«У нас много смертей среди кондукторов и водителей». Кто и в каких условиях работает в общественном транспорте Краснодара

  •  © Фото Елены Синеок, Юга.ру
    © Фото Елены Синеок, Юга.ру

Неделю назад руководство МУП «КТТУ» объяснило, что стоимость проезда в общественном транспорте повысили на 5 рублей, чтобы, в том числе, на 15% увеличить зарплаты кондукторам. По словам директора КТТУ Александра Грачева, сейчас кондукторы получают в среднем 30 тыс. рублей с учетом переработок. Грачев назвал сумму, которая выйдет после повышения, «вполне неплохой».

Почему осужденные, бывшие учителя и молодые мамы работают кондукторами? Сколько зарабатывают на самом деле? Почему спят по три часа и что называют «солярием»? Яра Гуляева поговорила с работниками общественного транспорта.

«Я почти 32 года проработала учительницей в школе»

Татьяна, кондуктор троллейбуса № 14, стаж 2 года

В грохочущий старый троллейбус, который едет из Комсомольского микрорайона, пассажиры заходят на каждой остановке, поэтому мы говорим урывками: Татьяна обилечивает новеньких и возвращается. Один раз приветливая пассажирка вежливо указывает на ошибку со сдачей, и кондуктор тут же исправляется — а я прошу прощения, что отвлекаю ее от работы. Татьяна, как и большинство героинь, удивляется просьбе о коротком интервью, но дружелюбно отвечает на все вопросы.

«Ставка за час у кондуктора 86 рублей, у водителя 90 с чем-то. Люди приходят и уходят, потому что зарплата низкая. В основном работают пенсионеры: пенсия маленькая, нам надо как-то выживать в тяжелых условиях. А молодежь не держится», — рассказывает кондуктор троллейбуса № 14 Татьяна [имя изменено по просьбе героини]. 

Коллеги-кондукторы, по ее словам, очень разные: среди них много людей с высшим образованием, встречаются и осужденные, которым назначили обязательные работы в общественном транспорте. Самой женщине немного за 50, в КТТУ она устроилась два года назад, почти сразу после выхода на пенсию. Уйти из школы, где она преподавала почти 32 года, ей пришлось из-за здоровья. 

«Нравится, что я работаю, а не сижу дома. Я теряюсь дома, на меня давит психологически, когда я ничем не занята, кроме кастрюль. Я люблю двигаться», — делится Татьяна. О работе она говорит без особого удовольствия, но и не жалуется.

График Татьяны — четыре на два: одна утренняя смена, две 12-часовых и одна вечерняя. В расписании шесть на два, который выбирают некоторые кондукторы, есть только первые и вторые смены. Чтобы успевать на первый рейс, нужно вставать в три-четыре утра. С таким режимом работы многие не успевают отдыхать и проводить время с семьями.

Знаю, что к некоторым кондукторам на работу приходят мужья — у него выходной, он свободен, ему дома скучно, и вон он ездит с женой, платит туда, платит обратно

Татьяна, кондуктор троллейбуса

В депо № 2 на Селезнёва, где ночуют троллейбусы № 12, 14, 20, нового транспорта с кондиционерами почти нет. Поэтому летом воздух в салоне нагревается до 40 °C, как и на улице, а зимой машина не удерживает тепло небольших печек. 

«Условия тяжелые, кондукторов не хватает. Единицы молодых учатся на водителя, у них побольше зарплата. За этот год пара человек отучились, стажируются — непонятно, будут ли еще работать. У кондукторов зарплата с премией за количество проданных билетов — 22-24 тысячи. Те, кто желают, подрабатывают», — выходные, праздничные дни и ночные часы проводят по повышенному тарифу.

«Нас всё устраивает»

Галина Ивановна, кондуктор трамвая № 5, стаж 26 лет

Днем в двухвагонных трамваях до Пашковки остается много свободных мест. Галина Ивановна делает круг по вагонам, рассчитывает вошедших и возвращается ко мне на заднюю площадку. Хотя в салоне прохладно, назад воздух из кондиционеров почти не долетает, а вот солнце печет через стекло. 

«Нас всё устраивает, график, зарплата. Я работаю пять на два, в этом месяце выходные как раз попадают на субботы и воскресенья. Смены от пяти до девяти часов. Редко, но бывают 12-часовые смены. Вот сегодня мне попала такая, в 7:22 мы выехали и в 20:00 закончим. Зарплата — 30 тысяч, доходит до 40, если работаем две смены подряд и на выходных», — рассказывает кондуктор.

Больше всего в работе ей нравится общаться с людьми и видеть, что они рады ехать в трамвае. Сама Галина Ивановна крайне приветлива. Коллектив КТТУ она называет сплоченным, радостно рассказывает о бесплатных поездках на море и термальные источники. Остальные героини говорили о таких выездах выходного дня с меньшим энтузиазмом.

«В трамваях ступенечки, но меня это не страшит, я и по ступенькам прыгаю из вагона в вагон, всё хорошо. Вагоны у нас комфортные, с кондиционером, пассажиры заходят — прохлада, едут довольные, улыбаются. Охотно платят, хотя проезд со второго числа стал 35 рублей, никто не жалуется. Иногда нам попадают старые вагоны без кондиционеров, но мы к ним привыкли и тоже работаем. Сегодня пассажирка пожаловалась, что под кондиционером простыл ее ребенок. Но мы же не виноватые, люди видят, в какой вагон заходят. Можно прикрыть решетку, чтобы сильно не дуло», — женщина тут же тянется и показывает, как закрывать решетки кондиционера. 

Дежурные трамваи развозят сотрудников после второй смены и подбирают по пути припозднившихся пассажиров. В депо машины заезжают около часа ночи. Тех, кто живет в пригородах, домой и на работу доставляют вахтовые автобусы. 

«С пьяными пассажирами ругаться нельзя, выгонять нельзя, в этом плане мы незащищенные»

Наталья, кондуктор трамвая № 9, стаж 5 лет

«За последнее время условия ухудшились. Большая текучка. Потому что тяжело, условия не устраивают, кому-то плохо становится», — рассказывает Наталья. 

Водителям тоже тяжело, они в две смены работают, спят по три часа. Если он в десять домой добрался, уже в три часа вставать надо, чтобы на вахтовом автобусе добраться до депо. Не знаю, с чем это связано, но у нас много смертей среди кондукторов и водителей.

Наталья, кондуктор трамвая

Ей, в отличие от других героинь материала, до пенсии еще далеко — женщине около тридцати. Кондуктором она стала пять лет назад после сокращения на «Лукойле». Женщина рассудила, что работать тяжело везде, а искать новое место некогда — ребенку Натальи было шесть лет, и график с чередованием утренних и вечерних смен хорошо подошел ей как матери. 

«Ребенок любит кататься со мной на выходных или каникулах. Когда я пришла работать, он спал буквально здесь [показывает на сиденья] по субботам и воскресеньям, потому что не с кем было оставлять. В августе ему будет 11, теперь сам просится: мама, можно я поработаю?», — в голосе Наталье слышны смех и ласка.

На море с коллективом она не выезжает, потому что не может брать ребенка с собой. Зато ходит по бесплатным билетам от профкома в музеи. 

«Часто приходится кататься по 12 часов в жарких вагончиках, чтобы как-то закрывать смены. Раньше самая короткая была пять с половиной часов, самая длинная — восемь часов. Сейчас коротких практически нет. Когда я пришла на работу, один кондуктор на два вагона не бегал, запрещали. Сейчас даже уговаривают: вагоны выпускать надо, людей возить надо, и кондукторы, бабушки-дедушки, бегают между вагонами. Раньше «девяточек», «десяток» (трамваев № 9 и № 10) ходило по шесть, а сейчас три, потому что не хватает физически кондукторов и водителей», — Наталья отмечает неприятные изменения.

Она и другие собеседницы подчеркнули, что переработки — добровольное дело, и от них всегда можно отказаться.

«В выходной день звонят, просят взять смену, но я беру только, когда могу, если я с ребенком — то нет. Упрашивают, конечно, потому что им надо пускать вагоны, бабушки-пассажирки жалуются, что им некуда садиться», — поясняет Наталья.

Правда, без переработок зарплата женщины всего 25-28 тыс. рублей. 

«Я бы не сказала, что это большая зарплата, особенно тем, кто снимает жилье. Если иметь жилье и по две смены выходить, то можно побольше заработать, но это дома почти не находиться. А деваться некуда, работать надо, жить надо, кормить ребенка надо».

График у Натальи нестабильный: пять на два, четыре на два, шесть на один. Его составляют на месяц вперед. Во многом расписание зависит от плана часов: например, в прошлом месяце нужно было отработать 180, а зимой норма доходит до 220. 

Наталья показывает мне хитрость, которой пользуются некоторые кондукторы: розовую отметку на чековой ленте, которая позволяет быстро понять, ее билет пассажир держит в руках или пытается проехать зайцем.

«Если заходит контроль, проверяют в основном не пассажиров-безбилетников, а кондуктора. Пропустила кого-то — выписывают акт и штрафуют. Бывает, заходит бабушка, достает свой старенький билетик из кармана и держит в руках. Подойдешь за оплатой, она тыкает в лицо билетиком, говорю — не мой. «Что, правда?». Удивительно, конечно. А потом эти бабушки ругаются на «невоспитанную» молодежь», — беззлобно рассказывает Наталья.

Этим трудная коммуникация с пассажирами не ограничивается.

«Выслушиваем недовольство, что мы не включаем кондиционеры, которых нет. В жару людям плохо становится. Два года назад девушка молодая сознание потеряла, вызывали скорую даже. <...> С пьяными пассажирами ругаться нельзя, выгонять нельзя, в этом плане мы незащищенные. Если человек совсем уже агрессивно себя ведет и самим ситуацию не получается разрулить, вызываем полицию. Бывает, что зайдет весь вонючий, грязный, просишь выйти культурно — от него «комплименты» услышишь, с ног до головы обтечешь, — и дальше улыбаешься, работаешь», — рассказывает девушка. 

«Пока оденешься, пока грим наложишь, чтобы не видно было морщин на 60-летнем лице, проклянешь всё»

На кольце в Пашковке — диспетчерский пункт. Здесь трамваи задерживаются на несколько минут, работники общественного транспорта устраивают перекур в тени. Из очередного вагона выходят водительница и кондуктор, обливают лобовое стекло трамвая жидкостью из бутылки и обсуждают, что даже с кондиционером в салоне слишком жарко. В кабине водителя температура и вовсе поднялась до 29 градусов. Водитель следующего трамвая, мужчина средних лет, на ходу бросает мне несколько фраз: «Плохо всё, денег нет, все жадные. А без кондиционеров мне работать еще лучше, потому что не дует».

  • Конечная остановка и диспетчерский пункт в Пашковке © Фото Яры Гуляевой, Юга.ру
    Конечная остановка и диспетчерский пункт в Пашковке © Фото Яры Гуляевой, Юга.ру

В следующем трамвае я встречаю не только работающего кондуктора, но и женщин на пересменке: кондуктора Любовь, водительницу Ольгу и диспетчера Валентину [имя изменено]. Они отказываются разговаривать, прячась за шутливой фразой: «Ничего не расскажем, государственная тайна», — но наперебой говорят. Хотя они убеждают меня, что довольны работой, диктофон явно добавляет напряжения; просят не писать фамилии, которые даже не называют, «потому что нам еще на пенсию уходить, а тут сразу будет понятно, кто что рассказал». Узнав, что кому-то из моих предыдущих собеседниц в работе нравится всё, женщины дружно заливаются смехом — не верят.

«Вот что, запишите: зарплата регулярная, больничный есть. Люди здесь работают по двадцать лет. Когда я устраивалась, меня муж послал спросить, кто сколько работает — где месяц, два, туда мы не пойдем. А на ХБК [Хлопчато-бумажный комбинат, так называют конечную остановку трамваев № 8, 9, 10, 20, — прим. Юга.ру] курили две кондукторши, я подошла, спросила — 15 лет. Если люди работают 15 лет, значит, им платят зарплату, есть соцпакет, что-то к чему-то правильно там. Я пришла всего на три месяца, а уже 12 или 13 лет работаю», — рассказывает кондуктор Любовь, самая активная из коллег.

Ну да, тяжело, и вставать в три утра тяжело, и утром ту маму вспоминаешь, пока оденешься, пока грим наложишь, чтобы не видно было морщин на 60-летнем лице, проклянешь всё.

Любовь, кондуктор трамвая

«Сейчас нигде работы нет, а это работа. Мы пришли сегодня, нам что-то не нравится — встали, отработали, пошли домой. У нас есть люди, которые работают по две смены каждый день, потому что им нужны деньги, у них есть семьи, им нужно как-то жить. Они зарабатывают много. Встаешь и идешь работать, потому что нужно. А есть те, кто не работает и свистит, как ему плохо в жизни», — продолжает Любовь. Сама она зарплатой довольна.

Я уточняю, успевают ли сотрудники видеться с семьями, ради которых так много работают. Водительница Ольга грустно качает головой, а Любовь отрицает проблему.

«Если твоя семья накормлена, одета, обута и тра-та-та-тра-та-та, то ты работаешь спокойно. А если ты сидишь с семьей и выглядываешь, что им на стол положить, то это тоже не выход из положения», — напористо говорит женщина.

Вопроса о том, хватает ли кондукторов на маршруты, собеседницы пугаются.

«Это уже не наши проблемы, это в отдел кадров, а то мы тут договоримся лишнего, мы не знаем этого», — отвечает за всех Любовь.

Мне интересно, что привлекает людей на эту работу. 

«Всё нравится, в 3:20 встанешь — романтика полная, я иду, ни одной собаки нет, а если бы днем шла, люди бы ходили, — иронизирует кондуктор. — Всё нормально, ты сама понимаешь: работа есть работа. Кому не нравится, люди не работают».

«И водители так же: кому не дано быть водителем, человек не будет водителем, не сможет работать. А я 18 лет отработала, начинала с кондуктора. Опасная работа, нервная, но интересная. Нравится управлять трамваем», — включается Ольга. Ее руки покрыты загаром из «солярия» — так женщины шутливо называют кабину водителя. Кондиционера в ней нет. 

«А какой позитив у тех людей, которые здесь работают годами, в жаре такой!» — неподдельно восхищается диспетчер Валентина.

Любовь тут же вспоминает «позитивную» историю.

«Сегодня зашел один. Я за проезд попросила, а он рассказал [нецензурно] про всю мою родню — откуда бы я узнала? Главное — конфликт не развить, уладить. «Мужчина, вы такой интересный мужчина, что вы говорите!» Он растеряется, а ты уже на другом краю. Вот еще на Метальникова два наших «приятеля» пьяных остались, еле отвязались от них. Ничего не делать, не разжигать обстановку. Пьяный не пьяный, он пассажир. Он оплатил, не буянит — всё. Если ты ему что-то не так скажешь, он начнет буянить, оскорблять, кидаться. А здесь люди едут, дети, бабушки, зачем это. Если, хоть убей, не хочет оплачивать — когда зайдет контролер, первым делом сообщить об этом, чтобы не наказали», — делится кондуктор.

Вокруг кондиционеров у тружениц разыгрывается целая дискуссия:

— Тяжело, конечно, без кондиционеров, на улице жарко.

— Хорошо без них, я рада, я не люблю кондиционер! Иду — здесь дует, там дует, в середку спускаюсь к бабушкам, пока мы договоримся про вторую мировую, где ее проездной, я уже мокрая. Поэтому радуюсь, когда вижу вагон без кондиционера.

— Люди терпят, чего там жаловаться? Ехать надо же.

— Всю жизнь ездили и радовались, что едут. Кондиционеры только года три-четыре назад появились. А теперь они хотят, чтобы были сплиты, кофе и еще че-нибудь. Раньше и зимой ездили, все мерзли, у кондуктора усики от инея — и нормально!

— Ты раньше 6 копеек за проезд платила, а теперь 35 рублей.

— И на улице намного жарче стало.

Кому достанется вагон с кондиционером, а кому без, зависит от диспетчера. Сегодня работа Валентины — ночная. В семь вечера она заступает на смену, принимает и вагоны в депо и готовит их к новому дню, составляет расписание рейсов. 

«Утром ко мне приходят кондукторы и водители, я их встречаю, путевочку в зубы выдаю, говорю, где чей вагон стоит. Они мне с удовольствием высказывают, кто доволен вагоном, кто не доволен. С улыбкой выгоняю из депо, желаю бодрого пути. Если случилось что-то, звонят мне — але, диспетчер, так и так. Распоряжаюсь», — рассказывает Валентина.

О том, что зарплату могут повысить в ближайшее время, не упомянул никто из собеседниц.


Куда делся Wi-Fi в трамваях, когда транспорт перейдет на брутто-контракты, как борются с парковкой личных автомобилях на выделенных полосах, читайте здесь. Ранее Юга.ру писали, что происходит с кондиционерами в муниципальном транспорте и какие новые маршруты могут появиться в Краснодаре.


Редакторка материала — Валерия Кирсанова 

Смотрите также:

«Непонятно, на что идёт курортный сбор»
Сегодня, 15:30
«Непонятно, на что идёт курортный сбор»
Репортаж с пляжей Анапы в разгар сезона
Сталинский ампир и байки из склепа
5 августа, 18:01
Сталинский ампир и байки из склепа
Подборка необычных экскурсий по Краснодару