Адвокат рассказал о расследовании дела о нападении на активистов Гринпис на Кубани

Краснодарский край

Адвокат Александр Попков рассказал, как продвигается расследование уголовных дел, которые возбудили после нападения на лагерь добровольных пожарных Гринпис на Кубани

По словам адвоката, за десять месяцев следствие не пыталось установить подозреваемых. Расследованием трех уголовных дел, не объединенных в одно производство, занимается один дознаватель. Дела возбудили по статьям 158 УК (кража), 119 УК (Угроза убийством, потерпевшим признан Григорий Куксин) и 115 УК (Умышленное причинение легкого вреда здоровью, потерпевший — Михаил Крейндлин). До мая 2017 года расследованием занимался полицейский дознаватель Дмитрий Рядов, затем его сменила дознаватель Виктория Павленкович. Попков отметил, что «местная торгово-промышленная палата» в справках занизила стоимость поврежденного имущества, чтобы не возбуждать дело по ст. 167 УК РФ (Умышленное уничтожение или повреждение имущества), сообщает «Медиазона».

Адвокат считает, что расследование «идет не в сторону установления преступников, а в сторону их отмазывания». Полиция опросила двух человек из экологов и отчитались о допросе еще одного, но тот заявил, что с силовиками не общался. Среди опрошенных числится директор «Бейсугского нересто-вырастного хозяйства» Игорь Джеус и еще нескольких человек, чей процессуальный статус в деле неясен — до окончания следствия адвокат не может ознакомиться с материалами.

Во время блокады дачи, где жили сотрудники Гринпис, они сняли на видео казаков и полицейских. В кадр попал человек — его голос узнали двое экологов, они слышали его во время нападения. Видео предоставили дознавателю, тот вызвал местного казачьего атамана и тот заверил, что его люди не причастны к случившемуся. При этом дознаватель этот факт не зафиксировал.

Он рассказал и о других действиях полиции, которые кажутся ему абсурдными. Ходатайство защиты об установлении телефонных номеров, владельцы которых во время нападения находились на территории дачи, удовлетворили еще в феврале. В начале лета Попкова уведомили, что новый дознаватель попросила оперативников уголовного розыска выяснить, какие в этом районе функционируют базовые станции. По словам адвоката, запрос отправили «в соседний кабинет», когда обычно следователи проводят подобные оперативно-розыскные мероприятия по собственной инициативе, не дожидаясь ходатайства адвокатов. Дознаватель рядом объяснял адвокату, что не запрашивал данные биллинга из-за позиции судьи — тот якобы предупредил, что не даст разрешение на такой запрос по делу о нетяжком преступлении. При этом, отмечает адвокат, дело возбудили по одному эпизоду, хотя экологи утверждают, что у них отобрали два телефона.

Пострадавшие сообщали дознавателю Рядову номера автомобилей, которые, по их мнению, участвовали в слежке за ними. Рядов заявил, что «такие машины не заезжали в район и не зарегистрированы в Краснодарском крае». Он не стал назначать судебно-медицинскую экспертизу, которая могла бы зафиксировать перелом носа у Михаила Крейндлина, говоря, «что [экспертиза] ничего не установит, там плохие бумажки и ничего не понятно». На вопрос о причине смены дознавателя, Павленкович сказала Попкову, что «работа у нас такая, нелегкая».

Адвокат не понимает, почему уголовные дела не объединили в одно производство.

«Это не уровень дознания и дознавателя, который занимается, например, поиском браконьеров: поймали мужика на лодке, достали у него одну рыбу, составили на него три протокола, отправили дело в суд — и штраф. Здесь было групповое организованное нападение, повлекшее повреждение и похищение имущества, здесь должны расследовать как минимум следователи Следственного комитета», — считает Попков.

По его словам, обычно полицейские дознаватели занимаются преступлениями небольшой тяжести, поэтому по УПК срок дознания достигает 30 дней. По делу о нападении на активистов Гринпис дознание приостанавливают и возобновляют после поручения прокуратуры. Например, 6 июня прокуратура отменила очередное постановление о приостановлении дознания и продлила его на две недели — до 20 июня.

«Отправляют [материалы] они, не знаю, почтой, на лошадях, собаках… Материалы приходят 13 июня, у дознавателя до срока, получается, остается неделя. Что она может сделать за неделю, я как бывший следователь понимаю — ничего. Она отправила восемь бумажек в лучшем случае, и все», — сказал Попков.

По его мнению, дознание не отработало ни одну из версий нападения. Еще до инцидента активисты конфликтовали с местными казаками и некими «людьми Игоря Джеуса». За несколько часов до нападения в сумерках над ними летал беспилотник, но участники экспедиции не придали этому значения.

Попков рассказал порталу Юга.ру, что потерпевшая сторона обращалась в прокуратуру.

«Мы ходили на прием к прокурору. Там встретили полное неприятие и профессиональные отговорки, полное нежелание прокурора района копаться. Все действия направлены не на расследование, а на имитацию. Поэтому эффективных механизмов заставить это делать я не вижу. Пытаемся делать это в рамках полномочий. С теми же базовыми станциями, я запросы направил еще в феврале, когда узнали, что они не ищут по телефону. А они до сих пор его не реализовали, вот решили хоть базовые станции [узнать]», — сказал адвокат.

Он напомнил, что пострадавшему Михаилу Крейндлину не назначали судебно-медицинскую экспертизу, однако ее можно провести по документам.

«Экспертизу могут провести и по документам — у нас есть нормальная, коммерческая. Михаил сразу обратился в экспертизу в Краснодаре, там определили легкий вред здоровью. Но остальное все надо определять по рентгену, по костям носа. Мы зафиксировали, что могли. Потерпевшие не должны бегать за следствием и дознанием и говорить, что нужно делать», — сказал Попков.

Он сказал, что пострадавшие добивались передачи дела в Следственный комитет.

«Это предусмотрено законом, есть такие полномочия, что Следственный комитет может возбудить и вести дела, а прокурор может передать в случае общественной значимости или публичного интереса. Мы в общем-то этого и добивались. Но особых подвижек в этом нет», — рассказал адвокат.

Как сообщали ЮГА.ру, добровольные лесные пожарные «Гринпис» приехали на Кубань 5 сентября 2016 года, чтобы помочь бороться с пожарами и поджогами травы, однако сначала им препятствовали люди, назвавшие себя казаками, а в ночь на 9 сентября на их базу напали восемь вооруженных человек в масках. 

Главное управление МЧС РФ по Краснодарскому краю, комментируя работу противопожарной экспедиции Гринпис, заявило, что Кубань не нуждается в помощи добровольцев из других регионов. 


Все материалы по теме:

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале