Что имеем — не храним. Краснодар, который у нас пока еще есть

  • Дом архитектора А.П.Косякина, 1906-1910 гг. © Фото Елены Синеок, Юга.ру

В Краснодаре 278 зданий числятся в официальных документах как памятники архитектуры. Большая часть из них расположена в исторической части города и находится в более или менее приличном состоянии. В этих домах сейчас располагаются магазины, офисы коммерческих предприятий, государственные учреждения. Но повезло далеко не всем: стоит отойти на пару кварталов в сторону от улицы Красной — и можно увидеть десятки домов в грустном и даже аварийном состоянии. Особенно это касается жилых многоквартирных домов. Журналисты портала Юга.ру прогулялись по городу и убедились, что многим памятникам архитектуры требуется неотложная помощь.

Так называемый Мавританский дом построен в 1910 году по проекту Ивана Рымаревича-Альтманского. По легенде, молодой инженер влюбился в грузинскую княжну, родители которой были против ухаживаний незнатного екатеринодарского интеллигента. Княжну увезли в родной Тифлис, где она зачахла и умерла, а в память о возлюбленной Рымаревич-Альтманский построил красивый особняк в мавританском стиле. Здание, долгое время украшавшее город, сейчас как та самая княжна — чахнет и умирает.

  • Пушкина, 61. Дом жилой, 1910–1912 гг., архитектор Рымаревич-Альтманский
  • Пушкина, 61. Дом жилой, 1910–1912 гг., архитектор Рымаревич-Альтманский
  • Пушкина, 61. Дом жилой, 1910–1912 гг., архитектор Рымаревич-Альтманский

По словам руководителя краевого управления госохраны объектов культурного наследия Романа Семихатского, проблема с Мавританским домиком по Пушкина возникла во многом из-за несовершенства законов: «Многоквартирные дома, являющиеся объектами культурного наследия — проблема для всей страны. Дело в том, что бремя содержания объекта культурного наследия лежит исключительно на собственнике. То есть люди, проживающие в этих домах, должны скинуться, заказать проект работ, затем выполнить саму реставрацию — и все это может обойтись в несколько десятков миллионов рублей.

  • Гимназическая, 101. Дом жилой, начало XX в.
  • Гимназическая, 101. Дом жилой, начало XX в.
  • Гимназическая, 101. Дом жилой, начало XX в.
  • Гимназическая, 101. Дом жилой, начало XX в.

Но мы понимаем, что это невозможно. У людей нет таких денег и времени. Поэтому сейчас на федеральном уровне принимается решение о возможности включения таких объектов в программу капитального ремонта жилья. Сегодня в градостроительном законодательстве нет такого слова — "реставрация". Как только этот вопрос будет решен, мы приложим все усилия, чтобы включить эти дома в программы капитального ремонта многоквартирного жилья. Это позволит снять часть затрат с простых жильцов и, самое главное, поможет привести в порядок памятники архитектуры».

  • Горького, 92. Дом жилой, 1900 г.
  • Горького, 92. Дом жилой, 1900 г.
  • Горького, 92. Дом жилой, 1900 г.

Любое действие в отношении культурного объекта должно быть согласовано с управлением охраны культурного наследия, а проектное решение и сами работы должны быть выполнены только лицензированной организацией. Это долго и дорого. В старинных домах в центре зачастую живут малообеспеченные люди и одинокие пенсионеры — вот и ремонт они делают такой, какой позволяют силы и здоровье. 

  • Коммунаров, 110. Дом жилой, начало XX в.
  • Коммунаров, 110. Дом жилой, начало XX в.
  • Коммунаров, 110. Дом жилой, начало XX в.

Улица Коммунаров в середине 1860-х годов получила свое первое название — Борзиковская. Название всей улице дал дом полковника П.Н. Борзикова. Южная часть улицы считалась аристократической, и здесь располагалось множество красивых особняков. Там, где когда-то жили богачи, сейчас грязь и разруха. Не придает респектабельности этому району и близость Кооперативного рынка.

  • Коммунаров, 64. Дом общества борьбы с нищенством, 1911 г.
  • Коммунаров, 64. Дом общества борьбы с нищенством, 1911 г.

Здание, в котором сейчас располагается детская театральная студия, грузинское кафе и фотостудия, более века назад построило для своих нужд Екатеринодарское общество по борьбе с нищенством. В доме находилось управление общества, «убежище» для его подопечных, а также действовала небольшая домовая церковь.

  • Коммунаров, 140. Дом жилой, начало XX в.
  • Коммунаров, 140. Дом жилой, начало XX в.
  • Коммунаров, 140. Дом жилой, начало XX в.

Здание по Коммунаров, 140, построенное в начале XX века, принадлежало владельцам мельницы и торгового дома «Ерошов с сыновьями». Часть помещений занимало агентство Русского общества пароходства и торговли. Там, где раньше работали екатеринодарские бизнесмены, сейчас живут простые пенсионеры. Судя по внешнему состоянию дома, мельниц и пароходов у них нет.

  • Коммунаров, 18. Дом жилой присяжного поверенного В.В. Сербина, 1910 г.
  • Коммунаров, 18. Дом жилой присяжного поверенного В.В. Сербина, 1910 г.
  • Коммунаров, 18. Дом жилой присяжного поверенного В.В. Сербина, 1910 г.
  • Коммунаров, 18. Дом жилой присяжного поверенного В.В. Сербина, 1910 г.

Больше века назад весь верхний этаж некогда прекрасного здания по Коммунаров, 18 вместе с семьей и семью слугами занимал Г.С. Сахав — владелец обувного магазина на Красной. Во дворе дома располагался гараж-конюшня, где стоял один из первых в Екатеринодаре автомобилей и куда, по рассказам очевидцев, «лошадь заезжала прямо с пролеткой». Сто лет назад дом славился своими интерьерами, камином, красивыми изразцами, а респектабельные жильцы держали лошадей и породистых собак. Сегодня здание облюбовали бомжи и крысы.

  • Дом архитектора А.П. Косякина, 1906–1910 гг.

Двухэтажный дом в стиле модерн, расположенный на улице Короткой (ныне Кондратенко), принадлежал главному архитектору города Александру Косякину и был выполнен по его личному проекту. Архитектор Косякин стал автором нескольких знаковых для Екатеринодара сооружений — Мариинского женского училища, Краснодарского почтамта, Введенской церкви в Пашковской и ряда других видных зданий. В 1939 году особняк был приспособлен под пятикомнатную коммуналку. В 2000-е годы квартиры были выкуплены одним собственником и затем неоднократно перепродавались. Сейчас здание находится в полуразрушенном состоянии.

  • Дом архитектора А.П. Косякина, 1906–1910 гг.

Роман Семихатский, руководитель управления государственной охраны объектов культурного наследия Краснодарского края: «Собственник, который не содержал этот дом в надлежащем виде и стремился добиться его разрушения, попытался в прошлом году его перепродать. Мы обратились в суд с иском о признании этого договора купли-продажи недействительным, потому что в нем не указано, что это объект культурного наследия. Однако новый собственник, который приобрел это здание, обратился к нам в управление и выразил готовность незамедлительно приступить к консервации дома, к разработке проекта реставрации и непосредственно к самой реставрации. Пока это только устные заверения, к которым мы относимся с определенной долей недоверия, потому что уже научены опытом общения с прошлым хозяином. 

Новый собственник хочет отреставрировать это здание, использовать его под свой офис, а прилегающую территорию использовать для застройки. Если работы на этом объекте начнутся, то мы не будем инициировать изъятие дома. Если договор-купли продажи будет признан действительным, мы будем обязаны выдать собственнику охранные обязательства, где дать ему разумные сроки для выполнения обязательств. На сегодняшний день есть надежда просветления в этом вопросе. Этот вариант кажется лучшим решением проблемы с домом Косякина».

  • Кирова, 33. Дом жилой, конец XIX в.
  • Кирова, 33. Дом жилой, конец XIX в.
  • Кирова, 35. Дом жилой, 1906–1910 гг.
  • Кирова, 35. Дом жилой, 1906–1910 гг.
  • Кирова, 35. Дом жилой, 1906–1910 гг.

Улица Кирова, прежнее название — Медведовская. Название было дано по одноименной станице, куда вела дорога, начинавшаяся за городом и как бы продолжавшая улицу. Медведовская служила своеобразной границей — восточнее этой улицы в 1880-х годах было запрещено крыть крыши домов камышом и соломой. А вскоре и на ней турлучные хаты стали заменяться добротными одноэтажными особняками, которые стоят и сейчас. Строить в те годы действительно умели.

  • Красноармейская, 97. Дом Кубанской общины сестер милосердия, 1902 г., архитектор Н.Д. Малама
  • Красноармейская, 97. Дом Кубанской общины сестер милосердия, 1902 г., архитектор Н.Д. Малама
  • Красноармейская, 97. Дом Кубанской общины сестер милосердия, 1902 г., архитектор Н.Д. Малама

Здание с символическими крестами на фасаде принадлежало общине сестер милосердия Российского общества Красного креста, которая была учреждена в Екатеринодаре в 1894 году «с целью подготовки опытного медперсонала для ухода за больными и ранеными в военное и мирное время». В настоящее время уход нужен самому зданию, находящемуся в аварийном состоянии.

  • Советская, 70. Дом жилой, начало XX в., архитектор А.А. Козлов
  • Советская, 70. Дом жилой, начало XX в., архитектор А.А. Козлов
  • Советская, 70. Дом жилой, начало XX в., архитектор А.А. Козлов

Особняк на Советской, 70 был построен в начале XX века по проекту А.А. Козлова. По воспоминаниям очевидцев, раньше дом украшала фигура орла с распростертыми крыльями. Сейчас орла нет, зато фасад дома портит дополнительный вход, сделанный при разделении особняка на коммунальные квартиры.

  • Гимназическая, 6. Дом жилой П.В. Миронова, 1912 г., архитектор З.П. Коршевец

В особняке по Гимназической, 6 долгие годы проживал секретарь городской думы и управы П.В. Миронов. Всю свою жизнь он посвятил служению на благо Екатеринодара, а затем и Краснодара. Он занимался переписью населения, работал в коммунальном хозяйстве, являлся одним из инициаторов появления городской канализации и водопровода. Миронов преподавал в университете, создавал карты и планы Екатеринодара, его деятельность способствовала открытию в городе Политехнического института. Палладий Васильевич пережил царя, Временное правительство, Гражданскую войну, оккупационную администрацию, но вряд ли смог бы смириться с тем, как некоторые шедевры екатеринодарской архитектуры выглядят в XXI веке.

  • Второе общественное собрание, 1913 г., архитектор М.И. Рыбкин. Дом офицеров
  • Второе общественное собрание, 1913 г., архитектор М.И. Рыбкин. Дом офицеров
  • Второе общественное собрание, 1913 г., архитектор М.И. Рыбкин. Дом офицеров
  • Второе общественное собрание, 1913 г., архитектор М.И. Рыбкин. Дом офицеров

«Одно из интереснейших зданий города» — так охарактеризовала местная газета новое здание Второго общественного собрания, выполненное в стиле модерн. В большом зале собрания, ставшем одним из центров притяжения культурной жизни Екатеринодара, проходили танцевальные вечера, концерты и спектакли. После установления советской власти в здании последовательно располагались гарнизонный клуб, детский городок, рабочий театр, пока в 1929 году здание не передали Дому Красной Армии. В советские годы здесь работал Дом офицеров, на концерты и праздничные мероприятия в который ходили целые поколения краснодарцев.

Последние несколько лет творение архитектора Рыбкина служило местом для всевозможных «выставок-продаж шуб из норки и мутона». Впрочем, сегодня есть надежда, что ситуация изменится в ближайшее время. Во всяком случае, по словам чиновников, проектная документация на Дом офицеров уже разработана и совсем скоро начнутся конкурсные процедуры, а затем и реставрация объекта. Ориентировочно, в 2018 году обновленное здание, переданное краевому министерству культуры, вновь откроет двери для горожан.

  • Леваневского, 27. Доходный дом, 1900–1910 гг.
  • Леваневского, 27. Доходный дом, 1900–1910 гг.

Доходный дом на Леваневского, 27 принадлежал дворянину Теобальду Арцишевскому, бывшему члену-сотруднику Екатеринодарского римско-католического общества пособия бедным. Он погиб в феврале 1918 года и был похоронен на Всесвятском кладбище, где еще в 1970-е годы можно было увидеть его могильную плиту с надписями на польском. Сегодня дом на Леваневского остался его последним памятником.

  • Кирова, 38. Дом жилой, начало XX в.
  • Кирова, 38. Дом жилой, начало XX в.
  • Кирова, 38. Дом жилой, начало XX в.
  • Кирова, 38. Дом жилой, начало XX в.

Тем не менее, уверяет Семихатский, ситуация с памятниками архитектуры стала лучше: «Во-первых, ужесточилось законодательство. Существенно выросли и штрафы за причинение ущерба объектам культурного наследия. Соответственно, и собственники начали знакомиться с законодательством, стали чаще обращаться за согласованиями и консультациями. Объем переписки в нашем управлении вырос в разы. Тяжело, но мы стараемся справляться».

P. S. 

Радует, что значительная часть исторических зданий Краснодара находятся в нормальном состоянии. Жаль, что не во всех располагаются приемные президента страны.

  • Екатеринодарский городской и общественный банк и сиротский суд, 1898–1900 гг., архитектор И.К. Мальгерб

Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале