"Записки Рябцева": Рассказ участника резни в Кущевской

Вячеслав Рябцев, один из фигурантов уголовного дела о массовом убийстве в станице Кущевской осенью 2010 года, передал в редакцию "Новой газеты" рукопись со своей версией событий.

Напомним, 5 ноября 2010 года в ст. Кущевской Краснодарского края в доме местного фермера Серевера Аметова были обнаружены тела 12 человек, в т.ч. четырех детей. Организатором убийства считается глава местной криминальной группировки Сергей Цапок, задержанный 15 ноября в Ростовской области. Всего по делу о массовом убийстве были арестованы более 10 человек. 

Двое подозреваемых членов банды "цапков" — Владимир Алексеев (по кличке Беспредел) и Вячеслав Рябцев (по кличке Буба) — были задержаны  в 2010 году правоохранительными органами Украины в городе Бердянске Запорожской области. 9 февраля 2011 года Рябцев был экстрадирован в Россию и доставлен в Краснодарский край для проведения следственных действий. 11 марта по требованию Генеральной прокуратуры РФ компетентные органы Украины передали России и В. Алексеева. 

Имя Владислава Рябцева как наиболее активного члена банды "цапков" упоминалось еще в справке, подготовленной начальником Кущевского РОВД, полковником милиции Павлом Корниенко в июне 2009 года. До своего ареста он занимал должность заместителя директора  ЧОП "Центурион-Плюс" — агентства, созданного для охраны бизнеса семейного клана Цапков. По данным следствия, в последние годы Бубу назначили "смотрящим" по Ленинградскому району, граничащему с Кущевским.

По информации правоохранительных органов, Вячеслав Рябцев по кличке "Буба" был приближенным первого главаря банды Цапков "Коли-Сумасшедшего" (брата Сергея Цапка). В конце октября 2002 года он находился рядом с Николаем Цапком в момент покушения. Ранения Рябцева оказались неопасными, он выжил и полностью поправился, тогда как Н. Цапок от полученных ранений скончался. 

В ходе следствия В. Рябцев пошел на досудебную сделку. Он обвинялся по нескольким эпизодам: участие в убийстве жителя Кущевской Леонида Кадяна; участие в приготовлении к убийству предпринимателя Александра Строкуна, которому в итоге удалось скрыться; разбойное нападение на жительницу станицы Канеловская Досю Новицкую; покушении на убийство предпринимателя Сергея Бегиджанова, убийство его охранника и внука. 

При этом следствие полагает, что Вячеслав Рябцев лично не принимал участия в резне в доме Аметовых, однако доставал оружие и затем скрывал улики. Дело Рябцева рассматривалось в особом порядке, подсудимый признал свою вину и принес извинения. 

12 апреля 2012 года Краснодарский краевой суд приговорил В. Рябцева,  обвиняемого по шести статьям Уголовного кодекса, к 20 годам лишения свободы. Первые 10 лет он должен отбывать  в колонии строгого режима, а остальные в тюрьме. Кроме того, подсудимый сверх назначенного срока получил два года ограничения свободы.

Свой рассказ о том, как готовилось убийство в доме Аметова, В. Рябцев передал в редакцию "Новой газеты". В записках, сделанных им в СИЗО, он также рассказывает о постоянных пытках и выбивании признательных показаний. 
— Мы решили напечатать этот документ: рассказ о годах, проведенных с бандой, о следствии и суде, — прокомментировали в отделе расследований "Новой". —  Делаем это с некоторыми сокращениями, необходимой стилистической правкой и осознанием того, что этот текст должен восприниматься критично, поскольку вряд ли все факты, изложенные здесь, заслуживают полного доверия.

 

Приводим фрагмент "Записок Рябцева", касающийся его взаимоотношений с главарем банды Сергеем Цапком и роли в жестоком массовом убийстве.

***

Я сел в машину и подумал поехать в офис, покурить кальян. Но нет, не бывает все хорошо. На мобильном заиграла мелодия "Дон Корлеоне". Только эта музыка уже вызывала у меня что-то близкое к приступу паники.

— Добрый вечер, Сергей Викторович, — заискивающе сказал я, чтобы скрыть свое раздражение.

— Привет, Слава, ты где? — спросил Цапок.  

— На работе, контролирую уборку сахарной свеклы.

Я не смог по интонации определить, в каком он настроении, поэтому на всякий случай засыпал его цифрами, сводками по урожайности, тем более что похвастать было чем.

— Хорошо, хорошо, я понял, я сейчас еду в Кущевку, давай и ты выезжай, покурим кальян, и все как раз расскажешь.

Мне было бы куда приятней по телефону, но ответил:

— Да, хорошо.

Я расстроился. Нормальная перспектива? Проехать до Кущевки и обратно в общей сложности 100 километров ради того, чтобы покурить кальян в обществе Цапка. Меня это раздражает, бесит, потому что с ним мне приходится быть другим человеком, притворяться. Он действует на меня как кобра на мышь. Я вспомнил один наш разговор с ним наедине. Долго я готовился. Тема была для меня опасная. Я уже понял, что отговорить его от планов мести невозможно, сам он не передумает. Мне хотелось быть подальше от всего этого. Я осторожно завел тему:

— Сергей, делами криминальными должен заниматься кто-нибудь один. Не толпой, и уж тем более без твоего участия. Тебе нельзя ставить себя в опасность. Вдруг что — кто пацанам поможет? Ты не имеешь права собой рисковать. У тебя положение в обществе, деньги, связи, власть. Пусть кто-то один, у кого это получается, и исполняет. А ты должен оставаться с незапятнанной репутацией бизнесмена.

Цель моего разговора была вывести себя из планов Цапка хоть каким способом. Я хочу работать, и не в должности штатного киллера. Но попытался преподнести это как заботу о нем.

Но разговор пошел не по моему сценарию и оказался краток.

— Этим одним хочешь быть ты?

— Боюсь, что мне это не по силам.

— Вот и разобрались. Тогда не умничай, просто делай, что я тебе говорю, и все будет хорошо, — сказал он с ехидной улыбочкой. Понял, чего я добивался.

До дома Цапка оставалось ехать 5 минут. Ну сил больше нет его терпеть. Где выход из этого? Есть один. Завалить его. Все равно заставит кого-нибудь убить. Так может, лучше его? А что? Стволы у меня… Пожалуй, это решило бы все мои проблемы, и не только мои, блин. Я прислушался к себе, попытался настроиться на эту мысль, но быстро сдулся. Нет, не смогу я вот так просто нажать на курок. А жаль.

Я зашел в дом родителей Цапка в Кущевке. Мы поздоровались с Сергеем, покурили кальян, я рассказал все о работе и засобирался под предлогом, что без присмотра уборочный комплекс надолго оставлять нельзя. На прощание он мне сказал:

— Слава, привези завтра к шести вечера три пистолета, — он сделал паузу, — только смотри, ничего не порань себе случайно. Сразу говорю, с нами не пойдешь, понял?

— Понял, Сергей, — мне удалось скрыть перемену своего настроения. Его последняя фраза хоть и не очень, но все же утешала.

Куда они берут стволы? В прошлый раз вроде никого не убили, по крайней мере шума в станице никакого не было.

Вечером я достал из тайника стволы. Сижу в комнате отдыха у себя на работе, протираю. Вокруг здания много больших деревьев: ива, орех, тополя, вишни. Птиц очень много, по утрам красиво поют. Залетела одна как-то в коридор. Маленькая. Я поймал ее, вышел на улицу, разжал руку, а она не улетает. Сидит на ладони и смотрит на меня. Мне стало интересно. Я достал телефон и сфотографировал ее. Потом второй раз, а она сидит, не улетает. Я сделал движение рукой вверх, только тогда она улетела. На мой взгляд, очень красиво вокруг. Все в моей жизни меня устраивает: работа, семья, дети, да много еще чего хорошего. Почему я не могу решить всего одну проблему: чтобы Цапок оставил меня в покое?

Я собрал стволы и поехал в Кущевку к своему дому.

В 18.00 я заехал во двор своего дома. Набрал на мобильном Цапку.

— Я на месте.

— Хорошо, жди.

Зашел на кухню, сел перед телевизором, но мысли были далеко от экрана. Как-то тревожно мне — плохое предчувствие. Там я и сидел, когда зашли Цапок, Быков, Алексеев, Черных и Карпенко. Я не слышал, как они заехали во двор.

— О, Слава целый сегодня, а всего лишь сказал, что с нами он не пойдет, — насмехался Цапок. Они все тоже усмехнулись. Ну да — это же Серый пошутил, как не засмеяться. А мне не смешно.

— Все привез?

— Да.

— Хорошо, Вова, неси вещи. Ты иди, поменяй номера на тачке, — обратился он к Карпенко.

Вова достал вещи из пакетов, и парни начали переодеваться во все черное. Я вышел в ванную комнату. Мне стало нехорошо, я умылся холодной водой. Ног не чувствую. А если Цапок передумает и потащит с собой? Собрался с мыслями. Как бы там ни было, валить я никого не стану. И будь что будет. Я вернулся в зал. Парни уже переоделись.

— Сергей, я уже могу уехать?

Он пристально посмотрел на меня.

— Да нет, умник, ты здесь ждать будешь и после заберешь стволы.

Я не рискнул уточнить — после чего, но вскоре ситуация прояснилась.

— Так, пацаны, заходим в дом Аметова, маски не снимаем, нам нужен он и его сын. Всех остальных закрываем где-нибудь. После я задам несколько вопросов насчет Николая (брат Сергея Цапка, убитый в 2002 году). Валим их обоих и сразу уходим. Когда зайдем, сделаем так, чтобы остальные думали, что это грабеж. Стрелять только в крайнем случае. Андрей и Вова, берите стволы, третий у меня, — раздавал Цапок инструкции.

Я разглядывал их лица. Андрей непроницаем, Алексеев взволнован, но с собачьей преданностью смотрит на Цапка, Карпенко выглядит испуганным, хоть и пытается это скрыть. Черных сидит отрешенно. Никто не задает вопросов, все просто слушают.

— Слава, пошли с нами, у нас есть еще один комплект одежды, — обратился ко мне Алексеев. Сам бы он не додумался, я знаю, откуда ветер дует, поэтому ответил, глядя на Цапка:

— Нет.

— Ладно, всё, поехали, — скомандовал Цапок, и они вышли.

Я остался один. Капец. Взялся за телефон, ладони мокрые. Блин, как звонить с мобильного ментам? Пока соображал, понял, что это не вариант, — отследить звонок ничего не стоит. Заметался. Не знаю, сколько прошло времени и я услышал звук заезжающей во двор машины. Я вышел на крыльцо. Пацаны вылезали из тачки и почему-то были в одних трусах и носках. От вопросов я воздержался, потому что лица их были более чем мрачные. Я понял: что-то пошло не по плану. Они тоже не разговаривали. Только Цапок, проходя мимо меня, сказал: "Все очень плохо, Слава".

В этот момент он был подавлен. Мне показалось, я заметил страх в его глазах, чего раньше не видел. Остальные выглядели не лучше. Они пошли по очереди в душ. Цапок и Алексеев закрылись на кухне и курят там. Быков, Карпенко и Черных уже переоделись и тупо смотрят телик.

Я вышел во двор. Чувство чего-то ужасного не отпускает.

Пацаны все собрались у крыльца, я стою в стороне.

— Слава, подойди ты тоже, — сказал Цапок. — Так, случилось то, что случилось, изменить уже ничего нельзя. Каждый из вас знает, что делать?

— Да, — сказали все, кроме меня, поэтому он повернулся ко мне.

— Слава, забери стволы и спрячь пока, они паленые, пришлось пострелять из них. Избавимся от них позже. Все понял?

Я кивнул.

Они сели в одну машину и уехали. Я вернулся в дом. На диване лежали стволы. Я надел перчатки и стал проверять обоймы. Одна была пустая совсем, в другой не хватало двух пуль, в третьей — четыре. Понюхал глушители. Они пахли порохом. Какой из них у кого был в руках? Не помню, блин.

Я осмотрел весь дом, везде был порядок, как будто ничего и не было этого. Надо выпить, чтобы унять дрожь. Завернул стволы, положил в пакет.

На следующий день в 9 утра стою у края поля, наблюдаю, как копает свеклу комбайн. Прошел метров 200, потом развернулся и вернулся к машине. Там уже стоял Черных, поджидал меня.

— Привет, Игорь.

— Здравствуйте, Николаевич, — это он думает, что так подкалывает меня, обращаясь на вы.

— Ты что хотел?

— Ты знаешь, что вчера произошло?

— Нет, не знаю, и от тебя ничего знать не хочу.

— Ладно, но я что-то очкую, Слава.

— Раньше надо было бояться, — я разозлился.

— В смысле раньше?

— В прямом.

В обед у меня зазвонил мобильный телефон, звонил знакомый из Кущевки.

— Привет, Слава, как дела?

"Хреново", — подумал я, но ответил: "Потихоньку, работаю".

— Ты знаешь, что у нас ночью в станице произошло?

Я напрягся.

Нет, не знаю, а что случилось?

— Ты знаешь Аметова?

— Лично нет, но визуально знаю, конечно.

— Ночью кто-то ворвался к нему в дом, а там гулянка, полно гостей. Всех убили, вроде двенадцать человек.

Я резко остановил машину. Пришла мысль: "Это конец".

Постояв минут двадцать на обочине, я развернул машину и поехал в Кущевку. Я хотел посмотреть в глаза Цапку.

Я нашел его дома, в кальянной, он курил. Я сел напротив.

— Ты уже слышал? — спросил он.

— Да.

Внешне он выглядел спокойно, но я его очень хорошо знаю — я вижу плохо скрываемый страх.

— Что собираешься делать? — спросил я.

— Завтра уеду на Бали, — улыбнулся он.

На удивление, я как никогда был абсолютно спокоен и сказал:

Нет, Сергей, ты не понял, это конец. Тебе матку вырвут наизнанку. Такое не простят.

— С чего ты взял? Все под контролем.

— Я тоже уезжаю. Поеду с женой в Египет.

Он задумался.

Слава, я уже пацанам объяснил, если кого возьмут, берите 51-ю, требуйте адвоката, все остальное я сделаю, все будет нормально.

Я смотрел на него с сожалением. Да кто с тобой теперь разговаривать будет и с твоими адвокатами?

Читайте также

Справка-меморандум на преступную группу Цапка, действующую в Кущевской

Суд над "цапком" Рябцевым в Краснодаре (фоторепортаж)

"Цапок" Рябцев получил 20 лет (фоторепортаж)

Ожидание и реальность

Что нам ответил Роспотребнадзор о тестах на коронавирус

Статьи Партнерский

Главный ресурс

Как Абинский ЭлектроМеталлургический завод воспитал поколение кубанских металлургов

Читайте также

Реклама на портале