Давид Канкия: О выборах на Кубани, социальной апатии и недоверии к власти

13 сентября на досрочных выборах главы администрации Краснодарского края убедительную победу одержал врио губернатора Кубани Вениамин Кондратьев. Всего же в Единый день голосования в регионе завершились 68 избирательных кампаний разного уровня. За их ходом следили сотни представителей различных партий и общественных организаций — в т.ч. эксперты Движения в защиту прав избирателей "Голос", которое специализируется на мониторинге соблюдения законодательства о выборах.

В интервью порталу ЮГА.ру координатор движения "Голос" в Краснодарском крае Давид Канкия рассказал о работе наблюдателей, имитационном характере выборов в современной России, а также о взаимном недоверии власти и общества.

Давид, чем конкретно занимался "Голос" на выборах 13 сентября в Краснодарском крае?

— Нами был организован мониторинг долгосрочный избирательной кампании — на первом этапе мы отслеживали ход выдвижение и регистрацию кандидатов, агитацию, досрочное голосование. Затем этот материал по Краснодарскому краю был включен экспертный доклад о подготовке к Единому дню голосования в России.

Непосредственно в день выборов нами была подготовлено небольшое количество корреспондентов (всего 17 человек), которые мониторили ход голосования уже непосредственно в Краснодаре.
Это были наши волонтеры, работавшие совершенно бесплатно — вопреки всем разговорам о том, что у нас иностранное финансирование, а сами мы американские шпионы. Лично я с 2012 года являюсь волонтером и ни копейки зарплаты за наблюдение на выборах не получаю. Это сугубо гражданский долг, чувство того, что наблюдение за выборами — это важная и ответственная функция. Можно сказать, что такой вот у нас своеобразный крест.

Поскольку в настоящее время мы значимся как общественная организация, то не можем направлять наблюдателей. Газета "Гражданский голос", от которой мы раньше отправляли представителей СМИ, также находится под давлением. Были случаи, когда отдельные избиркомы по субъектам запрещали ее деятельность на территории участков.
Поэтому было принято решение договориться с рядом штабов о том, чтобы они направили наших наблюдателей от своих партий и кандидатов.

Как вы оцениваете ход предвыборной кампании? Все то, что происходило до дня выборов.

— Если анализировать ситуацию в Краснодарском крае не только за последний год, а за последнее десятилетие, мы видим планомерное вырождение института выборов и снижение политической конкуренции.

Даже на выборах депутатов городской Думы Краснодара, где было достаточно большое количество выдвиженцев, все кандидаты проходили либо через партийные фильтры (при этом "системные" партии имели явное преимущество), либо выдвигались по договоренности с администрацией края.

На самом деле, решение о том, кому достанется мандат, происходит еще задолго до дня голосования. Еще на этапе выдвижения можно было с уверенностью в 95% сказать, кто получит депутатское кресло. А если говорить о губернаторских выборах, то итоговая цифра в 83% озвучивалась еще за несколько недель до выборов.

Избирательная кампания как таковая выхолощена. И тут дело даже не столько в нарушениях в день голосования и не в административном ресурсе, а в методах управления кандидатами. Мало кто из разумных людей решится стать независимым кандидатом в Краснодарском крае, потому что бонусов от этого никаких, а вот риски достаточно серьезные.

Это можно пронаблюдать на выборах губернатора Кубани, где действует муниципальный фильтр с максимальным порогом в 10%. Чтобы выдвинуться кандидатом, надо было собрать 791 подпись муниципальных депутатов. При этом КПРФ, которая является второй партией в регионе по числу мандатов, имеет порядка 300 депутатских мандатов. В итоге администрация Краснодарского края еще на уровне выдвижения сама определяет себе соперников: какому кандидату разрешить участвовать, а какому нет.

Примерно то же происходит и на уровне муниципальных депутатов. Если у вас нет партийной квоты, вам надо собирать подписи. Например, по Гордуме это около 100 подписей. Почти любой краснодарец может собрать их по своим друзьям и знакомым. Но затем городская избирательная комиссия по весьма сомнительным предлогам (например, по результатам почерковедческой экспертизы) эти подписи браковала. При этом, нет никаких правовых механизмов, чтобы оспорить результаты заключения экспертов-почерковедов. Здесь все остается на усмотрении все той же административной машины.

Как Вы думаете, почему кандидаты, которые не прошли проверку подписей, например, в Краснодаре, не обращались в суд или другие инстанции? Был только один случай, а все остальные даже не попробовали.

— Это самая главная проблема, с которой мы сталкиваемся. Мы видим тотальное разочарование не только в институте выборов, но и вообще в институте любого взаимодействия с государством. Любой кандидат рассуждает: "Сейчас меня сняли незаконно, я пойду в суд, но правды не найду. Потом пойду в Верховный суд. Видимо, мне придется дойти до Европейского суда по правам человека, чтобы найти правду. Так уже все выборы закончатся".
К сожалению, в нашей стране издержки от взаимодействия с правовой системой гораздо больше, чем шансы найти там справедливость.

На выборах губернатора Кубани кандидаты от "Справедливой России" и КПРФ периодически заявляли о нарушениях в ходе предвыборной кампании. Как вы думаете, насколько искренни эти заявления, если мы говорим о том, что их участие могло лишь имитировать конкуренцию?

— Одно другого не исключает. Если взять нового губернатора, то до момента своего назначения он был для большинства кубанцев фигурой абсолютно незнакомой. В результате, всего за 5 месяцев удалось получить результат в 83%. Значит, существует механизм, который позволяет совершенно неизвестному человеку нарастить такой рейтинг. Это, безусловно, доминирование в СМИ, когда перед выборами из каждого утюга звучала фамилия врио губернатора.

Если говорить об избирательной кампании, то просто бросалось в глаза политтехнологическое решение "На Кубань пришла новая власть". Это утверждалось в и предвыборной агитации, и в комментариях экспертов-аналитиков. Хочется спросить, а кто до этого 15 лет находился у власти, где работал Кондратьев до того, как перешел в Управление делами президента? В чем проявляется эта новая власть, совершенно непонятно. Но, видимо, либо это имело успех, либо у нас такая политическая ситуация, что кого ни назначь, все равно будет 83%.

Если перейти непосредственно ко дню голосования, какие наиболее характерные особенности Вы могли бы назвать?

— Есть ряд интересных тенденций. Например, по Краснодару мы обратили внимание на большое число наблюдателей — на некоторых участках до 15- 20 человек. Кое-где им даже не хватало места, чтобы элементарно разместиться. Это, конечно, связано с выборами в Гордуму, на которых весьма активны были кандидаты-одномандатники.

При этом отношение у большинства наблюдателей весьма формальное. Многие из них даже не понимали, зачем они находятся на избирательном участке, на что следует обращать внимание.
Хотя, например, коммунисты и некоторые одномандатники от "Справедливой России" достаточно грамотно подготовили своих наблюдателей, которые активно и со знанием дела защищали избирательное законодательство.

Какие нарушения были замечены вами в день выборов?

— Здесь ситуация разнится — как по районам Краснодарскому краю, так и внутри самого города Краснодара.

Даже если такой простой показатель, как явка: если в Краснодаре и Сочи она чуть больше 30%, то в некоторых сельских районах — уже за 70%. Это можно объяснять особенностью правовой культуры сельского населения, но есть сельские районы, где эти показатели намного ниже. Скорее всего, здесь проявляется степень рвения местного начальства.
То же самое, если говорить о показателях досрочного голосования и голосования на дому, которые зачастую использует для влияния на итоги выборов. Тут тоже цифры очень сильно разнятся. Такое ощущение, что у нас проходили не единые выборы губернатора по всему краю, а в каждом районе какие-то свои особенные выборы.

Если говорить непосредственно о нарушениях, то прямых фальсификаций никем из наших представителей замечено не было. Наверное, это хорошо. Но, хотя мы и пытались покрыть избирательные участки, исходя из статистической выборки и определенных научных методов, это в итоге лишь 5% УИК.

С грубыми нарушениями наши наблюдатели не столкнулись. Вместе с тем, сообщения о вбросах поступали как по городу, так и по краю. Тут особенно выделяются коммунисты, которые активно об этом сообщали.

Как Вы думаете, сообщения о вбросах, которые поступали, например, из Крымска, Абинска и Краснодара, могут быть достоверными? Это ведь достаточно примитивная и, хочется верить, устаревшая технология.

— Зная наши выборы и наблюдая их на протяжении последних электоральных циклов, можно уверенно сказать, что случается все.
В данном конкретном случае — это может быть как правдой, так и дезинформацией. Без фактологии установить истину достаточно трудно.

День голосования у нас превратился в своеобразную игру. Нельзя сказать что-то определенное, все друг друга дезинформируют. Нет доверия системе избирательных комиссий, нет доверия политическим партиям. Наверное, кто-то не доверяет и независимым наблюдателям, видит в них пятую колонну и руку Госдепа. Я, например, за время этих выборов кем только ни перебывал: от американского шпиона и коммунистического наймита, до засланца администрации.

Вскоре после назначения врио губернатора местные и федеральные источники неоднократно говорили, что региональным властям дана установка провести выборы максимально тихо и максимально честно. Как Вы думаете, насколько это удалось воплотить в жизнь?

— Интересное замечание. Такие заявления появляются вообще перед всеми выборами, это абсолютно точно. Так было и накануне выборов Законодательного собрания Кубани, и президента. Это, скорее, ритуальные слова, которые полагается говорить.

Если давать общую оценку, то главная проблема — это дискредитация всего политического процесса, отсутствие политической конкуренции и вырождение региональных элит. Если ты хочешь стать депутатом, то есть только один правильный путь — сотрудничество с теми, кто распределяет депутатские мандаты. Иначе тебя выкидывают из элиты, ты становишься политическим отщепенцем.

К сожалению, это дискредитация всей политической системы. Если у нас нет свободных выборов, то снижается качество политической элиты, а затем и качество управленческих решений. Результаты на себе, рано или поздно, ощутят все жители региона.

Перефразирую вопрос. Можно ли выборы губернатора Кубани назвать максимально честными в сравнении с остальными выборами, за которыми Вы наблюдали? По количеству нарушений, например.

— Если говорить о количестве нарушений, то на наш сайт онлайн-мониторинга "Карта нарушений" поступило более 60 сообщение по Краснодарскому краю, а это немало. Некоторые из заявленных нарушений достаточно серьезные. Были обращения и в городские, и в территориальные избирательные комиссии.

Но не стоит все сводить к нарушениям. Для того, чтобы оценить полностью выборы, должно пройти время. Необходимо посмотреть электоральную статистику, хорошенько разобраться и подготовить настоящий анализ.
Пока — на уровне первичного анализа — выборы на Кубани представляются хорошо организованным спектаклем, где у всех участников есть заранее прописанные роли. И почти всех политических игроков такое положение дел вполне устраивает.

В последнее время среди политических активистов наблюдается большое разочарование в самом институте выборов и в необходимости наблюдения за их ходом. Как Вы это можете прокомментировать?

— Разочарование есть. Но вопрос не только в выборах. Это проблема доверия всем институтам государства со стороны людей, которые занимают активную позицию. Их что-то не устраивает, они хотят помочь стране, сделав ее чище, прозрачнее, но раз от раза сталкиваются с административной машиной и не находят поддержки ни в избирательных комиссиях, ни в судах, ни у чиновников. Конечно, у них опускаются руки.

Если говорить шире, то у гражданского общества последние годы все меньше и меньше историй побед, есть только истории поражений, а также унижений, оскорблений, клеветы и дискредитации со стороны власти. Когда люди сталкиваются с таким организованным давлением, они морально и эмоционально выгорают. Это очень тяжело и даже небезопасно, когда из телевизора на всю страну сообщают, что вы свою деятельность осуществляете не для того, чтобы страна была демократичной, а в интересах иностранных посольств. Конечно, людей это выбивает из колеи. Те, кто морально не готов к этому заранее, со временем отсеиваются.

Да, мы наблюдаем разочарование, но касается не только политических и гражданских активистов. По-моему, это общая черта всего нашего общества.

Нужно ли в этой ситуации наблюдателям продолжать свою деятельность — например, на выборах в Госдуму?

— Безусловно, нужно. Мы будем продолжать в любом случае. Потому что это наша страна, наш регион, наш город. Это наше законное право, которое гарантирует нам 67 ФЗ и Конституция Российской Федерации. Поэтому я всех призываю идти в наблюдатели.

Мы говорим о системных проблемах — кризисе доверия к власти, социальной апатии. Что, с Вашей точки зрения, нужно делать, чтобы справиться с этой ситуацией? И возможно ли это вообще?

— Этот вопрос на миллион долларов. Сейчас все над этим думают и пытаются найти какое-то решение.

Гражданскому обществу необходима история успеха. И я считаю, что успех не в том, чтобы победить кого-то, нужны примеры конструктивного взаимодействия с той же самой властью.

Власть должна понять, что за выборами будут наблюдать люди, которые говорят о ее системных ошибках. Они это делают не потому, что хотят кого-то дискредитировать или свергнуть, а потому, что у них болит душа за происходящее в нашей стране.
Они хотят жить в стране, в которой смогут чувствовать себя достойно, за которую им не будет стыдно из-за чиновничьего беспредела. Они на самом деле партнеры для власти.

Самая большая ошибка, которая сейчас происходит, касается не только края, но и всей России. Это противопоставление гражданского активизма и политической системы правящего класса. К сожалению, до добра такая ситуация не доводит. Рано или поздно из нее будет какой-то выход, и все заинтересованы в том, чтобы он был с наименьшими потерями для общества и страны.

Как Вам кажется, при новом губернаторе возможно изменение отношения местной власти к гражданскому обществу и, в частности, к представителям оппозиции? Некая "оттепель" вместо курса на "закручивание гаек" при предыдущем главе региона?

— Оппозиция, либералы, "левые"– это все ярлыки. Есть гражданское общество, есть городской класс, которому нужно его политическое представительство, чтобы отстаивать свои интересы.
Возможно, гражданское общество еще не до конца выросло, чтобы сформулировать своими интересы четко — так, чтобы их чиновники услышали. Но эти запросы все равно будут появляться.

И тут можно сказать: "Жизнь покажет". Если новый губернатор — человек дальновидный, он будет искать механизмы, чтобы налаживать взаимодействие с активной частью кубанцев.

Вы готовы работать вместе с Вениамином Кондратьевым и его командой? Взаимодействовать с органами власти, обсуждать текущие проблемы, обращать на них внимание и помогать принимать решения?

— Безусловно. Двумя руками "за". Другое дело, что в последнее время это делать все сложнее и сложнее. Даже на эмоциональном уровне становится боязно лишний раз обращаться к системе избирательных комиссий или к чиновникам.

Как бы Вы могли сформулировать программу действий для "городского класса" на ближайшее время?

— Независимо от того, что и как происходит, это все равно наш город, наш край, наша страна, в которой всем нам жить. И чем больше мы будем проявлять активности, чем больше мы будем говорить о проблемах, чем больше мы будем делать для отстаивания наших интересов, тем быстрее жизнь будет улучшаться.

Я призываю всех идти в наблюдатели. А тех, у кого есть политическое чутье и политические мышцы, не бояться и баллотироваться на выборах, чтобы предпринимать все усилия для оздоровления нашей политической системы.

И, безусловно, нужно голосовать. Самое эффективное оружие против фальсификации — это высокая реальная явка.

Смотрите также

Выборы на Кубани: нарушения, странности и перегибы на местах (обзор)


Смотрите также:

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале