Спецпроект «Историческая среда» подготовлен при поддержке строительной компании «Краснодар Сити»

Невечный город. Как в Краснодаре защищают исторические здания

В конце января стало известно о результатах мониторинга памятников истории и культуры Краснодара. Они плачевны — 70% объектов нуждаются в ремонте, а 26 зданий находятся в критическом состоянии. Более того, два объекта из реестра экспертам найти так и не удалось.

Юга.ру разбирались в том, что сегодня происходит с памятниками архитектуры в Краснодаре.

По словам руководителя управления государственной охраны объектов культурного наследия Краснодарского края Романа Семихатского, когда активисты проводили мониторинг, то в управление за информацией о количестве или перечне объектов никто не обращался. Тем не менее итоги этого исследования, по его мнению, очень важны.

Роман Семихатский:
— Они собрали важную информацию, сделав то, на что у нас элементарно не хватает времени. Но в этом исследовании есть несколько утверждений, которые не соответствуют действительности. Например, было указано, что только небольшая часть объектов культурного наследия края включена в реестр. Существует поручение президента РФ, которое обязывало нас до конца 2017 года зарегистрировать все объекты в едином реестре. И мы это поручение выполнили. Раньше эта работа практически не велась, но за последние два года мы практически все 8,5 тыс. объектов зарегистрировали.

Что касается зданий, которые активисты не смогли найти, то по одному из утраченных объектов мы в свое время обращались в минкультуры с целью исключения дома из реестра, потому что он был включен туда необоснованно. Это здание не являлось исторической ценностью и представляло собой, если я не ошибаюсь, корпус производственного предприятия.

Что будет с многочисленными домами, которые находятся в неудовлетворительном состоянии?

— По закону бремя содержания исторического объекта возложено на собственника. Мы много раз общались и с министерством культуры, и с правоохранительными органами, у всех позиция такая, что если ты не можешь содержать этот объект, переезжай в здание, содержать которое тебе под силу. Мы предлагали ввести какой-то механизм, чтобы частные лица могли вести реставрацию по упрощенной схеме, но нам было сказано, что трудности — это проблемы владельца. И если он не может, то он не должен эксплуатировать такое здание. Закон для всех один.

В первую очередь мы принимаем меры к собственникам, которые являются юридическими лицами. Зачастую эти объекты сдаются ими в аренду и таким образом используются для извлечения прибыли. То есть эксплуатация здания приносит им деньги, но на реставрацию они их не тратят. Возможно, через суд будем принуждать их проводить реставрационные работы.

Что касается собственников, которые являются частными лицами, то, к сожалению, практика показывает, что зачастую они не в состоянии отреставрировать эти здания. Очень часто это пожилые люди, которые много лет назад получили в пользование квартиры в этих зданиях, и денег на реставрационные работы у них нет. Направляем им охранные обязательства, просим, но требовать от них реставрации сложно.

В бюджете вашего управления предусмотрены средства на реставрацию какого-то количества объектов культурного наследия?

— Ежегодно наше управление получает финансирование из краевого бюджета, но средств этих не хватает, потому что объектов культурного наследия у нас очень много. Ни в одном регионе — ни в Москве, ни в Петербурге — нет такого количества. Но самое главное, что в наших полномочиях нет функции заказчика по выполнению ремонтно-реставрационных работ. Те средства, которые выделяются, предназначены для обеспечения госохраны объектов. Они идут на документацию, определение зоны охраны объекта, и то только на те объекты, которые находятся в краевой собственности. На объекты, не принадлежащие краю, тратить деньги мы не можем.

Все средства мы делим на две части — приблизительно половина идет на мониторинг объектов археологии, которых у нас в крае около 15 тыс. и каждый год появляется еще 200‑300 новых. А вторая половина нашего бюджета в соответствии с поручением президента уходит на разработку проектов зон охраны объектов культурного наследия, которые являются музеями-заповедниками. На все объекты культурного наследия, которые находятся в краевой собственности, мы должны разработать проекты зоны охраны, и мы эту работу ведем. Пока средств хватает только на это — мониторинг и подготовка документации.

У каждого из зданий, нуждающихся в неотложном ремонте, своя многострадальная история. Учебный корпус КубГТУ, расположенный на Красной, 166, должны были реставрировать по федеральной программе. Конкурс выиграла фирма из Санкт-Петербурга, качеством работ которой вскоре оказались недовольны и сам университет, и управление по охране памятников. В итоге суды с бросившей реставрацию подрядной организацией идут уже три года. Все это время здание стоит и потихоньку разрушается.

Не первый год разваливается дом архитектора Косякина на улице Кондратенко (бывшая Короткая). Есть надежда, что в ближайшее время у здания появится новый собственник, готовый инвестировать в его реставрацию значительные средства. В противном случае еще одну зиму памятник архитектуры может просто не пережить.

Еще два аварийных объекта располагаются буквально через дорогу от мэрии. Один из них — это дом Кубанской общины сестер милосердия на углу улиц Красноармейской и Длинной. Второй — построенный больше ста лет назад дом купца Лихацкого, находящийся сейчас на задворках нового гостиничного комплекса на углу Красной и Длинной. Раньше в нем находилась православная библиотека, но когда здание начали пытаться перестроить, город забрал его обратно и сейчас пытается найти инвесторов для его реконструкции. Ситуация осложняется тем, что дом пострадал во время строительства гостиницы — на его территории складировали стройматериалы. Кроме того, нормальный доступ к дому ограничен незаконченной стройкой все той же гостиницы.

— К нам поступают обращения о признании тех или иных домов объектами культурного наследия. Здания, которые обладают определенными характеристиками, включаются в этот перечень. Затем принимается решение о включении этих объектов в реестр — на основании историко-культурной экспертизы, которую проводят лицензированные министерством культуры эксперты. Они уже и определяют, достойно ли то или иное здание включения в реестр или нет, — рассказал порталу Юга.ру Роман Семихатский.

— Вот сейчас в рамках разработки предмета охраны исторического поселения Краснодара экспертная группа провела огромную работу по исследованию города и выявила большое количество объектов, которые являются ценными, но не могут считаться полноценными объектами культурного наследия. Да, это исторические здания, они красивые, но особой исторической и архитектурной ценности они не имеют. Они, безусловно, будут являться предметом охраны, но не будут являться полноценными объектами культурного наследия. А если эти здания все вдруг станут полноценными памятниками архитектуры, то я думаю, что все строительство в центре города остановится. Включить объект в реестр несложно, а исключить из него можно только решением правительства РФ.

Впрочем, некоторым зданиям включение в реестр не помогло. Красивый жилой дом начала XX века, располагавшийся по улице Кожевенной, защита государства не уберегла. Сейчас вместо него безликие новостройки. Что случилось с памятником архитектуры? По информации, полученной в управлении госохраны объектов культурного наследия, в 2008 году здание снесли «неустановленные лица». Делом занимались следственные органы и полиция, но виновники произошедшего пока не найдены.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале