Что вообще происходит. На экоактивистов напали на Кубани — кто и зачем?

Ночью 9 сентября в Краснодарском крае произошло нападение на активистов лагеря Гринпис России. ЮГА.ру разобрались в деталях резонансного происшествия.

Кто такие активисты...

Совместная экспедиция, которую проводят Гринпис России, общества добровольных лесных пожарных из Санкт-Петербурга и Карелии, добровольцы из Забайкалья, активисты из дружины охраны природы биофака МГУ и местная организация «Экологическая вахта по Северному Кавказу».

... и зачем они приехали?

На протяжении почти двух недель — с 5 по 16 сентября — 14 приезжих и 4 местных активиста должны были помогать МЧС бороться с пожарами на территории Приазовья. Пресс-служба управления МЧС по Краснодарскому краю подтверждает, что пожары на территории приазовских плавней происходят постоянно. Очаги возгорания отдалены от твердых поверхностей, и к ним не всегда можно подобраться. Подразделения МЧС осуществляют постоянный мониторинг обстановки и в случае распространения огня всегда готовы отреагировать. При этом пожары, как правило, происходят на отдалении от населенных пунктов и угрозы для населения не представляют.

По мнению экологов, пожары несут серьезную угрозу экологии Приазовья: страдают места обитания краснокнижных птиц, да и едкий дым вреден как для представителей животного мира, так и для людей. Почему горят камыши? По словам замкоординатора «Эковахты» Дмитрия Шевченко, традиционно плавни начинают поджигать перед началом охотничьего сезона. В этом году он открывается 10 сентября. Зачастую сами охотники прожигают часть плавней, чтобы открыть выход на воду и удобнее было подбираться к местам, где садится птица. Кроме того, говорит активист, устраивать поджоги могут и злоумышленники из конкурирующих охотхозяйств, которым нужно навредить соседу и заставить птицу перейти на свою территорию.

Хотели как лучше...

Перед началом работы экоактивисты договорились об аренде охотничьей базы «Малый Бейсуг», расположенной на территории Брюховецкого района, где и развернули лагерь. На второй день экспедиции добровольцы обнаружили крупные возгорания в Черновских плавнях Приморско-Ахтарского района. Позвонили в МЧС, уведомили общество охотников и рыболовов — и приступили к тушению. Пожар тушили до двух часов ночи.

...получилось как всегда

Рассказывает руководитель противопожарной программы Гринпис России Григорий Куксин:

«В среду, вместо того чтобы бороться с пожаром, мы поехали встречаться с главой Брюховецкого района Владимиром Мусатовым. Он был крайне позитивно настроен по отношению к лагерю и сказал, что мы занимаемся правильными делами, так как они каждый год страдают от этих пожаров. Он обещал оказать все необходимое содействие. Мы занялись плановой работой. Вечером 7 сентября, вернувшись в лагерь, экологи узнали, что хозяева базы „Малый Бейсуг“ просят их покинуть лагерь в течение ближайших часов. Гринписовцы перебазировались в район хутора Садки в районе Большого Кирпильского лимана. На следующий день группа неизвестных, представившаяся казаками Кубанского казачьего войска, помешала добровольцам выехать на тушение очередного пожара. Крепкие ребята в камуфляжной форме ломали забор и называли предателями родины людей, приехавших из Забайкалья и Санкт-Петербурга, для того чтобы потушить пожар на территории Краснодарского края. Целый день казаки блокировали машины зеленых и мешали им выехать с территории базы. Лишь поздно вечером активисты смогли добраться до места возгорания и заняться тем, ради чего они приехали. Но главные события были еще впереди».

Ночь длинных ножей

Гринпис рассказывает: 9 сентября, примерно в час ночи, произошло нападение неизвестных на лагерь добровольных лесных пожарных. По словам активистов, столкновение получилось самым жестким из всех и «напоминало полномасштабные боевые действия». Люди с пистолетами, ножами и дубинками ворвались в лагерь и начали избивать добровольцев, резать палатки, разбивать стекла и резать колеса машин. Экологов били и предлагали убираться «в свою Америку». В результате нападения достаточно серьезно пострадали два активиста — специалист по природоохранному законодательству Михаил Крейндлин, который получил перелом костей носа и сотрясение мозга, а также доброволец из Забайкалья Андрей Поломошнов, у которого позже были диагностированы ушибы, ссадины и, возможно, перелом ребер.

«У остальных менее заметные повреждения, и, конечно, все находятся в сложном эмоциональном состоянии, потому что люди приехали помогать, делиться опытом. Это добровольцы со всей страны, сводный отряд наиболее замотивированных людей, которые после пожаров в своих регионах были готовы поехать на юг, где еще горит, для того чтобы помогать с этим бороться. Я думаю,что жителям Краснодарского края и силовикам должно быть как минимум стыдно за эту ситуацию», — рассказал в интервью ЮГА.ру непосредственный участник и очевидец ночных событий Григорий Куксин.

