Чужой среди своих. Как именно ксенофобия мешает жить интернет-троллям и каждому из нас

Юга.ру завершают цикл публикаций о базовых социальных понятиях современного просвещенного общества. Первый материал был посвящен нормальности, второй — полу и гендеру, третий — сексуальной ориентации. На этот раз Иолина Грибкова поговорила со специалистами, которые по роду деятельности знают, что такое ксенофобия, насколько это нормальное явление, как оно влияет на всех нас и при чем тут интернет-тролли.

Ксенофобия (от греч. ксенос — «чужой» + фобос — «страх») — нетерпимость, неприязнь к кому-либо или чему-либо чужому. Она может быть этнической (расизм, антисемитизм, русофобия и т. д.), территориальной и религиозной (к примеру, исламофобия), социальной. Самые распространенные формы социальной ксенофобии — сексизм и гомофобия.

Ксенофобия — о чем она свидетельствует?

Дарья Александрова

Дарья Александрова

социолог, окончила МГУ имени М.В. Ломоносова

Дарья: Ксенофобия, как и любая другая боязнь, — это иррациональный страх. Испытывать иррациональные страхи не нормально.

Я, например, боюсь насекомых. Но мой страх не несет вреда обществу, моему культурному обогащению и развитию. А вот ксенофобия несет вред как социуму (ограничивает возможности для сотрудничества и взаимного развития), так и самой персоне (сдерживает в индивидуальных путях роста).

Ксенофобия — надежный индикатор напряженности в обществе. Если человек ни в чем не ограничен и полностью удовлетворен, ему нет смысла реализовывать свои иррациональные страхи.

Люди не выражают ксенофобию, когда всё спокойно в их жизни. Эта неприязнь всегда имеет какую-то причину, мотивы. К примеру, кто-то может быть недоволен своим экономическим положением, но не в силах что-то с этим поделать. И тогда велик соблазн проявлять негатив в сторону какого-либо меньшинства или чужеродного сообщества. Потому что выразить негатив относительно слабой группы проще, чем поменять свое финансовое положение.

Елена Стешенко

Елена Стешенко

клинический психолог

Елена: Ксенофобия — это про непринятие того, что у нас внутри. Приписывание другому человеку, «чужому», каких-то ужасных, злобных качеств — это проекция своих внутренних теневых аспектов на другого человека.

Презрение, которое лежит в основе ксенофобии, — оружие слабого. Внутри этого чувства ненависти стоит маленький ребенок, который некогда был унижен. Это легитимация бегства от самого себя. Люди используют ксенофобию, чтобы не чувствовать, как им было плохо, потому что все мучительные воспоминания вытеснены в бессознательное.

Например, можно вытеснить в бессознательное воспоминания о жестоком обращении, об издевательствах. Но, вырастая, такая персона начинает разрушать то, что вокруг нас: плохо обращаться с детьми и близкими людьми, проявляя физическое или эмоциональное насилие. Или находит врага, который относится к национальному, социальному или любому другому меньшинству.

А если при этом извне идет пропаганда патриотизма или идеологии социального очищения, то у такого человека появляется оправдание своим действиям. Когда человек оправдывает свои жестокие поступки благой целью — это просто защита психики. Гонения на евреев, ку-клукс-клан — история полна трагическими примерами, в которых агрессоры чувствовали себя вершителями справедливости.

Когда есть внутренняя опора, уверенность, тогда есть и здоровое самосознание. Человеку, находящемуся в гармонии с собой, нет необходимости искать врагов и бороться с ними. Люди, которые от нас отличаются, — просто другие, обладающие своей индивидуальностью. Инаковость не должна восприниматься как что-то негативное.

Как реагировать на интернет-троллей и онлайн-оскорбления?

Елена: С их стороны это общение уровня «Я так ненавижу, что прям не могу оторваться». В их репликах мы видим часть их внутреннего конфликта. И, как правило, помощь в этом случае нужна именно им.

Срабатывает механизм проекции — люди проецируют на других часть теневого содержания своей психики, например, злость, агрессию, обиду. Но это всё возвращает нас к пониманию, что внутри человека есть давно забытые чувства маленького ребенка о своей беспомощности, инаковости, отвергнутости и непринятии близким человеком. И каждый, кто отличается, кто наделяется понятием «чужой», «другой», активирует подъем этих чувств. А поскольку такие чувства вытеснены в подсознание, человек не воспринимает их как свои собственные и приписывает тому, кто их активировал.

Комментатор, который дает оценку, выносит в нее много личного материала, демонстрирует, что именно его настолько сильно цепляет. И чтобы избавиться от этого внутреннего напряжения, комментатору будет полезно осознать, в чем его причины.

Откуда берется желание подравнять всех под одну гребенку?

Елена: Это вопрос принятия инаковости. Про то, можем ли мы допустить возможность, что мир не идеальный и состоит из совершенно непохожих на тебя людей. Про то, можешь ли ты с этим жить, или тебе нужно всех вокруг «вылечить» и привести к единому знаменателю. А как вылечить-то, когда факта болезни нет?

Мир разнообразен, сочетает в себе множество оттенков любого из качеств. И мыслить категорией «белое/черное» — это значит оставаться на уровне детского сознания. Например, по отношению к родителям: «Ты меня ругаешь, значит, ты плохой. А если покупаешь подарки — то хороший». Это нормально для периода детства, но когда мы становимся старше, то понимаем, что нет такого однозначного разделения. В любом, кто кажется плохим, есть много хороших качеств, и наоборот. Это принцип дуальности бытия. Так устроен мир и каждый из нас.

Люди, застрявшие в детском периоде и позиции контрастного деления мира, провозглашают намерение искоренить «зло» в «других» или «вылечить» их, сделав условно «хорошими».

Механизм неприятия инаковости хорошо показан в сказке Андерсена «Гадкий утенок»: вылупился малыш, непохожий на остальных, другие птицы отвергли его, и мама-утка под давлением общественного мнения изгнала детеныша из стаи. Особенно печально, что утенок рос с полным ощущением своей гадкости.

Эта история заканчивается хорошо: герой встретил стаю прекрасных сородичей, которые его радостно приняли. Но в жизни финал может быть иным: например, новая стая может оказаться радикально настроенной, абсолютно нетерпимой к тем, кто их отверг, и желающей жестоко отомстить обществу. Какую идентификацию может получить утенок в этом случае и как может продолжиться его жизненный путь?

Как лучше реагировать на троллинг?

Елена: Важно понимать, что в нашем мире и в интернет-пространстве достаточно много жесткости. Но искать защиту нужно любыми способами. Тем более если дело доходит до буллинга (особенно это распространено в среде детей и подростков). Родителю очень важно вмешаться в этот процесс, быть на стороне ребенка, не говорить ему, что он должен решать свои проблемы сам. Задача родителя — помочь ребенку обрести безопасность, встать на его защиту. Есть огромное количество сайтов и ресурсов, чтобы более подробно изучить эту проблему. Достаточно ввести в интернет запрос «Стоп буллинг!»

Что предпринять, если вы чувствуете всплеск ксенофобии внутри себя?

Елена: Если человек способен отследить внутри себя агрессивные реакции и намерения, то это достаточно высокий уровень понимания себя. Чаще всего мы сталкиваемся с бессознательной агрессией и нападением, когда человек захвачен этими чувствами и не осознает, почему так происходит. Конечно, если он задумывается над своими чувствами — это отличная возможность разобраться вместе со специалистом в основе этих реакций, найти истоки и первопричины, установить логические связи.

Диджитализация как тренд
Вчера, 16:20 Партнерский
Диджитализация как тренд
Уралсиб рассказал о последних тенденциях в банковской сфере
Помощь семьям
Сегодня, 09:01
Помощь семьям
«Пятёрочка» собрала 3 тыс. продуктовых наборов для Краснодара, Ростова и других городов РФ