«Раньше двор был проходным, и сюда в туалет пол-Краснодара ходило». Жители города о жизни в центре

Снести или реконструировать? О судьбе старого центра в последнее время высказались все — журналисты, политики, историки, общественники, архитекторы и чиновники.

Мы спросили тех, кого возможные изменения затронут в первую очередь, — Юга.ру посмотрели, как живут простые краснодарцы, и узнали, нравится ли этим людям жизнь в центре.

Ирина, улица Гимназическая:

— Этот дом построен, если я не ошибаюсь, в 1889 году. Здесь я живу уже 50 лет. Живу с мужем, и все у нас прекрасно. На мой взгляд, у нас уютно и чисто. Да, конечно, не евроремонт, но для статуса пенсионера, я считаю, нормально.

Площадь у нас 40 кв. метров, соседи меня не тревожат — вы посмотрите, какая толщина стен. Это не квартира, в которой все слышно. Полы у нас дубовые, не шатаются, стены ровные, нигде ни трещины. В комнате у нас картины — художник знакомый уехал за границу и оставил их.

У нас, как видите, все по старинке, но нас все устраивает. Переезжать отсюда не хотим, у нас здесь дети родились. И туалет у нас в доме есть, и канализация — все шикарно. Просто тут еще не доделали — здесь душевая кабина у меня будет, она пока просто разобранная. Все здесь прекрасно.

Комната, коридор и кухня, отопление — форсунка. Когда наступают холода, мы включаем отопление и протапливаем помещение. Вообще, внутренний климат здесь очень хороший, и дом от души построен, на века. Толстые стены, ремонт сделали, крышу нам домоуправление перекрыло, вода есть. За коммуналку выходит недорого — в зимний период где-то две с лишним тысячи, а в летний и того дешевле.

Переезжать мне бы никуда не хотелось, потому что у меня дети здесь рядом живут. Мы поддерживаем чистоту, мусора нет. И у нас нет этих консьержек, за которых нужно убирать. Вышла утром во двор, подмела, убрала — и пожалуйста тебе. Чисто, ворота закрыты, сами мы приветливые.

Вы нас расселять же не собираетесь? У нас все хорошо, никакой аварийности нет. А там, если хотят, пускай облагораживают, вносят инвестиции, предлагают. Пускай город разберет вот эти постройки в соседнем дворе — там три барака стоят стена к стене.

Соседний литер давно выселили — там жилье барачного типа. Это у нас постройки еще царских времен, а там был хоздвор с конюшней и прачечной. И вот к ним после войны достраивали бараки. Несколько лет назад эти дома признали аварийными, и людей расселили.

В том дворе с бомжами проблемы, а у нас все хорошо. У нас есть собачка, и мы ее на ночь во двор выпускаем, мы себя оберегаем от этого. Нас тут осталось всего несколько семей, и мы дружно здесь живем и друг друга поддерживаем. Все у нас нормально.


Инна Константиновна, улица Карасунская:

— 20 лет я здесь живу, и каждый год нас сносят. Конечно, я бы хотела, чтобы мне квартирку дали, хоть возле кладбища. Но никто не предлагает — только врут. Помните, был у нас мэр Евланов? Я его провела по этому дворику, дала характеристику, рассказала, как люди тут жили, как живут сейчас, как ходят в туалет на улице. Сказал, что ничем помочь не может.

А наш дворик называют историческим, но никто не хочет ничего тут делать. А то, что говорят, что в центре уже все сделано, так вы сами видите, в каком виде тут все находится. С улицы Карасунской квартиры продали, там теперь одни офисы. А тут людей уже и не осталось. Вот тут бабушка уже умерла, все закрыто и забито. А вот здесь живет женщина 1929 года рождения — она здесь родилась и выросла, теперь доживает.

Через дорогу музыка играет, ночами сюда все приходят в туалет, собираются тут всякие. В общем, ужасно мы живем в этом дворе. Я бы в край белого света отсюда бы уехала. Вот родственник живет на Московской и Карякина, так я бы туда с удовольствием переехала.

Мне 85, сорок лет отработала на железной дороге. Квартиру дали хорошую, с удобствами, но погиб сын, пришлось разменяться, и в 2000 году я переехала сюда. Не знаю кто как, но я бы с удовольствием ушла бы. Но если продать эту квартиру, то за нее никто ничего не даст.

Воды горячей нет, но внук помог и поставил электрический бойлер. А в этой комнатке одни тараканы, черви и грибок, просто страшно. Сырость такая здесь была, и вода текла. А еще у нас тут подстанция трансформаторная — шум и гам каждый день уже много лет. Но я уже к этому привыкла. Площадь — 29 кв. метров. За вот это все плачу 3,5 тыс. рублей в месяц.

Вообще, тут все рушилось — внук приезжал, сделал столбики, чтобы машины сюда не загоняли. Я цветник посадила. Уже свое отжила, а все хочется что-то сделать. Пенсию получу — и что-то строить сразу. А пенсия 16 тыс. 700 рублей. Заработала за 40 лет.

Когда были денежки, подсобирала еще чуть-чуть и внесла в строительство квартиры на Гидрострое. Думала, что внучек вырастет, и будет ему жилье. С 2003 года и по сегодняшний день — ни квартиры, ни денег.


Раиса Тимофеевна, улица Рашпилевская:

— Родилась я в станице Старонижестеблиевской Красноармейского района и где‑то с 1970-х гг. живу в Краснодаре. Это жилье я получала очень долго и очень нервно. Царство небесное моим одиноким соседям, которые умерли в одночасье, и мы успели присоединить их жилплощадь. У нас теперь 46,6 кв.метра. Но ни воды, ни туалета нет — все на улице.

Я всю жизнь проработала с пенсионерами, закончила заочно юридический техникум, работала старшим бухгалтером-ревизором, потом в 96-м году меня подвели под сокращение, стала на биржу труда, а потом почти 20 лет мыла полы. С 1982 года стою в очереди на улучшение жилищных условий.  

В 90-е гг., я помню, пришла в квартирную службу на Горького, там сидела такая заумная молодая девка — предложила компенсацию 240 тыс. рублей. Я спросила, а что за эти деньги можно купить? А она мне на голубом глазу предложила купить комнату в общежитии. А зачем мне один сортир на 20 человек, пьяные морды и две конфорки на 15 семей? Пойди и поживи там сама! Мне нафиг не нужны эти ваши 240 тысяч.

И в прошлом году прислала письмо соцзащита: «Раиса Тимофеевна, мы выделяем вам то ли 720, то ли 790 тысяч. Придите, получите и купите себе жилье». Ну ни фига себе — сказала я себе. А что я на эти деньги что-то куплю? Чтобы купить жилье, нужно что-то добавить, а с чего я буду добавлять?

Дом этот был построен до 1918 года, здесь у меня выросли дети, появились внуки, правнук. Невестка семь лет назад приехала и сделала капитальный ремонт. Очень хорошо все было, но уже все поотпадало. Сейчас мы здесь живем вдвоем с внуком — у нас два отдельных входа. Внук никуда переезжать не собирается, планирует у себя заливать полы, делать ремонт. А мне одной здесь всего хватает.

Соседи сверху приехали из Абакана — там же невозможно жить. Так вот у них и вода есть, и туалет, но хатка тоже очень маленькая. И вода хоть и есть, но очень слабый напор, даже моторчик не тянет. Еще дальше тут старенькая бабушка живет — ей 90 лет. Вот там, где молодая семья с ребенком живет, это 1903 года постройка. А там соседи все время сдают квартирантам. Иногда квартиранты становятся буйными, но у меня не пошумишь! Во дворе у нас спокойно, собака бегает, по ночам охраняет.

А туалет вот он, на улице, две штуки на семью. Двери закрываем на ключ, ну а как иначе? Раньше этот двор был проходным, и сюда в туалет пол-Краснодара ходило, пока мы не поставили забор. В туалете чисто, я его мою каждый раз, сливаем водой.

Колонки в доме нет. Воду набираю на улице и нагреваю в большой кастрюле. Летом хорошо, закрываю тут занавесками, нагреваю воду и купаюсь два-три раза в день. Стираю часто. Нагреваю воду в кастрюле, потом наливаю в таз и стираю. Видите, как пальцы покручены? Это у меня от холодной воды. А машинки у меня нет, потому что ее подключить некуда. Но тяжелые вещи, особенно зимой, мне внучка стирает, ну а летом я сама колупаюсь.

Но я хочу сказать, что лучше я буду жить здесь, чем меня запрут на какой-нибудь 14-й этаж. У меня клаустрофобия, я в жизни не поеду на лифте. У меня сердце вот здесь и страх, что лифт оборвется и я сейчас умру от того, что не хватает воздуха. Не хочу в квартиру. Летом прекрасно здесь купаюсь — нагрела литра три воды, разбавила ведром, окатилась, и уже хорошо. Кооперативный рынок тут недалеко, поликлиника возле театра оперетты [сейчас Музыкальный театр — Юга.ру], меня это устраивает. Да, тяжеловато, но меня все устраивает. А если я буду жить в квартире, да я мхом зарасту.

У нас красивый двор, а когда вот все эти кусты зацветут, еще лучше будет. Тут рядом раньше был завод фруктовых вод — квас там делали и лимонад. А сейчас многоэтажку поставили. Там, говорят, квартиры двухэтажные по 100-170 квадратов. В общем, элита. А у нас обыкновенный краснодарский дворик.


Евгения Георгиевна, улица Октябрьская:

— Мне уже 81 год. Родилась я в Краснодаре, долгое время жила здесь недалеко — по Октябрьской, 18. Потом уехала в Ленинград, закончила там институт имени Крупской. Вернулась сюда, работала библиотекарем в библиотеке имени Некрасова. Вышла замуж и жила на улице Гоголя. После смерти мужа переехала сюда, живу в этом дворе с 2001 года.

Есть канализация и туалет, но у меня, например, горячей воды нет, приходится греть — на стене висит такой небольшой газовый нагреватель. Я вообще-то боюсь лишний раз газ включать, да и что такое, мыться по частям? Поэтому я стараюсь в баню ходить, тут недалеко, на Октябрьской. Эта баня, считай, моя родная. Я когда еще раньше там недалеко жила, так там совсем никаких условий не было, и я в эту баню с самого детства ходила.

Переехать? Нет, да и куда я денусь? Мне племянница предлагала переехать в Ленинград — я там училась и очень этот город любила, но тогда я была молодая, а сейчас я не хочу. Во-первых, зачем ее с мужем стеснять? А во-вторых, я и в Краснодаре мерзну, а там представляете, какая погода?

Краснодар, конечно, изменился. Я помню, как мама рассказывала, как она и ее поколение восхищались нашим городом. В разговорах было, что Краснодар чуть ли не второе место в стране занимал после Львова. Такой он был уютный и зеленый. И люди были вежливые. Мне и сейчас нравятся эти старые купеческие дома, а вот эти небоскребы на меня ужас наводят. Как там люди живут? Я, например, просто боюсь, я люблю одноэтажки.

А старые дома, я считаю, нужно оставлять. Почему другие города туристы ходят смотрят? Именно потому, что они исторические. А у нас что смотреть? Кое-где на Красной еще что-то осталось — Зимний театр [сейчас филармония — Юга.ру], зеленый дом на Ворошилова [угол Красной и Гимназической — Юга.ру], есть особняки хорошие. А сейчас вот эти заборы, пластик и небоскребы.

Снести все ветхое жилье в центре? Вы же сами понимаете, что это все мечты. Это ведь надо расселить людей, дать им всем жилье. Это хорошо, что я такая непривередливая, потому что я в таких условиях жутких жила, что я приучена ко всему. Если бы мне предложили квартиру в Краснодаре, то я бы переехала. Главное, чтобы в отдельное жилье. Пока я хожу. Ну а когда, скажем так, упаду, то тут ничего уже не сделаешь.

«Случай вопиющий»

Власти Краснодара подтвердили задержание нескольких участников ночной перестрелки

На Дону мальчику после перелома ампутировали руку из‑за заражения крови

Мать ребенка обвинила врачей в ошибке

Мнения

Возвращение 90-х

Что жители Краснодара думают о ночной перестрелке у вещевого рынка

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале