Книжный рынок в Чистяковской роще. Интервью с семейной парой, торгующей книгами и канцтоварами

Книжный рынок в Чистяковской роще — место знаменитое. И для Краснодара, можно сказать, культовое. Начиная с 1995 года каждое утро по субботам и воскресеньям сюда съезжаются продавцы художественной литературы, учебников и канцтоваров, букинисты, филателисты, нумизматы. Роща знала разные времена — и бум в начале 90-х, и упадок нулевых, и новый всплеск интереса покупателей.

Журналисты Юга.ру встретились с Татьяной Мадоновой и Евгением Соколовым, хозяевами книжного магазина «Кот ученый» и прилавка с канцтоварами. Татьяна рассказала о своих родителях, которые уже 20 лет торгуют здесь учебниками, а также о том, какую литературу читает молодежь и что станет с рынком в век интернет-магазинов и электронных книг.

— В 1995 году на небольшой территории в Первомайском парке [название Чистяковской рощи до 2008 года — прим. Юга.ру] людям разрешили торговать книгами. Год спустя место получило официальный статус рынка и появился орган самоуправления — совет рынка, в который вошли семь человек и еще 15 были на подхвате. Мой отец, Владимир Мадонов, был председателем с начала и до 2006 года. Он не получал никакой материальной выгоды, просто делал это из желания наладить жизнь книжного рынка. Изначально совет рынка действовал вместе с первым директором рынка Владимиром Мащенко, все вопросы решались вместе.

Места на книжном рынке изначально устроены так, чтобы можно было подъехать на машине и торговать прямо на площадке 4х4 метра. Поэтому пространство между рядами такое широкое — чтобы могли разъехаться два автомобиля. Но по этой же причине на рынке не было ни навесов, ни столов — ничего. Вот вам асфальт и небо — торгуйте. Продавцы стелили газеты или клеенку прямо на пол или торговали с багажника. Некоторые ставили раскладушку и сверху стелили лист фанеры — таких считали практически буржуями. В непогоду, по дождю и снегу, приходилось накрывать учебники пленкой или быстро сворачиваться. Летом стоять под палящим солнцем тоже, конечно, некомфортно.  

Так продолжалось первый год, пока мой отец не поднял этот вопрос на совете рынка. Решили возвести навесы. Это было первой необходимость, и их построили за несколько месяцев с конца 1996 года по март 1997-го. Высоту выбрали такую, чтобы к месту могла подъехать «Газель» — 3,5 метра. Это обошлось арендаторам от 6 тыс. рублей. А ларьки строили постепенно в разные годы на свое усмотрение, кто во что горазд — поэтому они выглядят совершенно по-разному. Магазины с витринами стали появляться совсем недавно.

Книжный рынок пытались закрыть несколько раз — в 1996, 2000, 2003, 2005 годах. Торговля идет на муниципальной земле, и время от времени власти пытаются ее передать под застройку. В наш рынок не вложено ни единого бюджетного рубля, предприниматели покрывают все расходы сами. При этом рентабельность книжной торговли — 30%, это совсем немного. До сих пор нам удавалось отстаивать свое место здесь, но нет никаких гарантий, что завтра всех предпринимателей не прогонят из Рощи. По закону все непродовольственные рынки должны работать в капитальных строениях. Но мы не можем их построить, опять-таки потому что земля не находится в нашей собственности. Недавно по документам рынок превратился в ярмарку, а ее могут разогнать в любой момент.

Я любила читать с детства. Сейчас времени стало меньше, и читаю я не так много. Хорошо, если осилю страниц сто в день, а раньше могла и книгу за день проглотить. Любовь к литературе у меня наследственная, передалась от родителей и дедушки — он был директором школы. Я обожала Артура Конан Дойла и Джека Лондона, перечитывала каждое лето. В раннем детстве мне нравились «Мэри Поппинс», «Волшебник изумрудного города», «Рони, дочь разбойника». Когда мне было четыре, у нас дома закончились книги — все имеющиеся я знала наизусть. Тогда папа начал читать мне на ночь «Робинзона Крузо» и «Трех мушкетеров», это было традицией.

Спасибо Конан Дойлу — я мечтала стать детективом и поступила на юридический факультет. Но во время практики, это был 2003 год, оказалось, что у следователя зарплата 7 тыс. рублей, а у старшего следователя (до которого еще дослужиться надо) — 11 тыс. рублей. Даже по тем временам это были смешные деньги, а работы при таких условиях много. На последнем курсе я перевелась на международное право, но с такой специальностью в Краснодаре тоже делать нечего. Так что мы купили секцию рядом с родителями, и я занялась канцтоварами. В этом было больше денег и перспектив, чем в моей профессии. А недавно, в 2016 году, мы с мужем открыли книжный магазин «Кот ученый» прямо напротив нашего прилавка с канцелярией.

Во время подготовки к открытию «Кота ученого» мы думали о том, каким будет наш покупатель. Была идея специализироваться на модном нон-фикшн, но такую литературу все привыкли покупать через интернет. Пришли к выводу, что ориентируемся на людей до 30. Это довольно широкая прослойка — и творческая молодежь, и школьники, и студенты, и молодые родители. Но мы не прогадали, наша аудитория именно такая — читающие, умные молодые люди. Многое мы возим под заказ, даже одну книгу можем добавить в закупку — если она есть в наличии у поставщика, то это не проблема. Правда, когда таких заказов скапливается много, их становится сложнее отследить и рассортировать. Но мы справляемся, покупатели довольны. Вообще на книжный рынок в Чистяковскую рощу приходят за низкими ценами и богатым выбором, здесь можно найти что угодно.

В начале 90-х у родителей была книжная база, они фурами возили издания из Москвы. После распада СССР стало разрешено печатать любую литературу, и в стране начался всплеск интереса к книгам. Люди хотели прочитать все, что было запрещено до этого, и читали очень много. Но году в 96–97-м пресытились и стали заниматься работой и семьей. Случился кризис, и продажи книг совсем упали. Примерно в это время, в 1996 году, родители отказались от художественной литературы и перешли на учебники, которые, конечно, пользовались спросом всегда. Так продолжалось до начала нулевых. Кроме того, что экономика оправилась, подросло новое поколение, которое оказалось очень читающим. И современные подростки читают много, гораздо больше нас. Родители так и не вернулись к художке, а я всегда мечтала о своем книжном.

Мы стараемся завозить книги на разный вкус и разного стиля, но главное требование — чтобы их можно было назвать литературой. Мы не возим Маринину, Устинову. Если кто-то закажет, то, конечно, привезем, но в наши закупки эти авторы не входят. Так получается, что лучше всего продаются те книги, которые мы сами любим. Я люблю Астрид Линдгрен, и у меня ее отлично покупают. Самый продаваемый в России детский писатель — Холли Вебб. Это современный автор, пишет про магию и волшебство для детей до десяти лет. Есть списки литературы из разряда «100 книг, которые нужно прочитать до 30 лет», и в большую их часть входят Ремарк, Гессе, Воннегут, Киз, Булгаков, Достоевский, Сэлинджер, Брэдбери — всех этих авторов охотно покупают. Читают Беляева и Стругацких, Толкина, «Гарри Поттера». Но мы заказываем не только своих любимых авторов, конечно. Мы читаем специализированные литературные ресурсы с отзывами. Мой любимый — LiveLib.ru, там собираются читающие люди и пишут обоснованные отзывы. Если у книги рейтинг выше четырех, то это практически гарантия качества.

Сейчас я читаю «Город Брежнев» Шамиля Идиатуллина. Это томик страниц на 800 убористым шрифтом о городе Набережные Челны в 80-е годы, замечательный портрет эпохи, показанный через историю школьника.

На книги очень низкие наценки, поэтому конкурировать тяжело. Кроме поиска выгодных условий аренды нужно постоянно улучшать отношения с поставщиками, тщательно отбирать книги в ассортимент, чтобы радовать покупателей не только новинками, но и теми книгами, которые они пропустили. Взять в аренду место в торговом центре для небольшого частного магазина книг просто нереально. Но все же есть немало историй успеха независимых книжных. В Москве, Петербурге, в Сибири проще работать — и с логистикой лучше, и выбор издательств шире. Там традиционно больше читают. Краснодар не избалован хорошими книгами, к сожалению.

Канцтовары дают значительно больше выручки, чем книги. Ручки, блокноты — пользуетесь? Эти вещи нужны многим — для учебы, работы и просто в быту. Канцелярия хотя и недорогая сама по себе, но выгодная для продажи за счет наценки и популярности. У нас есть товары среднего ценового сегмента и подороже. Совсем дешевые не покупаем, потому что я не умею их продавать. Мы покупали пару раз дешевые канцтовары и в итоге раздали все на благотворительность. Если у меня спросят, хороший ли это ластик за 5 рублей, я не смогу ответить «да». Ну потому что он не хороший, он не будет нормально стирать. Зато ко мне возвращаются люди, зная, что я не обманываю. И мы вместе с родителями пережили все кризисы благодаря нашим постоянным покупателям. Мы им благодарны за доверие.

Книги и блокноты часто покупают в подарок, и поэтому спрос падает после 8 Марта, когда все праздники заканчиваются. Но уже в конце мая школьникам выдают список литературы на лето, и в июне появляется спрос на книги. Традиционные закупки к 1 сентября дают хорошую выручку, которая помогает протянуть в самые слабые месяцы — март и апрель.

Да, сейчас есть электронные книги и интернет-магазины, но обычным книжным пока ничто не угрожает. Постоянные покупатели приходят к нам не только за книгами, но и за рекомендацией и просто общением. Сейчас выросло очень читающее поколение, мне кажется, во многом благодаря Джоан Роулинг и Году литературы в России. У современной молодежи культ бумажной книги, для подростков книги экзотичны, плюс подходят для фотографий в соцсетях. Ребята публикуют у себя фотографии с книжными полками, чтобы показать свой вкус, — это часть имиджа.

12 тыс. кв. метров — площадь книжного рынка
300 штук — приблизительное количество торговых точек

Мы знакомы со всеми соседями и обязательно собираемся в нашем магазине по праздникам, устраиваем что-то вроде корпоратива. Даже 31 декабря приходим на работу, чтобы отметить наступающий Новый год вместе. А в этом году 6 января покупатели пришли нас поздравить. Мне кажется, такие места, как книжная Роща, во многом нужны для общения.

В магазине живут кот Фил и кошка Фрося. Скорее всего, они брат и сестра, мы подобрали их на остановке три года назад. Коты стали местными знаменитостями — их часто фотографируют через витрину или заходят погладить, а постоянные покупатели знают по именам. Раньше их подкармливали, но теперь Фил и Фрося на диете. У Фроси не видит один глаз, это последствия инфекции, которую мы вылечили, но зрение было уже не вернуть.

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале