортопед и травматолог Клиники Екатерининская. — Для пилотов такого транспорта при ДТП характерны те же травмы, что для мотоциклистов: переломы лучевых костей, запястий, пальцев, травмы головы и шейного отдела позвоночника. Электросамокаты особенно опасны тем, что колеса у них маленькие, так что любое препятствие представляет потенциальную угрозу. При этом люди, как правило, передвигаются на них стоя». По приблизительной оценке травматолога, количество несчастных случаев и травм растет по мере роста популярности электросамокатов.

Аналогичное мнение в конце мая высказал и мэр Краснодара Евгений Первышов.

Почему самокат считается пешеходом

Как пояснили порталу Юга.ру в пресс-службе краевого ГУ МВД, «на Кубани, как и по всей стране, электросамокаты мощностью до 250W приравниваются к категории «пешеход». Только если мощность более 250W — приравниваем к мопеду. Лишь тогда начинают действовать ПДД, как для других транспортных средств».

В пресс-службе краевой Госавтоинспекции нам подтвердили: статистики по нарушениям и несчастным случаям, связанным с самокатами, нет. «Если на улице столкнутся два пешехода, никто не будет составлять протокол. И правила простые: они должны передвигаться по тротуарам, велосипедным дорожкам, максимум — по обочине навстречу потоку движения. Если же самокат мощный, то правила — как для мопедов, включая обязательное наличие открытой категории водительских прав М», — уточнили в ведомстве.

Для большего охвата аудитории шеринги используют самокаты малой мощности. Но даже такие агрегаты развивают приличную скорость: 30–35 км/ч.

Краснодарец Олег Безлюдный, который уже давно пользуется самокатами, удивлен отсутствием контроля со стороны автоинспекции: «Регулировать нужно все, что едет со скоростью более 20 км/ч, — уверен он. — Школьников вообще законодательно надо изолировать от самокатов. Управлять ими должны люди, которые понимают все риски. Даже на низкой скорости можно убиться. Я не говорю, что нужно ввести водительские права для маломощных самокатов. Но хотя бы возраст водителей ограничить следует».

Ни одного закона пока что не готово

Поправки к ПДД, касающиеся средств индивидуальной мобильности (СИМ) — самокатов, гироскутеров и тому подобного, — в Минтрансе РФ готовят еще с 2019 года. Но в феврале 2021-го проект снова не удалось утвердить, его отправили на дальнейшую доработку.

Однако тема ограничений обсуждается всё активнее, и сложно сомневаться, что СИМ вот-вот попадут под жесткий госконтроль. Кое-где уже началось: с 3 июня в Санкт-Петербурге идут массовые обыски в офисах компаний-прокатчиков.

В Краснодарском краевом департаменте потребительской сферы в начале июня тоже выступили с заявлением: их специалисты проанализировали ситуацию в регионе, обнаружили множество нарушений (хаотичное расположение пунктов проката, отсутствие парковок, несоблюдение пользователями правил дорожного движения) и предложили поменять местный закон «Об административных правонарушениях». Но этот проект изменений пока тоже находится на стадии согласования. А пока что власти региона рекомендовали муниципалитетам создавать собственные правовые акты для регулирования на местах и напрямую взаимодействовать с прокатчиками.

В Геленджике уже разработали регламенты по размещению прокатных пунктов и по ограничению до 12 км/ч (в отдельных зонах — 8 км/ч). То же самое сделали в Сочи, установив лимит скорости в 15–20 км/ч. В Анапе властям удалось договориться с одним прокатчиком об ограничении скорости движения электросамокатов по набережным до 10 км/ч, в городе — до 20 км/ч.

Однако полностью решить проблему на уровне муниципалитетов нельзя, считает мэр Краснодара Евгений Первышов: «Кто и как будет контролировать соблюдение этих ограничений? Уверен, регулирование надо осуществлять на федеральном уровне. Для этого необходимы единые регламенты, которых до сих пор нет».

В Краснодаре сервис Whoosh ввел скоростные ограничения для своих устройств. Это реализуется через систему геолокации: можно установить зоны, где скорость ограничивается неким выбранным значением (например, парки, оживленные пешеходные маршруты) и где мотор полностью глушится (железнодорожные пути, аэропорты и тому подобное).

Мэр Краснодара призвал остальных прокатчиков последовать этому примеру, поручил утвердить регламенты благоустройства станций проката и пообещал помочь с разработкой схем ограничения скорости в разных районах. Также он добавил, что единую сеть велодорожек уже разрабатывают.

Как сообщил редакции Юга.ру вице-мэр Артем Доронин, сроки реализации этих инициатив пока назвать сложно. «По поручению главы мы изучаем опыт городов, которые уже разработали собственные регламенты урегулирования движения электросамокатов. И решаем, как упорядочить работу шеринга самокатов и велошеринга. Этот регламент определит точки и порядок размещения станций проката», — рассказал Доронин, который, к слову, сам любит прокатиться на электросамокате.

А надо ли регулировать?

Краснодарец Вадим Вовко не видит серьезных проблем с СИМ и считает, что дополнительно регламентировать ничего не надо, ситуация рядовая, такая же, как с велосипедами — в меру опасно, в меру комфортно: «Безопасность зависит от водителя самоката в первую очередь. Нужно придерживаться золотого правила: ехать так, будто всё вокруг пытается тебя убить. Когда я вижу пешеходов — еду медленно и максимально предсказуемо, готовлюсь к самым непредсказуемым маневрам людей».

Еще один краснодарский самокатчик, Максим Зайков, предлагает властям думать не столько о регулировании, сколько о смене приоритетов: «Надо бросить силы на создание инфраструктуры для легких средств передвижения. Если бы ездить на самокатах и велосипедах стало комфортно и безопасно, уверен, на них пересели бы две трети автомобилистов, чтобы не стоять в пробках».

Городской активист и создатель велошеринга Lucky Bike Константин Трудик тоже призывает сосредоточиться на качественном изменении городской инфраструктуры:

«В свое время Краснодар не был готов к росту числа автомобилей, потом — к росту населения, теперь он не готов к самокатам и велосипедам. Но городам всегда надо приспосабливаться к происходящим изменениям. По меньшей мере, надо реализовывать все планы по созданию велодорожек и выделить полосы для автобусов, троллейбусов и маршрутных такси. А еще нам нужен комплекс мер под названием Vision Zero, — продолжает Константин. — Это международная программа по повышению безопасности движения и снижению смертности в дорожно-транспортных происшествиях. Она подразумевает тщательный анализ всех ДТП, снижение скорости в городе, успокоение трафика, создание широких тротуаров, уменьшение радиуса поворотов автомобилей, внедрение островков безопасности, сужение проезжей части и так далее. В конечном итоге Vision Zero позволяет снизить смертность на дорогах до нуля. Метод давно применяют в Норвегии, Швеции, Швейцарии и ряде других стран».

По мнению Трудика, такая программа способна оказывать мощный эффект на экономику городов. Улучшится транспортная доступность, повысится безопасность на дорогах и мобильность населения. Инвестиционная привлекательность Краснодара возрастет и, как следствие, повысится благосостояние горожан. А проблема с электросамокатами — это просто ещё один повод вспомнить о том, что сами по себе регламенты, штрафы и ограничения — максимум лечение симптомов, а не самой болезни.