«У нас полгорода на костях — "расстрельный угол" можно открывать где угодно». Что думают эксперты о новом мемориале в центре Краснодара

25 декабря в Краснодаре на Всесвятском кладбище по инициативе краевых властей открылся мемориальный комплекс «Расстрельный угол», посвященный жертвам Гражданской войны и репрессиям 1930-х гг.

С помощью историков и краеведов Юга.ру разбирались, кого и когда расстреляли в «Расстрельном углу» и зачем нужен еще один мемориал в центре Краснодара.

Общий монумент для белых и красных

В феврале 2019 года губернатор Кубани Вениамин Кондратьев впервые упомянул словосочетание «расстрельный угол», говоря о планируемом мемориале на Всесвятском кладбище Краснодара. С просьбой открыть такой памятник, по словам главы региона, к нему неоднократно обращались жители города, чьих родителей расстреляли, а у них нет даже мемориала, куда можно принести цветы.

— У жителей Кубани должна быть возможность поклониться предкам, павшим во время Гражданской войны и репрессий, — заявил губернатор.

Муниципальные власти инициативу главы поддержали, и уже в сентябре появились подробности, касающиеся будущего мемориала. Проект предполагал замену старого железобетонного забора вдоль улицы Аэродромной на декоративное кованое ограждение и сооружение отдельного входа непосредственно к самому комплексу.

— Его ключевая идея — примирение враждовавших в Гражданской войне сторон. Символичное завершение противостояния. Центром «Расстрельного угла» стала скульптурная композиция — из гранитных стен выступают силуэты красноармейцев и белогвардейцев. По задумке авторов, они стремятся навстречу друг другу, символизируя примирение, — поясняли в пресс-службе мэрии.

Приход на кладбище

Мемориал высотой 2,5 метра состоит из двух четырехметровых частей — на гранитном основании размещена скульптурная композиция из бронзы. Общая площадь комплекса — более 900 кв. метров, по проекту обустроено 700 кв. метров газона, 200 кв. метров тротуарной плитки, высажено более 400 декоративных деревьев и кустарников.

По словам главы города Евгения Первышова, в 2020 году здесь появится еще гранитный православный крест и церковное помещение на прилегающей территории вдоль улицы Аэродромной. Само строительство нового мемориала может быть связано с тем, что храму Всех святых, находящемуся на территории кладбища, необходима новая территория.

— Приход много раз ставил вопрос, что им не хватает места, что поток людей слишком маленький и что прихожане не доходят до середины кладбища. И речь шла о том, чтобы построить что-то в северо-западном углу кладбища. Но закон запрещает строить что-либо на территории объекта культурного наследия, — рассказал журналисту Юга.ру краснодарский историк Виталий Бондарь.

То, что рядом с комплексом появится церковное помещение, не подтверждает предположение историка наверняка — но точно его не опровергает. Облагораживание северо-западного угла Всесвятского кладбища действительно может увеличить поток прихожан к храму на его территории.

Поскольку Всесвятское кладбище является объектом культурного наследия, любые работы по созданию мемориала на его территории должны быть официально согласованы. Власти утверждают, что все процедуры соблюли, проект прошел экспертизу.

— Город до начала работ в установленные сроки обратился с эскизным предложением, которое мы согласовали. Мы утвердили перечень работ, которые они собираются проводить, мы учли и проект реставрации кладбища, учли все запреты законодательства на капитальное строительство на данной территории, — рассказал порталу Юга.ру глава управления госохраны объектов культурного наследия Кубани Роман Семихатский.

С точки зрения массовиков-затейников, так удобнее

По словам историка Виталия Бондаря, на нынешней территории Всесвятского кладбища никого не расстреливали и не репрессировали.

Виталий Бондарь

Виталий Бондарь

историк

— Я не знаю, почему этот угол назвали «расстрельным». Нет никаких документальных или даже устных свидетельств, что в этом углу кого-то расстреливали. В 1998 году в этом углу кладбища кто-то решил построить заправку, и, пока комитет по охране культурного наследия не остановил их, там начали проводить земляные работы. В итоге были найдены останки людей, но в гораздо большем количестве — кости животных. Возможно, там находился могильник. Сейчас здесь появился мемориальный комплекс. Я не могу сказать, что выступаю категорически против него, но и нарушения законодательства я здесь тоже не вижу.

Виталий Бондарь сравнивает выбор места для мемориала с выбором даты для празднования Дня города Краснодара.

— Почему его отмечают не летом, когда казаки пришли сюда и выбрали место для основания города? Ну кто будет отмечать это в начале июня? С точки зрения массовиков-затейников, сентябрь гораздо удобней. Точно так же и здесь — чем искать по Краснодару места захоронения репрессированных — а их по городу достаточно много, — проще открыть мемориал на кладбище.

А где еще можно было бы открыть подобный мемориал?

— Например, на улице Бабушкина и Котовского, рядом с Еврейским кладбищем, туда дальше, в сторону Красных Партизан. Но во-первых, у нас в горпарке уже есть памятник в честь примирения и согласия. Не будем говорить о его художественных достоинствах, но сам памятник есть. Так стоит ли плодить новые сущности? Я это, честно говоря, не очень хорошо понимаю. Кстати, площадь Героев [возле Вечного огня — Юга.ру] посвящена не только тем, кто погиб в Великую Отечественную войну, но и тем, кто пал в Гражданскую войну. Можно пройти и посмотреть, что написано на скрижалях, установленных вдоль улицы Северной.

Горя хватило всем

Будущий монумент не единственное на Всесвятском кладбище памятное сооружение, посвященное жертвам бурных послереволюционных лет. В 2017 году там же, в северо-западной части установили поклонный крест казакам, погибшим в 1920-1930-х гг. и перезахороненным в этом месте почти век спустя.

Место сразу же стало достаточно популярным — 24 января 2019 года именно здесь прошла церемония, посвященная Дню памяти жертв массовых репрессий казачества и состоялась панихида по безвинно убитым.

В годы Гражданской войны на Кубани в результате боевых действий, голода, болезней, красного и белого террора погибли десятки тысяч жителей. Тела многих из них, так и не захороненные в свое время, находят и в наши дни.

Алексей Корецкий

Алексей Корецкий

поисковик

— Только при мне больше 2 тыс. точно нашли, — говорит Алексей Корецкий, руководитель поисковой организации «Щит и меч» с 2005 года. — Находили останки жертв Гражданской войны, репрессий, Великой Отечественной войны. Этим делом занимались не только мы, но и целый Краснодарский университет МВД вместе с ФСИН, Федеральной службой судебных приставов и рядом патриотических и поисковых организаций. Ищем людей и продолжаем находить их каждый день.

Летом 2013 года при строительстве дома в Краснодаре были найдены человеческие кости. По словам поисковика, застройщик оказался порядочным человеком, не умолчал, а пришел в администрацию и сказал, что пока с останками не разберутся по закону, он дальше строить не будет. Сотрудники администрации вышли на организацию «Щит и меч».

— 128 человек мы откопали прямо на углу Котовского и Красных Партизан. Останки были найдены на небольшой глубине — где-то полметра, — вспоминает Корецкий. — Участок был забит костями до 4,5 метров в глубину. Все было смешано со строительным мусором, а кто-то из местных жителей построил там уличный туалет. Когда мы нашли эту туалетную яму, она была прямо в костях. Но я его не осуждаю, время было советское — 50-е годы. Рядом с телами было найдено много личных вещей — кобуры времен Гражданской войны, нательные кресты, иконы, чемоданы, личные вещи. Мы это передали в музейную комнату, которая находится в парке им. 30-летия Победы. Их и сегодня можно там увидеть. Себе мы никогда ничего не берем — это страшный грех.

Все найденные останки перенесли в часовню на Всесвятское кладбище, а в сентябре 2013 года перезахоронили в том самом северо-западном углу.

— Вон там, ближе к Аэродромной и Бабушкина останки репрессированных и перезахоронили. Со всеми почестями, как полагается, — вспоминает Корецкий. — Почему репрессированных? Некоторые останки были порубаны шашками. Мы потом в архивах провели немало времени и установили, что на том месте [где собирались строить дом — Юга.ру], раньше значились расстрельные ямы, где большевики расстреляли пленных казаков из корниловской армии. Я не буду врать, всего уже не помню, но там были и казаки, и военные, и гражданские. И сверху еще лежали останки периода Второй мировой войны.

Корецкий предполагает, что эти ямы использовались в течение нескольких десятилетий.

— Там были дренажные каналы и сливные ямы вокруг аэродрома. Чтобы не копать новые, они использовали эти ямы. Это было удобно для тех, кто расстреливал. Могли там быть и жертвы Большого террора 30-х годов, хотя, насколько я знаю, основные расстрелы тогда происходили на территории до сих пор действующего СИЗО № 1. Там недалеко от тюрьмы была яма, где мы тоже находили останки. Расстрелы проводились там, но тела также вывозились на остров Красный Кут. Мы искали там эту яму, но не нашли. Но я точно знаю, что она там есть. Такие же расстрельные ямы были в районе улицы Аэродромной и примыкающих улиц. Еще лет десять назад мы находили там 60 человек и перезахоранивали потом эти останки там же, на Всесвятском. Расстрельные ямы были и в районе казарм — на улице Кожевенной перед Тургеневским мостом.

— Мясорубка в те годы была страшная, останков мы находили огромное количество. У нас полгорода на костях — «расстрельный угол» можно открывать где угодно. Но место для этого мемориала выбрано, на мой взгляд, абсолютно правильное. Там не только мы людей перезахоранивали, там же находится памятник представителям греческой диаспоры, которые подвергались гонениям в те годы.

По словам Корецкого, за долгие годы поисковой деятельности он сталкивался со случаями, когда нечестные застройщики при обнаружении во время строительства останков людей просто собирали их в самосвал и вываливали в Кубань. Он уверен, таких предпринимателей накажет бог.

Излишества здесь быть не может

Андрей Зайцев

Андрей Зайцев

историк, профессор КубГУ

— Я считаю, что кладбище — это само по себе мемориальное место уже по предназначению. Например, у нас на Крепостной площади — там, где сейчас Екатерининский сквер перед зданием ЗСК, в свое время там осуществлялись захоронения жертв Гражданской войны. Но мы же не будем новые мавзолеи ставить в центре города? А на Всесвятском кладбище мемориал будет уместен. Я считаю, что стоит его открыть в любом случае, — согласен с выбором места для памятника историк-исследователь Кубани начала ХХ века Андрей Зайцев.

— У нас в Городском саду есть памятник жертвам Гражданской войны, который, кстати говоря, стал одним из первых в стране. Там, если вы помните, отдается дань уважения жертвам и со стороны красных и со стороны белых. Неслучайно там лежат рядом буденовка и казачья папаха.

Что касается «расстрельного угла», то жертвы времен Гражданской войны и периода сталинских репрессий, безусловно, заслуживают того, чтобы о них вспоминали как можно чаще. Этот мемориал станет напоминанием следующим поколениям о том, что подобные жертвы во имя идей, пускай даже самых высоких, таких как построение коммунизма, не должны повториться. Повторюсь, что памятник нужен и в этом месте в том числе. Мне кажется, что излишества здесь быть не может. Наоборот, общество недооценивает эту трагедию, люди слишком быстро забывают о том, как стремительно может меняться цена человеческой жизни. Об этом надо помнить, и это наименьшее из того, что мы можем сделать в память об этих жертвах. Есть прекрасные слова Марины Цветаевой на эту тему:

Белый был — красным стал:
Кровь обагрила.
Красным был — белый стал:
Смерть побелила.

Смерть всех уравнивает. И здесь избирательно подходить к тому, что мы будем оплакивать жертв только одной из сторон, нельзя. Даже в годы сталинских репрессий жертвой был, по сути дела, весь народ, вне зависимости от национального, сословного статуса.

Надо чтить всех

Историк Сергей Кропачев участвовал в подготовке нескольких томов Книги памяти жертв политических репрессий по Краснодарскому краю. Тысячи страниц с фамилиями людей, которые безвинно погибли во время зачистки 1930-х гг., прошли через его руки. Кропачев настаивает: у жертв Гражданской войны и Большого террора разные причины, и нельзя забывать о памяти погибших в тридцатые годы прошлого века.

Сергей Кропачев

Сергей Кропачев

историк

— Гражданская война — это глобальная трагедия, там были жертвы с той и другой стороны. Но в 1937-1938 гг. войны не было, а люди погибали. Полтора миллиона было репрессировано, из них около 800 тыс. человек по всей стране были расстреляны. Весь этот район между улицами Котовского, Красных Партизан, Аэродромной — это в том числе места расстрелов в годы Большого террора. Установление в том районе памятного знака уместно и необходимо хотя бы для того, чтобы в день памяти близкие родственники, внуки и правнуки могли прийти и принести цветы. Там рядом уже есть памятник репрессированным грекам, и если будет еще один знак, посвященный всем репрессированным, то это будет уместно, справедливо и по совести.


Несмотря на то что практически все историки считают открытие памятника на Всесвятском кладбище нужным делом, некоторые обращают внимание на позицию властей. О «погибших во время Гражданской войны» осторожно говорят городские власти, «память кубанцев, когда-то воевавших, может, и на разных фронтах, но одинаково любивших свою Родину» вспоминает губернатор. «Во имя будущего помни о прошлом» — гласит надпись на вновь открытом монументе. Однако незаметно получилось так, что память эта становится избирательной и мало кто говорит вслух именно о сталинских репрессиях 1937-1938 гг. И если в феврале 2019 года слово «репрессии» из уст краевых властей еще звучало, то 25 декабря, в день открытия комплекса, в пресс-релизе остались только «красноармейцы и белогвардейцы».

Статьи

Ветхость не препятствие

Зачем реставрировать старинные дома в центре Краснодара

Статьи Партнерский

Малое дело с большой поддержкой

Интервью с директором Фонда развития бизнеса Еленой Пистуновой

Читайте также

Реклама на портале