«Я хочу своим примером показать, что все возможно». Интервью с создателем бренда одежды для йоги Юлией Барановой

Юлия Баранова начала создавать одежду еще в детстве. В школе носила вещи, которые сшила собственноручно. Однако считала, что быть швеей не престижно, поэтому в университет поступила на совершенно другую специальность. Работала в банке, но в 2008 году уволилась и стала брать заказы на пошив. Свою первую мастерскую сделала из летней кухни в частном доме.

Сейчас Юлия специализируется на одежде для йоги и спорта, нашла партнера, арендовала помещение для цеха и начала сотрудничать с онлайн-магазином Wildberries. В 2019 году прошла Школу молодого предпринимателя, сейчас является ее трекером.

Беседа с Юлией Барановой входит в серию интервью с молодыми предпринимателями Краснодарского края, которые стали амбассадорами проекта «Мой бизнес».

Вы производите одежду для йоги и спорта — почему именно эта сфера?

 Моя мама хореограф, и я была частью ее коллектива. Все костюмы, в которых мы выступали, сшиты вместе с мамой. Я шью с десяти лет — примерно в седьмом классе начала сама себе создавать юбки и платья. В университете обшивала однокурсников, на работе в банке — коллег. Все знали, что я шью, но параллельно у меня были другие профессии, и образование у меня совсем не профильное. Через несколько лет после окончания университета выучилась сначала на закройщика, затем — на дизайнера. Да, путь был длинный и извилистый.

Уже около пяти лет я практикую йогу и в какой-то момент стала задумываться, в чем лучше заниматься. Смотрела на блогеров и думала, что мне нужно найти примерно такую одежду. А потом — зачем искать, если я сама могу все сделать?

На тот момент я дружила с девушкой, владеющей собственной студией йоги. Мы решили объединить наши возможности: я попробовала сшить несколько костюмов и благодаря ей нашла нескольких клиентов. Пригласила их, мы поэкспериментировали и придумали интересные фасоны. Потом познакомилась с фитнес-инструктором и разработала для нее целую коллекцию комбинезонов. Ко мне стали обращаться — так все и закрутилось.

Как охарактеризуете рынок хендмейд-одежды в Краснодаре? Много ли конкурентов сейчас, в чем отличие вашего продукта?

— Я анализировала всех конкурентов, которые создают одежду для йоги. Самые сильные находятся в других регионах России —в Краснодаре больше сфокусированы на одежде для фитнеса. Я заняла свою узкую нишу и чувствую себя достаточно комфортно.

В одежде, которую я создаю, 92% хлопка и всего 8% эластана. Это дает возможность телу дышать. У хлопка вообще очень много преимуществ. Также у меня есть уникальное торговое предложение, своеобразная фишка. Это разработка индивидуальной мандалы — уникального изображения на комбинезоне, которое имеет сакральный смысл для каждого заказчика. То есть человек сам вкладывает в мандалу то, что ему важно.

Поскольку ваш бизнес вырос из хобби, расскажите о переломных моментах. Когда стало ясно, что на увлечении можно зарабатывать?

— Это я почувствовала, когда ушла с основной работы в банке. Когда шила в свободное время, понимала, что могу зарабатывать на создании одежды, но реализовать все в полной мере не представлялось возможным — большую часть дня я была офисным сотрудником. Кстати, в банке я занималась тем, что анализировала бизнесы людей и кредитовала их. Истории тех, кто решил начать свое дело, вдохновляли меня — я понимала, что все реально.

В 2008 году я ушла из банка и смогла полностью отдаться шитью, появилось много клиентов. Когда закрывала первый месяц, оказалось, что я в плюсе. Конечно, были и сложные моменты, когда за успехом следовали неудачи. Первое время в бизнесе — это всегда нестабильность. Ты не знаешь, что будет дальше, постоянно ищешь новых клиентов и каналы распространения информации о себе. Да, в какой-то момент на тебя начинает работать сарафанное радио, но это приходит со временем.

Иногда у меня появлялись мысли о возвращении в офис — был момент выгорания. Когда занимаешься своим делом, то постоянно думаешь о работе. Нет такого, что в 19:00 встаешь из-за стола и обо всем забываешь до утра. Когда я засыпала, в моей голове вертелись разные идеи и выкройки, даже во сне я не отдыхала. Мне надоело строить стратегии и планы по завоеванию мира. Через четыре года я вернулась в банк, но два года спустя вновь ушла. Вот уже почти десять лет я непрерывно занимаюсь только шитьем.

Вы говорили, что раньше считали, что быть швеей непрестижно. Что и как изменилось в этих взглядах?

— Надо сказать, что у меня вообще мировоззрение поменялось. Когда в 2004 году выпускалась из школы, считала, что нужно получать высшее образование. Подала документы и поступила на исторический факультет с правом преподавания. Не могу сказать, что жалею об этом, но если ты видишь себя в чем-то конкретном, надо заниматься этим. Мне же пришлось делать большой крюк — если бы я сразу пошла учиться на закройщика, сэкономила бы несколько лет.

Буду делиться собственным опытом, чтобы люди выходили из зоны комфорта и пробовали

Юлия Баранова

По своему окружению я вижу, что тенденция меняется. Большинство идет учиться, а потом — работать в той сфере, которая им по душе. Меня радует, что все меньше предрассудков о том, что молодые люди поголовно не идут в престижные профессии, а выбирают те, которые действительно нравятся.

Вы сделали мастерскую из летней кухни частного дома. Когда эта мастерская перестала справляться с объемами работы?

— Раньше я жила в частном доме с пристройкой. Там я оборудовала себе место и принимала клиентов. Но больше меня смущало не то, что вырос объем производства и нужно расширяться, а то, что все приходят в мое жилище. Примерно через два года я ушла работать в ателье.

Вы готовите уже вторую и третью поставки одежды для Wildberries. Как контактировали с этой онлайн-площадкой, сложно ли было добиться договоренности?

— Трудности были только с правильной подготовкой всей документации. Одежда для спорта считается вторым слоем, поэтому нужна соответствующая декларация. Ее получение заняло более двух месяцев.

А у Wildberries все стало лояльно — никаких сложностей во взаимодействии не возникло. Если раньше нужно было предоставить определенное количество товара и весь размерный ряд, то сейчас условие всего одно — не менее пяти единиц. Сейчас я изучаю предпочтения покупателей, поэтому первая поставка была пробной — выставили все позиции, какие у нас были, чтобы понять, на что идет спрос. Увидела, что некоторыми товарами вообще не интересуются, и перестала их производить.

С какими сложностями или стереотипами вам как женщине приходилось сталкиваться в бизнесе? Меняется ли как-то со временем ситуация в этом плане?

— Я вообще не сталкивалась с подобным. Может быть, это связано с тем, что я еще не очень весомая фигура в бизнесе. У меня творческая профессия, и к тому, что женщина создает одежду, все относятся нормально. В большей степени я вижу поддержку и уважение. Когда проходила обучение в Школе молодого предпринимателя, мы организовали бизнес-завтраки, на которых обсуждали разные темы. Мужчины внимательно слушали женские советы, анализировали их, брали на заметку. Это очень приятно.

Школу молодого предпринимателя вы прошли в 2019 году, то есть когда были бизнесменом уже более десяти лет. Чем вам помогло обучение?

— Когда ты просто шьешь на заказ — это не бизнес, а самозанятость. Когда я захотела чего-то большего, то поняла, что если не шьют мои руки, я не получаю деньги. Если болею или ухожу в отпуск — я не зарабатываю. Решила, что нужно создавать бизнес. Именно поэтому я прошла курс в Школе молодого предпринимателя. Там подробно рассказали о бизнес-процессах: как выстроить рабочую систему, как организовать производство, как нанимать персонал и взаимодействовать с ним. Все знания, которые нам дали, я смогла применить.

В прошлом году я выиграла наставничество от проекта «Мой бизнес». Мне помогли разобраться, как открыть цех. Объяснили, какие ошибки я могу совершить и что нужно сделать, чтобы их предотвратить.

Сейчас вы являетесь трекером Школы. В чем состоят ваши функции?

— Трекер — человек, который курирует учащихся. В мои обязанности входят консультации — как организационного характера, так и по образовательной программе Школы. Я как бы связующее звено между спикерами и учениками.

Расскажите, чем вашему делу помог проект «Мой бизнес»?

— Инвестициями от Фонда микрофинансирования я не пользовалась, но мне были полезны другие услуги — создание сайта, разработка логотипа и фирменного стиля. Когда делала декларацию, также обращалась в «Мой бизнес» за помощью.

В этом году ко всему прочему вы выступаете амбассадором этого проекта. Какова ваша миссия?

— Вдохновить и направить людей, которые услышат мою историю. Если у кого-то есть мечта, но человек боится ее осуществить, сидит где-то в офисе, мучается и не решается открыть свое дело, я хочу своим примером показать, что все возможно. Буду делиться собственным опытом, чтобы люди выходили из зоны комфорта и пробовали.

«Галицкий готов доверять своим людям»

Российские журналисты и комментаторы о смене главного тренера в ФК «Краснодар»

«Идти вперед намеченным курсом»

Интервью с гендиректором компании «Газпром добыча Краснодар» Андреем Захаровым

Верить в чудеса

«Пятёрочка» и «Синяя Птица» предлагают краснодарцам исполнить мечты особенных детей

Реклама на портале