«Объяснить это логически мы не можем, и никакой четкой версии у нас нет. Казалось бы, это не выгодно никому. Ни региональным властям, которые оказывали всевозможную поддержку этой работе и не просто находились в ведении всех наших планов, но и во многом их одобряли и поддерживали. Не выгодно это и брюховецким властям, поскольку на встрече с главой района он нас поддержал и обещал любую помощь. У нас было налажено взаимодействие с МЧС, с центром управления кризисных ситуаций. Объяснить это каким-то злым умыслом властей мы не можем, это нелогично и не укладывается ни в чьи интересы. Криминальная причина тоже не совсем понятна, поскольку сложно представить, кому пожарные-добровольцы могли настолько перейти дорогу в Краснодарском крае, чтобы это привело к таким действиям», — отметил он.

«Сообщение о данном факте было зарегистрировано, на место была направлена оперативно-следственная группа. В настоящее время продолжается проведение проверки. Это пока все», — подтвердили порталу ЮГА.ру в пресс-службе ГУ МВД по Краснодарскому краю.


Кто виноват?

Версию о том, что за нападением на лагерь могут стоять сотрудники силовых структур и власти — а именно на такой версии настаивают активисты «Эковахты», — Куксин не подтвердил:

«Это эмоциональная реакция. Понятно, есть причины думать, что силовые структуры как минимум внимательно следили за нашими перемещениями, вплоть до того, что на тушение пожаров выезжали автомобили, следующие за нами. Мы видели их на каждом повороте, на каждой грунтовке. Нас постоянно проверяли сотрудники полиции, фотографировали документы всех участников. Скажем так, дополнительное внимание к нам со стороны государственных организаций точно было. Мы очень надеемся, что это было просто внимание к отслеживанию наших перемещений. Понятно, что сейчас сложное предвыборное время, и такая бдительность не выходит за рамки того, к чему мы в России привыкли. Но все-таки я абсолютно искренне надеюсь, что государственные структуры и краевые власти не имеют отношения к организации абсолютно уголовного нападения на добровольцев, которые приехали помогать с пожарами».

Представитель «Эковахты» Дмитрий Шевченко не согласен с коллегой:

«Естественно, это сделали не казаки, которые просто организовывали фон, а кто-то гораздо более серьезный. Слежка за нашими активистами — это тот же почерк, что и в ситуации с нападением на группу Алексея Навального в июне этого года. Те же самые методы и приемы. В лагерь, на который было организовано сегодняшнее нападение, мы перебазировались без всякого „хвоста“, сумели оторваться, ехали окольными путями. Казаки не имеют технических средств для пеленга телефонов и прослушивающих устройств. Информация утекала иными путями. В новом лагере мы организовали ночное дежурство и заметили, что над нами летал беспилотник, видимо, оснащенный приборами ночной съемки. Нападавшие хорошо знали структуру лагеря, понимали, где что находится. Настоящая спецоперация. Нашу машину, которая поехала по делам в Приморско-Ахтарск, остановили полицейские в рамках операции „Анаконда“ и начали проверять паспорта, пассажиров, содержимое багажника. Так было в прошлом году, когда мы ездили на Крымский мост со шведскими журналистами, так было в июне прошлого года, когда приезжали наши коллеги из США. Здесь аналогичный почерк — только с мордобоем».

«Утром появилась информация, что кто-то этих приезжих избил. Они говорят, казаки, но говорить можно что угодно. Днем мы работали, проверяли базы отдыха. Проверили информацию о том, что приехали чужие люди. Никаких нештатных ситуаций не возникало, все было хорошо. Уехали мы оттуда в семь часов вечера. Что происходило ночью, мы не знаем. Это дело находится в компетенции соответствующих органов», — прокомментировал ситуацию атаман Приморско-Ахтарского казачьего общества Андрей Марченко.

Что делать?

Вечером в пятницу стало известно, что колонна автомобилей зеленых пытается ехать в сторону Краснодара. Руководитель противопожарной программы Гринпис России Григорий Куксин рассказал по телефону:

«Как раз сейчас нашу колонну автомобилей остановила ДПС. Мы надеемся договориться и встретиться с руководством края, может быть, устроить совместный пресс-выход. Мы надеемся услышать позицию руководства края. Нам нужно заявление, что руководство края и силовые структуры здесь ни при чем. Мы просим обеспечить нам безопасность и оказать помощь. В противном случае мы покинем территорию края, но работать продолжим. Уже в формате конфликта. Я думаю, что это никому в крае не нужно. Потому что это уже точно международный скандал. И он уже начался».


Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале