«Сделайте проще и не выделывайтесь». Как жители Краснодара восстановили историческую дверь в центре города

Красивую деревянную дверь в доме на улице Буденного, 157, много лет назад создал неизвестный екатеринодарский мастер. В прошлом году столетний раритет могли заменить китайским ширпотребом и, как это часто происходит в современном Краснодаре, отправить на свалку. Юга.ру рассказывают о том, кто и зачем спас деревянные двери старинного дома в центре города.

Состояние — близкое к плачевному

Кирпичный дом на улице Новой (так называлась улица Буденного до 1939 года) построила семья мещанина Матвея Петренко в период с 1901-го по 1912 год. Имя архитектора осталось неизвестным, чертежи дома оказались утерянными, но до наших дней сохранился уникальный дореволюционный декор — кованый балкон и старинная деревянная дверь. Хозяин квартиры, куда ведет историческая дверь, сам обратился к волонтерам с неожиданным предложением.

— Мы опубликовали пост в инстаграме и фейсбуке о том, что ищем двери, которые можно реставрировать. Ребята, мы готовы вам помочь, только проявитесь, — вспоминает краснодарская активистка и любительница истории Хельга Шошина. — Хозяева двери на Буденного, 157, просто написали нам в инстаграм. Они сказали, что дверь уже очень старая, они готовы менять ее на железную, но если мы хотим попробовать и поэкспериментировать на их двери, то они согласны. Если ничего не получится, никогда не поздно поставить железную. Мы, естественно, согласились.

«Мы» — это волонтеры «Том Сойер Фест», архитектор, реставратор,  представители организации «Волонтеры Наследия», несколько краеведов, историков и те самые неравнодушные граждане Краснодара. В общей сложности на всех этапах в работах приняли участие больше 30 человек.

Хельга Шошина

Хельга Шошина

координатор «Том Сойер Фест» в Краснодаре

— Когда-то давно это была парадная дверь всего дома. После муниципализации дом разделили на квартиры, и оказалось, что левая и правая створки двери стали принадлежать двум разным квартирам. В последние годы левая квартира превратилась в кафе, к которому отошла левая створка. Но она все равно была заколочена, и ею не пользовались. Кафе свою половину двери заложило изнутри кирпичной стеной. И у нас вообще все упростилось — получается, что вся дверь принадлежит одной квартире, у которой у единственной вход с улицы. Если хотя бы две квартиры пользуются одной дверью, то она является общедомовым имуществом и для того, чтобы что-то с сделать, надо собрать подписи всех жителей  дома.

Дом — исторически ценный градоформирующий объект. Это не памятник, статус у него чуть попроще. Для его ремонта и реставрации не нужна специализированная компания. Этот ремонт может делать кто угодно, единственное — должен сохраняться исторический облик. Соответственно, у нас были развязаны руки. 

Архитектор Евгения Княжева сделала чертеж фасада, мы подготовили проект того, как будет выглядеть наша дверь, и сделали запрос на разрешение этого ремонта в управление охраны памятников и объектов культурного наследия, расписали все, что мы планируем делать. Они ответили нам: да, делайте. И прислали нам рекомендации из дизайн-кода исторического поселения: например, вся столярка должна быть в зеленых или коричневых тонах, если, конечно, расчистка самых глубоких красочных слоев не обнаружит какого-то родного цвета. 

В результате мы подобрали цвет, максимально близкий к самому первому слою, который нам удалось раскопать. Мы не можем сказать, в каком году дверь была окрашена в этот цвет — в 1905-м или в 1956-м. Неизвестно же, кто и когда ее чистил и красил. Но мы ориентировались на самый старый из найденных слоев краски.

Размер двери — 2,55 м на 1,24 м. Состояние — близкое к плачевному. Предстояло не только очистить дверь от многолетних слоев краски, отремонтировать саму дверь и коробку, но и заменить фурнитуру, восстановить декор, застеклить фрамугу и учесть еще массу мелких и крупных деталей — от покрытия полотна защитной грунтовкой до монтажа оригинальных ручек. Работы начались 14 сентября — двери сняли с петель вместе с фрамугой и отвезли в мастерскую на реставрацию.

Прикоснуться к истории

— Мастера мы искали, наверное, года полтора. Специалистов не то что мало — их практически нет, — вспоминает Хельга Шошина. — Если заметить последнюю тенденцию, даже при ремонте памятников архитектуры старые двери практически не реставрируют. Ставят или просто новодел, или предпочитают не заморачиваться. Печальная история. В итоге мы через знакомых вышли на реставратора Лазаря Щербакова. А второго реставратора по дереву в Краснодаре мы до сих пор так и не знаем, еще чтобы у него мастерская была в центре города, чтобы туда могли приходить волонтеры и чему-то учиться.

Реставрационными работами по дереву Лазарь Щербаков занимается уже больше 16 лет. До этого делал кузовной ремонт, профессионально красил автомобили. Много лет назад, еще в Москве, Лазаря попросили покрасить итальянские двери. Процесс затянул мастера настолько, что он, по его словам, «перетек» из автобизнеса в реставрацию.

— Мне больше с деревом нравится работать, нежели с машинами. И это не из-за денег, это больше по любви, — поясняет Щербаков. — Машины — они все одинаковые, железки. Мне надоело, я просто потерял интерес. А это стало для меня чем-то новым, что не надоедает. Постоянно что-то новое и интересное находишь. Ну и процесс обучения непрерывно проходит. Сколько бы ты ни учился, все равно приходится что-то постигать. Этот процесс бесконечный.

Состояние двери было плачевным, поэтому вернуть первоначальный вид было сложно. Пришлось снять много краски, чтобы дойти до дерева и при этом не повредить его. Трудоемкий процесс. Полотна были разбиты, пришлось их склеивать. Не хватало деталей, поэтому пришлось имплантировать туда дерево, сохраняя старые полотна, чтобы все было аутентичное и родное. Замены там не было, была реставрация. Дверь вся полностью родная, кроме имплантов, которым тоже больше 100 лет — их взяли из старинного дома.

Сколько часов работы ушло на дверь, я не подсчитывал, но в общем это заняло 2,5 месяца. Это не много, бывает и дольше, но процесс был трудоемкий и сложный. Нужно было полностью разобрать, затем склеить, имплантировать, потом собрать и покрасить. Когда снимался декор, туда затекла первоначальная краска, и нам стало понятно, какой изначально был цвет. И мы подобрали максимально похожий цвет.

Волонтеры нашли старинные ручки и замок. А петли остались родные — оказались в нормальном состоянии. Естественно, пришлось их очистить от краски и ржавчины. Потом задекорировал под бронзу. Чистил накладки для почты, вертикальные замки тоже были в плачевном состоянии. Это все вытаскивалось, чистилось. Сейчас все механизмы рабочие — нижний и верхний вертикальные запоры с двух сторон. Раньше, видите, как делали, на века. Конечно, пришлось повозиться, но все работает четко.

За несколько недель реставрационных работ в мастерской Лазаря побывало два десятка волонтеров, журналистов и просто любопытных краснодарцев.

— Я показывал, как снимать краску, как чистить, показывал основные этапы работы, чтобы люди понимали, как это все делается. Понятно, что люди хотят помочь и прикоснуться к истории своими руками.

По словам Лазаря, он мечтает не просто передавать свой опыт молодым, но, возможно, даже открыть небольшую реставрационную мастерскую.

— Есть молодежь, которая хочет, но не у всех хватает терпения, усидчивости. Чтобы этим заниматься, нужно по-настоящему это дело любить. Реставратор — умирающая профессия. Я до этого делал двери, и там тоже не могли найти реставратора, пока меня не нашли. Все, кто себя позиционирует как реставратор, отказывались. Не из-за денег, а потому что квалификации не хватало.

Какого рога и какой коровы?

— Месяца два мы искали того, кто нам сделает ступеньку терраццо по екатеринодарской технологии — когда делают форму, в которую заливают бетон, в который закладывают мраморную крошку, — рассказывает Хельга Шошина. — Очень много таких ступенек еще осталось в Краснодаре. Мы даже ходили по городу, фотографировали их, измеряли, смотрели, каких цветов они бывают. Кто-то дал нам мешок мраморной крошки. Приходило несколько мастеров — одни говорили, что слишком мелкий проект, кто-то сказал, что слишком сложно — строить целую опалубку ради одной ступеньки. Говорили: «Сделайте проще и не выделывайтесь». В итоге нам помогла компания «Экодеко», которая делала малые формы в Дмитриевском сквере на Карасунах. Они отлили у себя в цехе ступеньку, привезли и смонтировали. Бесплатно.

Наши друзья с сайта myekaterinodar.ru перерыли все свои архивы и нашли фотографию 1974 года, где были видны двери, какими они были 45 лет назад. По фотографии мы поняли, какие там были ручки. Чтобы их найти и купить. Вот жители нам сказали, что ручки были «в форме рога коровы», и пойди тут пойми, какого рога и какой коровы?

Ручку можно купить за тысячу рублей, а можно за 25 тысяч. Слава Богу, что наш волонтер из Новороссийска оказался фанатом этих старинных вещей. Он взял на себя поиск, переговоры, и в результате мы нормально сэкономили на фурнитуре. Две ручки приехали в Краснодар из Сибири, а еще одну продавец из Нижнего Новгорода отдал нам бесплатно, когда узнал, для какого проекта она пойдет. Старинный замок мы нашли в Краснодаре. Он рабочий, с родными ключиками.

В ответ на вопрос о поддержке со стороны официальных властей активистка пожимает плечами:

— Нет. Мы не напрашивались, но они тоже ничего не предлагали. У нас не было задачи работать с администрацией — надо людей привлекать и бизнес.

Все, что нам удалось сделать, — найти партнеров, спонсоров, людей — все получилось благодаря сарафанному радио. Фирма Stanley нам дала шлифовальную машину. Мы искали, где бы ее купить подешевле, а они нам привезли ее на следующий день и подарили. Краску для дверей нам дал магазин «Малярка Space», специализирующийся на фасадных красках международных брендов. Они нас увидели где-то в инстаграме и сами позвонили несколько месяцев назад и сказали, что у них есть как будто специально для нас целая линейка дверных красок. Приходите и выбирайте.

С бюрократией покончено

174 900 рублей — в такую сумму оценили все реставрационные работы. Деньги собирали на сайте фонда сохранения исторической среды «Внимание», основанного в 2018 году урбанистами Ильей Варламовым и Максимом Кацем.

Ника Артемьева

Ника Артемьева

менеджер проектов фонда «Внимание»

— Сбор мы начали 27 июля, а завершили 21 сентября. Собирали необходимую сумму примерно два месяца. Это нормальная для нас скорость сбора — не быстро и не медленно. Интересно, что, когда мы только начали сбор, люди довольно активно реагировали в соцсетях, и в первые дни было достаточно много точечных переводов, гораздо больше, чем на другие объекты. Это запомнилось.

Большинство объектов, за которые мы беремся, — те, по поводу восстановления которых к нам обращаются местные жители и активисты. Так произошло и с этой дверью. Надо пояснить, что мы одобряем заявку по ряду моментов. Нам нужно понять, какая сумма требуется, какие работы следует провести и кто их выполняет, готовы ли активисты и реставраторы работать над сохранением подлинности. Потом эту заявку рассматривает экспертный совет, который принимает окончательное решение. 

Я бы отметила, что ребята в Краснодаре очень ответственно отнеслись к рекомендациям наших специалистов. Ведь часто реставрация превращается в очень сильную замену подлинных элементов. А мы такое не приветствуем, потому что на самом деле нередко можно сохранить почти все. Часто местных мастеров и активистов удивляют такие просьбы. В Краснодаре команда «Том Сойер Феста» все это мужественно вынесла, и похоже, что они довольны результатом и понимают, зачем все нужно было.

— На что шли деньги? На грузовое такси — двери же не маленькие, на покупку инструментов для волонтеров, на оплату работы реставратора. Мы же не можем сказать ему: занимайся два месяца нашей дверью бесплатно. Все, что мы можем делать с помощью волонтеров, мы делали сами, бесплатно, — объясняет Хельга Шошина.

Все, что нам удалось сэкономить, автоматически уходит на следующий проект — на Октябрьской, 163. Там вообще нужно в два раза больше денег, потому что там четыре створки — внешняя дверь и внутренний тамбур. И работы будет, соответственно, больше. Мы там уже начали делать расчистку, Артемий Лебедев помог собрать половину суммы. Процесс уже начат. Все документы и чертежи мы подготовили и утвердили в управлении охраны памятников. С бюрократией покончено. Ничто не мешает начать хоть сегодня — все упирается в наличие времени и свободных рук.

Новые законы, вступающие в силу в 2021 году
26 января, 08:03
Новые законы, вступающие в силу в 2021 году
Разбираем вместе с адвокатом
«Дедушку чуть не растерзали»
25 января, 08:01
«Дедушку чуть не растерзали»
Монологи краснодарцев из очереди на вакцинацию
Плакаты, ершики и автозаки
24 января, 12:28
Плакаты, ершики и автозаки
Как проходил митинг в поддержку Навального в Краснодаре. Фоторепортаж

Реклама на портале