«Батюшки – это не обязательно жирные люди на крутых тачках». Интервью со священником-видеоблогером

  • Иерей Сергей Кливекин © Фото со страницы Сергея Кливекина «ВКонтакте», vk.com/o.sergiy_klivekin

Иерею Сергею Кливекину 25 лет. Он живет в Ейске. В конце прошлого года Кливекин запустил канал «Своя атмосфера» на YouTube, в котором он рассказывает о своей жизни — о буднях священника. Сейчас у канала почти 2 тыс. подписчиков, а некоторые видео посмотрели и вовсе десятки тысяч человек. Денис Куренов поговорил со священником-видеоблогером о миссионерской деятельности в интернете, о блогере, ловившем покемонов в храме, о рэп-баттлах и звездах YouTube, о партизанской деятельности церкви, а также о том, что многие православные активисты выступают на стороне дьявола, а не Бога.

Когда я услышал, что вы ведете видеоблог, то сразу вспомнил о проекте «Batushka ответит». Думал, что и ваши видео будут примерно в таком же формате. Однако в своем блоге вы больше рассказываете не о православии, не о современном мире с точки зрения православной оптики, а в первую очередь о самом себе — о жизни священника. Расскажите, почему вы выбрали именно формат влога?

— Сейчас в интернете не так много православных каналов. Вы вспомнили о «Batushka ответит». Да, он работает в своем формате, занимает эту нишу, делает качественный контент. Т.е. такой формат уже есть. А формата влога, знакомства с жизнью священника — такого я в интернете не видел. И показать реальную жизнь реального священника мне показалось важным. Ведь люди с ней знакомы только через всякие новости в СМИ. Так что это первая причина, по которой я решил записывать видео в формате влога.

Ну а вторая причина… Знаете, я не могу сесть и написать сценарий, это не мой склад ума. Мне гораздо проще взять камеру и начать снимать то, что вокруг тебя. Жизнь такая, какая она есть. Без сценария и без всяких планов.

Т.е. вы решили показывать эдакое закулисье жизни священника в противовес разным скандальным медийным историям, связанным с церковью и священниками?

— Да, именно так. Что священники — это не просто жирные, ездящие на крутых тачках люди. Батюшки есть абсолютно разные. А тут получается, что один человек совершил ошибку, оступился, его показали на всю страну — и теперь значит, что все священники такие, падкие на эти вещи.

Получается, что ваш видеоблог направлен в первую очередь не на верующих людей? Можно ли ваш видеоблог назвать миссионерской деятельностью?

— Моя цель, скорее, не привести к Христу, а разорвать вот эти негативные шаблоны, по которым люди судят о церкви, которые распространяются через телевидение, через желтую прессу.

Но, наверное, мою деятельность можно в некотором смысле назвать и миссионерской. Надо на делах показывать свою веру во Христа и выполнять то, что он заповедовал. Рассказывая о своей жизни, я в том числе рассказываю и о вере православной. На моем канале есть отчеты о различных поездках, я показываю людям разные храмы, рассказываю о них истории. Сейчас вот, например, монтирую видео о православной выставке-ярмарке, которая у нас только что прошла.

Первое видео на вашем канале было опубликовано почти год назад — 1 декабря 2016 года. А как давно вы хотели запустить такой видеоблог? Сколько времени прошло от момента, когда вам в первый раз пришла в голову такая затея, до публикации первого видео на своем канале? И что стало спусковым крючком для записи первого видео?

— Ну такие видео, в формате влога, их я записывал, наверное, еще со школьных времен. Недавно младшая сестра нашла видеозапись, где я в таком формате снимал, как хожу по саду у бабушки. Так что желание снимать видео, рассказывать о своей жизни у меня было давно.

Что касается именно видеоблога священника, то на это меня сподвигла история, связанная с видеоблогером Соколовским, весь этот скандал. Тогда все блогеры — Wylsacom, Соболев — все начали записывать видео про то, как необходимо поступать церкви. Надо делать то, надо делать это. Это и стало, наверное, тем спусковым крючком.

Я решил создать канал, целенаправленно им заниматься, по мере возможности продвигать. Чтобы был вес на YouTube, чтобы ты мог на все вот эти вещи давать какой-то другой ответ. Иначе молодежь заходит и видит все с одной стороны. Т.е. заходит, а там блогер говорит, что вот это неправильно, это не так, это все церковь плохая, нельзя так поступать и т.д. А в противовес ничего нет. И получается перегиб в одну сторону. И чтобы выровнять эту ситуацию, наверное, православные YouTube-каналы сейчас и создаются.

  • Сергей Кливекин

А что вы сами думаете про Сергея Соколовского? Следили ли вы за его блогом?

— Когда узнал про покемонов, то, конечно, решил сразу ознакомиться с его блогом. Но я совсем мало его видео посмотрел. Помню, как в одной из записей увидел момент, где на заднем плане целуются две девушки непонятно какие... И когда я увидел это, то понял, что человек просто нашел свою награду. К чему он стремился — то он и нашел. Он пытался ловить хайп на таких вещах, на чем-то злом, развратном, хотел сделать популярность на всем этом. Ну вот он и получил популярность. Все логично. И эта ситуация, она ограничила общество от развратных вещей. Я вот считаю, что такие вещи снимать недопустимо...

Т.е. за это, по-вашему, должно быть уголовное преследование?

— Нет, уголовное дело — это, наверное, слишком. Но цензура… Ведь YouTube как-то эти вещи пропускал, люди смотрели такие видео. Там даже не было 18+. Уголовное преследование — это слишком, да, но следить за тем, чтобы такого поменьше было, думаю, необходимо. Все-таки это развращает наше общество.

А на каких видеоблогеров вы подписаны? Следите ли вы за звездами русскоязычного сегмента? Там ведь наверняка есть много такого, что, как вы говорите, развращает наше общество.

— Я подписан на Wylsacom — это понятно, там про гаджеты, про технику, про новинки в этой области узнавать. Как хобби. На Николая Соболева подписан, потому что у него все новинки — все то, что происходит на YouTube русском. На Ютубера тоже поэтому подписан. Это для меня информационные каналы.

А вот другие всякие блогеры... Знаете, я по своей натуре не люблю смотреть такие видео вообще. Как «Дневник хача», например. Я не люблю это и не смотрю.

Обломова еще смотрю, да. Там полезные рецепты. Диму Масленникова смотрю. Это самый крутой видеоблог на YouTube вообще. Черпаю оттуда всякие находки интересные, вдохновляюсь.

А остальное — то, что не полезно, что приводит меня к осуждению, я не люблю это смотреть. Меня начинает это раздражать, взводить, я как спичка зажигаюсь, становлюсь эмоциональным. Нельзя это нести людям. Мы ведь в ответе за тех, кого мы приручаем. Те, кто на меня подписан, — я за них в ответе. И я потом буду отвечать за то, что я им передавал, что вкладывал в них. А когда человек вкладывает злобу, сребролюбие и прочие неприятные вещи… Это неправильно.

Говоря о YouTube, не могу не спросить о крайне популярном сегодня явлении — рэп-баттлах. Не присматривались ли к такому формату? Скажем, не хотели бы поучаствовать в баттле с атеистом или представителем другой конфессии?

— Баттл — это не тот формат, который адекватен для разговора. Там надо обзывать друг друга, унижать всеми возможными словами. Для общения верующих и атестов нужен другой формат. Дискуссия не должна превращаться в баттл.

Я знаю о последних трендовых баттлах. Оксимирон и Дизастер, Оксимирон и Гнойный. Но это, опять же, из-за того, что я подписан на Соболева и других информационных блогеров. Если убрать мат и всю грубость, я бы, возможно, и посмотрел. Ведь говорят, Оксимирон в том же баттле с Дизастером призывал к мирной жизни. Чтобы Америка и Россия не враждовали. Это ведь правильные мысли.

Да и вообще, Оксимирон этот начитанный, знает много, может нести полезную информацию. Надо работать на созидание. А пока баттлы направлены на разрушение, я не хочу за этим следить.

Мы с вами познакомились на Кирилло-Мефодиевских чтениях, которые проходили в Краснодаре. Многие из выступавших там говорили, что сегодня особенно остро ощущается необходимость присутствия церкви в виртуальном мире. Вы вот завели свой канал сразу после скандала с Соколовским. А вот если брать в общем — зачем церкви нужно присутствовать в виртуальном мире? Спасать реальные души, как говорил на чтениях иерей Вячеслав Клименко?

— Знаете, я вот сейчас смотрю YouTube и вижу, что там все начинает сводиться к зарабатыванию денег. Даже те люди, которые раньше хотели просто делиться своими мыслями, они начинают пропитываться плохими вещами, которые уводят от первоначальной цели. Даже вот канал Дмитрия Масленникова, который я люблю, даже по нему это видно.

Мы же понимаем, что со злом надо бороться. А зло в этом мире — это дьявол. И чтобы бороться с дьяволом, для этого есть Бог и церковь. Поэтому церковь и выходит в интернет. Но она выходит не для того, чтобы агрессивно бороться, чтобы протестовать. Церковь выходит в интернет, чтобы давать другую информацию. Не надо говорить о том, что фильм «Матильда» плохой, надо в противовес давать другую информацию — о чем-то хорошем. Не надо говорить, что Соколовский делает плохие вещи, надо делать хорошие.

Но мы ведь видим, что в последние годы многие православные активисты, вместо того чтобы делать хорошие вещи, как вы говорите, вместо этого они выступают с разнообразными запретительными инициативами. Приведу в пример хотя бы Романа Плюту и его организацию «Православный союз». Он выступал за отмену концертов рок-групп Behemoth и Cannibal Corpse, боролся с выставками Сальвадора Дали и «Тайны тела», жаловался на чтение стихов о любви в трамваях и устраивал православные патрули по клубам на Хэллоуин… 

Как вы к этому всему относитесь? Какие есть границы у борьбы с дьяволом? Когда она превращается в инструмент политической цензуры?

— Вот эти все православные борцы, которые со всем борются, борются, борются постоянно… Они больше приносят вреда, нежели пользы. Эти православные активисты, на самом деле они на стороне дьявола. Мы не должны так активно бороться со злом, иначе у нас не будет хватать времени для любви и добрых дел. Если ты начинаешь со всем бороться, то где ты найдешь место для любви? А Христос, Бог — это ведь и есть любовь.

Помните, как в Великую Отечественную войну действовали партизаны? Их никто не видел, не замечал, а они на пользу отечества тихо и незаметно громили врага. Вера православная так и действует. Есть подвижники, которые тихо молятся за мир. Да, о них узнают, к ним едут люди, но они не выходят и не кричат: давайте запретим фильмы и все на свете.

Есть каналы наши с батюшками. Мы не орем, что надо что-то запрещать. Мы в противовес говорим, показываем свою жизнь. Жить с Господом не значит закрыться от всего мира, отстраниться. Мы показываем, что эта жизнь может быть интересной. А вот эта вся кричащая борьба — это на посмешище дьяволу. Это борьба против своей церкви. Это негативно сказывается на ее авторитете. От этого надо отходить.

А как часто в комментариях вы сталкиваетесь с негативом, с троллингом?

— Знаете, в храмах есть прихожане и «захожане». Прихожане — это те, кто постоянно приходят в церковь и видят всю церковную жизнь. И если батюшка оступится раз, то они не будут на него нападать, а будут, наоборот, поддерживать, молиться за него. А есть «захожане», которые придут в церковь, увидят что-то — и начинают сразу осуждать.

Точно так же и на канале моем. Есть прихожане, которые все видят, понимают, радуются, смотрят, оставляют комментарии. А есть «захожане», которые посмотрят отрывок видео и начинают: «Да ты толстый…», «Да ваша церковь, да ваша вера…» и т.д. В общем, с негативом приходят.

Раньше я пытался начинать человека убеждать, разговаривать с ним. Но они не хотят слышать. Я им слово — они мне десять. И я просто перестал обращать на них внимание. Если появляются комментарии, выходящие за рамки приличия, я их сразу удаляю, чтобы другие не искушались и не читали их.

Эти православные активисты, на самом деле они на стороне дьявола

Как реагируют близкие и коллеги на вашу деятельность? Сталкиваетесь ли иногда с непониманием?

— Те, с кем я служу и общаюсь, те, кто меня знает в жизни, — все эти люди к моему видеоблогу относятся абсолютно нормально. Они видят, что я и в жизни, и в YouTube один и тот же. Они понимают меня, помогают, по-доброму относятся к этому.

Но есть, конечно, и те, кто не понимает. И среди священников тоже. Некоторые даже высказывают свои претензии. Строго, сурово и категорично к любой ошибке моей относятся. Сразу начинается: убирай, закрывай, удаляй и т.д.

Но для меня главное, что наш правящий архиерей меня поддержал. Дал ценные указания, направил. Есть поддержка людей, это дает мне силы. Ну а те, кто не понимают, — такие всегда будут, без этого никуда.

Как изменилась ваша жизнь за этот год в режиме влога?

— Это дисциплинирует. Когда ставишь себя под прицел камеры, то понимаешь, что ты должен быть всегда лицом церкви, должен работать над собой, развиваться, не можешь позволить себе слабости. Так что жизнь с духовной и моральной точки зрения, несомненно, меняется к лучшему.

Но так было бы, думаю, и без видеоблога. Я еще в первом классе решил стать священником. И на протяжении всего времени никогда не изменял этой мысли. Только шел вперед, работая над собой, чтобы служить Богу и нести добро в окружающий мир.


Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале