Как концепция «Зеленый код» заботится о природе и туристах

В апреле курорт «Роза Хутор» презентовал концепцию «Зеленый код» на конференции Green Building 2021.

Как связаны забота об окружающей среде и туризм, природные богатства и осознанность бизнеса, Юга.ру обсудили эти актуальные вопросы с экспертным сообществом и инициатором проекта. А главное — как сохранить хрупкую экосистему, сэкономить на этом и что в итоге даст курорт туристам со всей России?

Темы разговора:

— развитие туризма на особо охраняемых природных территориях;
— почему экологичность не пиар, но эффективная бизнес-стратегия;
— что и как создадут на «Роза Хутор» по «Зеленому коду».

Участники беседы:

Особо охраняемые природные территории и бизнес. Как обстоят дела в России и других странах

В РФ 2,4 млн кв. км особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Это сопоставимо с площадью ООПТ в США и в разы и десятки раз больше, чем в других странах, славящихся развитой индустрией туризма в национальных парках. Но посетителей ООПТ в РФ значительно меньше.

Дмитрий Березуцкий

Дмитрий Березуцкий

RuGBC

Дмитрий Березуцкий выделяет концепции ООПТ в США, Канаде, ЮАР и Австралии. Методы управления ООПТ в Норвегии и Финляндии также отличаются бережным подходом и легче адаптируются под реалии РФ. Но в отличие от зарубежных, в большинстве отечественных нацпарков у гостей нет гарантий увидеть зверей в дикой природе. Березуцкий считает такую возможность ключевой в привлекательности природного туризма — как дополнительный природоохранный фактор.

На это и ориентируется «Роза Хутор». Курорт расположен в Сочинском нацпарке, где обитают настоящие хозяева этих мест. На лесном склоне над Роза Долиной — косули, на прибрежных террасах повыше — олени, в субальпийских горных цирках — серны. Чтобы помочь копытным многоснежной зимой, сотрудники курорта закладывают солонцы, мастерят кормушки, разносят корм и наблюдают за четвероногими соседями по фотоловушкам.

Дмитрий Колосов

Дмитрий Колосов

«Роза Хутор»

Дмитрий Колосов пояснил, что помимо поддержки диких животных это помогает лучше изучить природу гор: «Мы должны сохранять ее, ведь именно для встречи с ней и приезжают наши гости».

В 2020 году Агентство стратегических инициатив приняло более 500 заявок на конкурс проектов туристских кластеров, захватывающих ООПТ и прилегающие районы. RuGBC поддержал конкурс в качестве экспертной организации. Дмитрий Березуцкий рассказал, что ответственных и качественных проектов много, но часто до локаций сложно добраться.

Наталья Данилина

Наталья Данилина

«Заповедное посольство»

Наталья Данилина добавила, что развитие туризма зависит от разных видов ООПТ. Например, «Югыд ва» в Коми — огромный массив под 19 тыс. кв. км. А есть «Мещера» во Владимирской области — 1189 кв. км, а вокруг густонаселенные районы, значит, и туризм там должен развиваться по-разному.

Законодательство РФ для развития туризма на ООПТ

По мнению Натальи Данилиной, страна не выучила уроки прошлого и поздно отвечает на запрос общества в сфере природной рекреации и туризма на ООПТ. Но для развития этого сегмента туриндустрии нет ни законодательной базы, ни государственной стратегии. «Поэтому мы движемся методом проб и ошибок, а любые негативные события звучат громче», — заключила Данилина.

В пример она ставит Хохе Тауэрн — нацпарк Австрии: «Там развивается и сельскохозяйственный, и гостиничный, и ресторанный бизнес. Они тесно взаимодействуют с парком по договоренностям. В их регулировании большую роль играет государство, которое даже дотирует сельхозпроизводителей».

Дмитрий Колосов согласен с тем, что отраслевое законодательство не способствует развитию: «Качество отраслевых институтов удручающее, правовая культура низкая, доминируют настроения из разряда «как бы чего не вышло». Но ситуация изменится из-за повышенного спроса на комфортные и доступные путешествия внутри страны, на активный туризм и природную рекреацию. К тому же свежи воспоминания о массовом характере советского туристского движения».

Наталья Данилина считает, что бизнес может достичь экологической ответственности и без контроля государства, но федеральные ООПТ все равно в ведении Минприроды РФ, так что государство априори участник этого процесса. «Вряд ли оно будет его лидером или инициатором, но участвовать оно обязано», — заключила президент «Заповедного посольства».

Зачем зеленые стандарты курорту и стране в целом? Как они помогут бизнесу?

Скептики считают, что тренд на экологичность — это лишь этап консьюмеризма, который не способен, да и не должен решать реальные экопроблемы. Но Дмитрий Колосов убежден, что лучше рыночной экономики ничего нет: «Не отрицая ее минусы, отметим важное преимущество: прогресс опирается на точку пересечения спроса и предложения. Растущий спрос на природную рекреацию вдали от суеты городов — это долгосрочная тенденция, развивающаяся наряду со стремлением к здоровому образу жизни и растущей ответственностью за будущее наших детей».

«Не стоит рассчитывать, что человек на отдыхе потратит много сил и времени на охрану природы. Не будет мусорить, ломать ветки и пугать животных — уже хорошо. А вот на то, что все больше людей будет голосовать кошельком за качественные природно-туристские продукты, надо не просто рассчитывать — на этом надо строить бизнес-модели и развитие нацпарков», — сказал Дмитрий Колосов.

О зеленых стандартах заявили и другие курорты в горах Сочи. И поскольку речь о более масштабных и сложных объектах, Дмитрий Колосов считает, что их создание будет стимулировать прогресс и поиск инновационных решений.

«Мировоззрение меняется медленно, потребуется куда больше 5–10 лет. Сначала сократятся конфликты между участниками. Потом можно ждать успехов в сохранении экосистем и роста популяций уязвимых видов. Тут нужен постоянный мониторинг, ведь недостаточно вести дело по установленным правилам — надо отслеживать, как это работает», — объяснила Наталья Данилина.

На изменение мировоззрения Дмитрий Колосов смотрит с оптимизмом: «Надо думать не об ответственности гостей, но об условиях, в которых они смогут или не смогут ее проявить. Так, мы предупреждаем гостей номеров, что горничные смогут раздельно собрать ПЭТ-бутылки, если те не смешать с остальным мусором в урне. И мы видим, что гости оставляют их на полу или на столе».

Как раздельный сбор мусора экономит миллионы:

Но на общей территории контейнеры для раздельного сбора ставить смысла нет, поскольку там чистое вторсырье не получить, даже пуская на курорт только с научными степенями. «Да и сортировку условно чистого потока отходов в таком масштабе мы пока позволить себе не можем, а на уровне городского хозяйства ее еще нет», — пояснил Колосов.

Как курорт планирует использовать «Зеленый код»?

Осенью 2020 года курорт объявил среднесрочный план развития горно-туристской дестинации. В ней создается новый для РФ туристский опыт — будет создана сеть активно-туристских маршрутов и глэмпингов в горах на расстоянии дневного пешего перехода.

В ближайшие годы вокруг курорта появится шесть глэмпингов. «Это инфраструктура для людей, планирующих прогулки и походы в дикие места или к природным достопримечательностям. Вместе с ними мы думаем об экологическом следе туризма и о сохранении природы. Этому и должен послужить «Зеленый код», — объяснил Дмитрий Колосов.

Арсений Ольговский

Арсений Ольговский

«Васта Дискавери»

Архитектор Арсений Ольговский сказал, что такой проект будет учитывать движение солнца и воздуха для создания приятного и полезного микроклимата в зданиях и обеспечит прекрасные видовые характеристики всем жилым модулям.

По его словам, у всех объектов минимальная площадь пятна застройки. Среднее соотношение площади отельной инфраструктуры на посетителя — 25–30 кв. метров на гостя, здесь его удалось снизить до 14 кв. м на гостя. Это почти вдвое снижает и капитальные затраты, и физические ресурсы. Для сборки не нужна громоздкая строительная техника — почти все монтируется вручную. Самый маленький модуль занимает 18 кв. метров, и в нем могут комфортно разместиться четыре человека, например, семья с двумя детьми.

Компактность соблюдена и в инженерных коммуникациях. Их прокладывают там же, где ведут проезды или тропы. Так профиль дороги не растет в ширину. Например, геоколлекторы теплового насоса размещены под обочиной грунтовых дорог. Сами маршруты сохраняют естественные перепады высот, а дорожки специально проектируют «живыми».

Посадка объектов на местности учитывает ее рельефные и видовые особенности. Проектировщики несколько раз выезжают на натуру вынести объекты для корректировки их позиций. Модули не затеняют участок и не перекрывают виды друг другу благодаря каскадному многоэтапному планированию, в котором проводится анализ вертикального сечения рельефа и проверка визуальных осей и раскрытий зданий.

Каждый модуль имеет полностью стеклянную стену. Через такое окно-картину поступает солнечный свет. При этом оно значительно заглублено, чтобы солнце в зените не перегревало помещение. В модулях есть и другие окна, так что везде есть естественный свет и хорошее проветривание.

Конструктив, фасад, интерьер, мебель — все из дерева и обработано экологически чистыми составами на водной основе. Отделка по «Зеленому коду» не допускает фенолсодержащие, гипсовые смеси и алкидные краски — в таких зданиях нет аллергии на мелкодисперсную пыль от стройматериалов.

«Эксплуатация будет дешевле, инсоляция дезинфицирует помещения, а посетителю может показаться, что объект находился здесь всегда — настолько органично он будет встроен в ландшафт», — резюмирует Ольговский.

На вопрос о том, как проследить, чтобы зеленые архитектурные планы не остались только на бумаге, Ольговский ответил так:«Зеленые технологии интегрируются в проект уже в начале его разработки: это не опция и не надстройка — все взаимосвязано.Нельзя сделать энергоэффективным любой дом: можно что-то улучшить, но существенный эффект достижим только комплексным проектированием. Представьте дом, у которого все окна на север — в нем постоянно холодно и мало света. Современные технологии помогут с этим, но целесообразнее было бы изначально проанализировать ситуацию и задачи для формирования той компоновочной схемы, которая даст сбалансированный результат соединением архитектуры и инженерии».

«Чтобы быть в тренде, ты должен менять среду вокруг»:

«Само строительство и выбор технологий ведется так, чтобы природа могла восстановиться как можно быстрее, а потом замена элементов зданий была проще и задействовала возобновляемые источники или вторсырье», — заключил архитектор.

Зачем нужен «Зеленый код» и как он работает?

Курорт «Роза хутор» формулирует «Зеленый код», чтобы сообщать исполнителю подробное описание ожиданий от качества проекта и его реализации. Документ оставляет выбор степени соответствия критериям, от чего зависит оценка. Колосов убежден, что оценочный подход в управлении качеством смещает акцент от кнута к прянику.

Заслужить пряник надо по двум группам критериев — для проектирования и для строительства. В первой оценивается выбор места, формирование генплана, архитектурное проектирование и определение инженерно-технических решений. В строительстве оценка делится по средам: охрана земель, водоемов, воздуха, флоры и фауны, управление отходами.

За соответствие критериям курорт начисляет исполнителю баллы. Для проектирования 91 критерий, в каждом — по 2–3 индикатора для гибкости оценки. Для строительства 69 критериев без индикаторов, так что оценка жесткая — да/нет, без «почти» или «наполовину». В проектировании можно набрать 150–304 балла, а в строительстве — 80–159 баллов и выше. Значения ниже не принимаются.

В рассматриваемых диапазонах четыре ступени — бронза, серебро, золото и платина. Если исполнитель стремится к платиновому уровню, то он дорожит каждым баллом, что точно улучшит результат.Дмитрий Колосов отметил: пока обязательного рубежа нет. Но как только появится опыт, курорт намерен поднимать планку.

На «Зеленый код» нет отдельного бюджета.Колосов объясняет это так: стандарт призван не увеличить расходы, но, напротив, оптимизировать сметы строительства и эксплуатации.

«Чтобы спасти природу, делают ООПТ. Но потом там вообще ничего нельзя»:

Разработка «Зеленого кода»

В разработке кода курорт ориентировался на известную модель: «Оценочный подход к управлению качеством давно и широко применяется в строительстве. В РФ он получил мощный импульс в подготовке к Олимпиаде 2014 года, а курорт «Роза Хутор» стал примером ее долгоиграющего наследия».

Тем не менее, по словам Колосова,в РФ оценочный подход продолжают чаще применять для офисной и жилой недвижимости, реже — в индустрии гостеприимства.«Так как мы развиваем новый для страны сегмент природный туризм и туризм на ООПТ, формировать лучший пример выпало нам», — заявил Колосов, пообещав делиться опытом.

Березуцкий добавил: «Чтобы сделать этот пример полезным для растущего природно-туристского рынка, нужны экспертные слушания, сбор обратной связи, студенческие исследования. У нашего совета есть опыт в адаптации зарубежных зеленых стандартов, мы участвуем в создании российских национальных зеленых стандартов, куда может войти и результат инициативы по созданию «Зеленого кода».

При этом я уверен:когда «Роза Хутор» доработает и вынесет код на обсуждение, там будут не только аплодисменты.Но это нормально, и все конструктивное надо обязательно учесть и отработать. Для этого правила и обсуждаются — чтобы все смогли найти общий язык».

Лента новостей

Шпионский Краснодар, прогулка на сапах по реке, новая профессия
Сегодня, 12:13
Шпионский Краснодар, прогулка на сапах по реке, новая профессия
9 идей, куда пойти с ребенком в Краснодаре
Всероссийская перепись населения
20 октября, 08:20
Всероссийская перепись населения
Как пройти перепись онлайн, зачем это вообще нужно, как отличить переписчика и как указать свою национальность