Как запрет ЛГБТ-пропаганды изменит работу независимых книжных магазинов и издательств в Краснодаре, Петербурге и Твери

  •  © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
    © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)

Книготорговцы до сих пор до конца не знают, как на их работу повлияет запрет ЛГБТ-пропаганды. Большинство издателей еще не выслали книготорговцам свои списки запрещенных книг, и неясно, что придется с ними делать после снятия с полок. Редактор Юга.ру Александр Гончаренко предложил участникам рынка прокомментировать запрет. Издатели либо отказываются от комментариев, либо призывают к свободному распространению неподцензурной литературы.

Справка: 5 декабря 2022 года в РФ приняли поправки в закон об информации, касающиеся «запрета пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и (или) предпочтений». Эта инициатива также известна как закон о ЛГБТ-пропаганде или запрет пропаганды ЛГБТ. Цензурные нововведения затронут интернет, СМИ, книги, аудиовизуальные сервисы, кино и рекламу.

Ключевые изменения и штрафы описаны здесь, но пока неясно, как закон будет применяться на практике и будет ли иметь обратную силу. За исполнением закона в интернете будет следить Роскомнадзор, в оффлайне (в том числе — в книжных) — Роспотребнадзор и МВД.

Издатели

В марте 2022 года тверское издательство Kolonna Publications удалилось на «магические каникулы» и остановило выпуск новых книг. Все книги, изданные за пару десятилетий, появились на сайте для бесплатного скачивания.

30 ноября перед non/fiction в Москве главред Kolonna Дмитрий Волчек обратился к книготорговцам в своем фейсбуке*. Он попросил их не продавать книги издательства на ярмарке. Волчек пояснил, что сейчас гораздо важнее составить письмо против закона о ЛГБТ-пропаганде с подписями Пелевина, Акунина и Донцовой. «И пусть по пустому Гостиному двору ветер гоняет зловонные страницы прилепинских романов», — заключил Волчек.

Дмитрий Волчек поделился с Юга.ру своими впечатлениями от нового закона:

«90% книг, которые мы выпускали, связаны с ЛГБТ-тематикой. Меня спрашивали: не пора ли найти другую трансгрессивную область, ведь ЛГБТ теперь мейнстрим, неплохо вписаны в истеблишмент. Но я говорил: «Да, это так в Канаде или Испании, но в России только видимость толерантности». Эти опасения подтвердились, причем в самом наглом формате. Увы, некоторые книготорговцы и кинопрокатчики кинулись выполнять закон еще до того, как он вступил в силу. Тут точная аналогия с кострами из книг в Третьем Рейхе.

Что делать? У меня есть опыт работы с нелегальной литературой: «Митин журнал» я начал издавать еще в СССР, распространялся он, разумеется, бесплатно, и я вижу только один выход. Всё, что нарушает этот омерзительный закон, — тексты, образы, идеи — следует распространять точно так же, как самиздат в брежневские времена: на свой риск, бесплатно и за пределами традиционных торговых систем. В начале марта я выложил все наши книги для бесплатного скачивания и призываю других издателей сделать то же самое».

  •  © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
    © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
  •  © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
    © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
  •  © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
    © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)

В краснодарском издательстве «Асебия» рассказали, что пока не разобрались в законе, так как «love is the law, love under will».

«Мы запустили издательство в марте 2018 года — к переизбранию Путина на четвертый срок. Наша первая книга называлась «Гулаг расходящихся тропок», и даже утраченных иллюзий о свободе слова у нас не было. Хаотичного ужесточения цензуры все ждали скучая. Ведь книгоиздателю в РФ и раньше приходилось несладко — он мог получить метку иноагента, прослыть вредителем, поскользнуться на гололеде. Или получить отказ печатать книгу от типографии, боящейся, будто издание накаляет международную обстановку.

Поэтому мы выпускаем книги, не думая, подойдут ли они законам какого-либо государства или рыночной конъюнктуре. Мы выкладываем оригинал-макеты в открытый доступ еще до печати, отрицаем авторское право и не ставим никаких маркировок кроме copyright is dead. Нас больше беспокоит статус одного небинарного плагина для популярной программы верстки. Если использование такого софта в книгоиздании считается пропагандой ЛГБТ, то мы откажемся от него в пользу гетеронормативных российских аналогов.

Конкретно ЛГБТ-тематикой наше издательство никогда не интересовалось — в отличие от некоторых депутатов, стыдящихся рассказать о своем лете в пионерском галстуке. Но все мы помним, что делали Михаил Кузмин, Уильям Берроуз, Ив Сен-Лоран, Сергей Параджанов, Антон Красовский и др. у нас на глазах».

Несколько издателей, регулярно выпускающие книги с ЛГБТ-тематикой, отказались от комментариев по разным причинам, в том числе — чтобы избежать лишнего «нездорового внимания».

Книготорговцы

Совладелец петербургского независимого книжного магазина «Все свободны» рассказал Юга.ру об изменениях после принятия закона:

«Издательства присылают списки книг, которые надо убрать с полок. Списки эти осторожные и взвешенные, они согласованы с юристами. Однако к формулировкам закона по-прежнему слишком много вопросов, и все ждут, когда на них начнут отвечать», — сказал сооснователь «Все свободны» Артем Фаустов.

Хозяйка краснодарского магазина «Чарли» Анна Кадикова рассказала, как новый закон повлияет на работу книжного:

«Это скажется на расстановке книг: художественные и научные книги, а также книги по искусству, в которых есть тема ЛГБТ, должны быть запечатаны в пленку, промаркированы в категории 18+ и находиться вне досягаемости детей. По ст. 5 ФЗ 436 «О защите детей от информации, приносящей вред их здоровью и развитию».

Такие книги мы убираем на верхние полки. Нам, как ответственным за безопасность несовершеннолетних, надо спрашивать паспорт, продавая книгу с наклейкой 18+, как с алкоголем и сигаретами.

А если возле нашего книжного откроется детский центр, то все верхние полки мы будем вынуждены перевезти в другое место более чем в 100 метрах от детских учреждений».

Видел в «Чарли» книгу Оливии Джадсон о сексе у всех видов фауны, где есть и о гомосексуальности. Сколько таких потенциально запретных книг в вашем магазине?

— В новом законе не раскрыто ни понятие «пропаганды», ни значение слова «пропагандирующий», нет четких и ясных принципов классификации. Ждем пояснений, которые запросил Российский книжный союз. Только по этим принципам мы поймем, какие книги могут попасть под ФЗ.

Что произойдет с экземплярами книги, если вы решите снять их с продажи?

— Пока мы не получим четких и ясных определений, какие именно книги попадают под запрет, мы не можем решить вернуть их. Сейчас издательство может снять собственные книги с продажи по своему усмотрению — тогда мы получаем от них список наименований, и о дальнейших действиях договариваемся индивидуально.

  •  © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
    © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
  •  © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
    © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
  •  © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)
    © Кадр из фильма «451° по Фаренгейту» (реж. Франсуа Трюффо, 1966)

На книжном рынке Чистяковской рощи есть магазин «Кот ученый». Его владелица Татьяна Мадонова сказала Юга.ру, что из-за запрета ЛГБТ-пропаганды «часть литературы исчезнет с наших полок».

«Мы и раньше понимали, что некоторые книги рано или поздно окажутся под запретом. Но у нас до сих пор нет пояснений от большей части издателей. Рекомендации по спискам книг, подлежащих снятию с продажи, выслали только два крупных издательства. Но потенциально запретных книг гораздо больше у небольших издательств, а они просто возмущаются и не объясняют, что нам убрать из их книг, а что оставить. Так что убираешь самое очевидное.

Подсуетилось само ЛГБТ-сообщество: списки книг с ЛГБТ-тематикой есть на их собственных сайтах. Они молодцы, спасибо им за это большое… — или нет, ведь на эти списки будут ориентироваться и проверяющие организации. Так что может и не стоило составлять такие списки».

Хозяйка «Кота ученого» пояснила, что если снятые с полок книги выкуплены, а возврат не предусмотрен, то их, возможно, придется оставить у себя до лучших времен. Если в договоре предусмотрен возврат, книги можно вернуть издательствам.

Татьяна сказала, что сложно понять, какую литературу убирать с полок: «Мне с античной мифологии начать? Или с Платона? «Илиада» Гомера уже считается пропагандой ЛГБТ или еще нет? А «Демиан» Германа Гессе? Можно и русскую классику поднять, тем более в категории 18+ недавно успели побывать Маяковский, Есенин и Шолохов. В любом случае, запрещать взрослые книги с персонажами нетрадиционной ориентации нельзя, даже если ты считаешь, что неправильно быть нетрадиционной ориентации».


К осени 2022 года цены на книги выросли на 15-20% по сравнению с январем. В марте из-за санкций резко подорожала мелованная бумага.

В феврале в Краснодарском доме книги закрылся последний книжный магазин. В сентябре хозяйка независимого книжного в Сочи выставила его на продажу вместе с контактами издательств и поставщиков.


* Facebook — соцсеть, принадлежащая корпорации Meta, признанной экстремистской и запрещенной в РФ.

Как в Пятигорске?
Сегодня, 16:23
Как в Пятигорске?
В Краснодаре могут запретить концерт Инстасамки
«Без бумажки ты здесь никто»
27 января, 13:16
«Без бумажки ты здесь никто»
Что говорят беженцы из Украины, переехавшие в Краснодар