Алексей Гусак: О работе депутатов, лучах доброты и проблемах Краснодара

Краснодарский предприниматель и известный блогер Алексей Гусак с октября 2012 года является депутатом Законодательного собрания Краснодарского края, секретарем комитета по культуре, информационной политике, социальной защите населения и взаимодействию с общественными объединениями. 

Будучи членом партии "Единая Россия", но ни дня не проработав в органах власти, он принял в участие партийных праймериз. Гусак выступил со своими идеями преобразований городов Кубани, был замечен "наверху" и включен в избирательный список правящей партии под номером 8, практически гарантировавшим ему прохождение на выборах в ЗСК.  

Спустя год работы в Заксобрании Алексей Гусак в интервью ЮГА.ру поделился впечталениями от пребывания во власти, а также рассказал о своих успехах, неудачах и планах на будущее.

Прошел первый твой год в качестве депутата ЗСК. Что для тебя стало главным открытием за это время? Что не совпало с ожиданиями?

– Могу сказать, что за год я смог разобраться в механизмах, плюсах, минусах и подводных камнях депутатской работы. Оказавшись после бизнеса в новой среде по своей инициативе, первое время я нередко чувствовал себя "не в своей тарелке". У ведь меня нет какого-то профильного образования, политические новости я читал мало и, как все другие люди, просто ругал политиков за все, что не делается или делается не так, как мне хотелось бы. 

Год назад на мероприятии "Дюжина Гусака" я презентовал свои мысли по поводу дальнейшей депутатской деятельности. Тогда я говорил о практике "малых дел" и все это время стараюсь ее поддерживаться. Однако теперь, когда я разобрался, мне многое стало понятно, я вижу рычаги, знаю, как что-то сделать. 

А в тебе самом произошли какие-то перемены?

– Я борюсь с той трансформацией, которая во мне происходит. Она происходит, я вижу и даже опытным путем себе это доказал. Так, перед выборами я посетил сайт Geometria.ru, на котором размещены мои фотографии с 2008 года. Я решил удалить часть фотографий, что совершенно естественно. Убрал значительную часть снимков – наверно, одну треть. Прошло полгода, как я уже стал депутатом, и я решил посмотреть, какие фотографии у меня на этом сайте остались. И с расстройством понял, что мне необходимо удалить еще часть фото. И вот, год назад я думал: "Что в этом такого, обычные фотографии, живой же человек, кто меня упрекнет?". Сейчас же понимаю, что трансформация происходит, раз я удалил и эти снимки. 

Такие изменения – это единственное, что доставляет мне дискомфорт в новой деятельности. Я поделился этими мыслями с одним из своих коллег, которому очень доверяю, сказав, что не хочу меняться. А он ответил: "Где гарантия, что год назад ты был правильным? ".

Со временем становишься взрослее, и я это сейчас в себе чувствую. Но ты меняешься еще и будучи под давлением любой системы. Кто-то думает, что такое влияние системы – это правильно, ему нужно полностью подчиниться, но стереотипы нужно менять. Я считаю, что в этом надо быть осторожным: принять требования системы, чтобы соответствовать им, понять и  использовать принципы ее работы – необходимо, но при этом важно оставаться самим собой. Это как воинская служба. Ведь она доставляет дискомфорт, но эффективная армия не может быть без твердой дисциплины, боевой выучки и стойкого духа солдат. То есть, я допускаю навязываемые системой изменения, несмотря на то, что лично мне они могут быть неудобны, но пропускаю их через сито своих убеждений и характера.

Иначе нельзя, ибо тогда полицейский становится ментом, а журналист – вечно пьяным, беспринципным и злым, а это неправильно. 

В Законодательном собрании Кубани ты один из самых молодых. Возникали мысли, что твое место не здесь?

– Нет, не возникало, сейчас мне это в кайф. Хотя я вижу, как мои старшие коллеги решают возникающие у них по работе вопросы – по одному звонку. А мне для того, чтобы добиться такого же результата, приходится побегать и приложить больше усилий. Сейчас я взбираюсь в гору за счет своей энергии. Но, поработав год в ЗСК, я понял, что я могу совершенствоваться в этой работе – это мое, это то, чем я бы хотел заниматься.  В лицо мне никогда не говорили, что мне здесь не место, и я не знаю ни одного депутата, по которому мог бы "почуять" или увидеть косой взгляд в свою сторону. Но моя система мониторинга позволяет думать, что я, возможно, "атипичный депутат", и если у моих коллег это вызывает какие-то вопросы или смущение, то меня это не особо заботит.

Моя атипичность выражается в следующем: во-первых, как я услышал от одного депутата, я "свалился как гром среди ясного неба, и политики со стажем не поймут, кто я", этакая "темная лошадка". Обычно ведь все по ступенькам начинают свою депутатскую карьеру, например, с депутата сельского поселения и выше-выше-выше. Во-вторых, я стараюсь оставаться самим собой, тем человеком, которым я был до избрания депутатом. Но ведь если я после выборов вдруг стану другим, как некий оборотень, то люди, доверяющие мне, сразу это раскусят и разочаруются во мне. Но у меня так и не получится. Я не оборотень. 

Принято считать, что все законодательные органы – это некая машина для одобрения того, что им спускает исполнительная власть. Насколько часто Законодательное собрание Кубани проявляет свою инициативу? Насколько ЗСК готово разбираться в законах, за которые голосуют депутаты?

– Часть из упомянутого имеет место, но я не вижу в этом ничего плохо. Я пока не видел ни одного закона, который пошел бы во вред обществу. Главный принцип при этом: важность закона всегда второстепенна по сравнению с его потенциальным вредом. 

Случается, что ЗСК отклоняет или откладывает принятие закона, предложенного администрацией, если он в таком виде выглядит недоработанным, "сырым", хотя и прорабатывался профильным комитетом. 

Мне сложно говорить за другие комитеты и других депутатов, но я точно знаю, что всегда могу проголосовать против и не раз это делал, иногда воздерживался. И ни разу меня не спросили, почему я так сделал, даже намеков на недовольство не было от "Единой России". 

На сессиях от тех же самых членов КПРФ – их всего пять – я часто слышу рациональные вопросы и предложения. Они создают определенное обсуждение и точно также с чем-то не соглашаются, открыто об этом заявляя. Я не помню такого случая, чтобы их выступления произвели во мне революцию, и я резко изменил свое решение по поводу постановления, но полезную работу они делают. 

Ты много пишешь о своей подготовке к сессиям ЗСК, даже комментируешь происходящее в социальных сетях. Все ли депутаты так же готовятся и изучают принимаемые законы?

– О подготовке к сессиям за всех сказать не могу, никто же этим не делится, а свое свободное время я не провожу с депутатами. Конечно, тех коллег по ЗСК, которые перелопачивают все проекты, видно сразу. Таким я сразу посылаю лучи добра и уважения, прошивающие других депутатов в надежде, что эти лучи их заразят.  Но, как и в любом другом обществе, есть такие, которые трудятся активно и заметно, а есть те, которые молча делают свою работу. Если вы даже наберете в ЗСК 100 идеальных человек, всегда будет кто-то выделяться. Это нормальное явление.

Про одного депутата я думал, что он мало чем занимается, а когда случайно узнал некоторые подробности его жизни, то удивился тому, как много личных средств он  выделяет для помощи людям, причем совершенно тихо и никому не говоря. Причем, это не так, как перед выборами случается раздача, например, бабушкам на ремонт крыши. Не знаю, много ли таких людей в ЗСК, мне за один год об этом пока сложно судить.

Как ты думаешь, депутату стоит публично говорить о своих делах и быть медийным человеком, привлекая СМИ?

– Если депутат, помогая людям, тратит свои деньги – это одно, это личное, об этом можно умалчивать и не афишировать. Но когда это делается по основной работе, то, конечно же, должны говорить публично. Я бы даже сделал какие-то обязательства по этому поводу. На мой взгляд, медийность обязательна – раз люди тебя выбрали, ты обязан перед ними отчитываться. 

Я стараюсь привносить какие-то новшества, не избегая и стандартных форм, от которых никуда не деться. С момента моего появления в ЗСК постоянно сообщаю, где можно посмотреть интернет-трансляцию. Наверно, я первый депутат, который в социальных сетях полностью выкладывает свой документооборот, для этого я выбрал Facebook. Каждый может посмотреть документы, и вот это вовлечение – один из шагов для повышения политической грамотности населения.

Недавно я зашел в одну популярную группу социальной сети "ВКонтакте", собравшую многотысячное сообщество пользователей для обсуждения новостей Краснодара. Представившись, предложил участникам написать мне напрямую о своих проблемах и высказать предложения – глупо не пользоваться подобными ресурсами современному депутату. К сожалению, в процессе обсуждения я столкнулся с повальным правовым нигилизмом, и в итоге на меня вылили ушат виртуальных помоев. Но я за это не злюсь, понимая, что многие даже не могут различить полномочия мэра и депутата. Поэтому считаю важной задачей вовлекать общество в политический мир. Причем мы должны приходить на те площадки, которые люди уже выбрали для общения, а не звать их на какие-то свои, куда они вряд ли зайдут. К людям надо идти, а не только принимать их в кабинетах. Вы еще не можете отличить депутата от мэра? Тогда мы идем к вам. 

Губернатор призывает депутатов к открытости, в том числе посредством соцсетей. Все больше глав районов выходят в соцсети. Даже в Инстаграме некоторые появляются. Это похвально. Времена закрытых функционеров, как это было при Советском союзе, прошли. Сейчас избиратель хочет видеть открытое лицо своего избранника.

Есть ли в ЗСК депутаты, которые пришли туда только "ради корочек", ничем не хотят заниматься и, возможно, лоббируют свои интересы?

– Могу сказать, что председатель ЗСК Владимир Бекетов очень жесткий руководитель, халява у него не прокатывает. Если кто-то думает, что есть такие депутаты, то только потому, что мало знает о деятельности ЗСК. К сожалению. Если бы система отчетности была более прозрачной, все было бы видно лучше. Когда я был избран, Бекетов на личной встрече сказал мне: "У тебя впереди пять лет. Тебе может казаться, что пять лет это очень много, но это не так. Пойми и помни, что ты сейчас начал работу над следующими пятью годами и от этого зависит твое переизбрание". Так и есть.  Но я допускаю, что возможно, существуют депутаты, которые пришли в Законодательное собрание ради своих интересов.

А девушки красивые в ЗСК есть?

– Есть! Команда в Законодательном собрании края, скажем так, возрастная, но у некоторых депутатов есть милейшие помощницы. Имеют ли они высшее образование, я не спрашивал, но хочется верить, что да – ведь не может депутат опираться только на красоту девушки. 

Твои помощники – кто они?

– Депутату, который избирался по партийным спискам, как я, например, полагается иметь не более 10 помощников. Трое из них могут получать зарплату из общего фонда, который составляет для такого депутата около 43 тыс. рублей, остальные работают на общественных началах. У меня всего пять помощников, но зарплату я распределил между двумя. Остальные работают на общественных началах, что мне очень приятно – эти люди с высоким уровнем мотивации, а деньги для них не являются в жизни главным. И дело не в том, что я что-то "зажмотил". Люди, которые работают не из-за денег, гораздо ценнее. С основной помощницей мне очень повезло – она и замотивирована на результат, и деньги получает.

Расскажи о своей депутатской деятельности. Ты делаешь что-то из того, чего не делают твои коллеги?

– Работа в ЗСК – это такая довольно рутинная "трясина", я бы сказал. Честно, я ожидал, что все будет гораздо легче. Основная работа депутата поделена на две составляющие – работа в комитете и работа в округе, который за ним закреплен. Я секретарь Комитета по вопросам культуры, информационной политики, социальной защиты населения и взаимодействия с общественными объединениями. Как все отмечают, это один из самых широкопрофильных комитетов в ЗСК. Работы в нем много. Больше всего обращений поступает по социальным вопросам. Если говорить про округ, то сначала у меня подшефной территорией был Ейский район, а сейчас – Тихорецкий. Как депутат, я обязан не реже одного раза в месяц посещать закрепленный округ. 

Есть депутаты, которые за свою работу получают зарплату и приходят в свой комитет каждый день. Я отказался от депутатской зарплаты и получаю ее по своему основному месту работы, поэтому совмещаю эти виды деятельности. Кстати, так делают около 70% депутатов. У всех депутатов существует определенное расписание, например, рабочие поездки, посещение заседаний и сессий один раз в месяц. Ничего суперинтересного в этом нет – в комитетах никто шпаги не глотает и тигров не усмиряет, работа довольно однообразная и даже со стороны может показаться какой-то мелочной. В целом, депутаты, которые не трудятся постоянно в ЗСК, два раза в неделю посещают комитет, где рассматривают обращения. 

То, что я перечислил, это обязательный минимум. Помимо этого, я добавил себе третье направление работы – это то, что хочется делать мне в рамках моих депутатских полномочий. В частности, это касается моих предложений и запросов по улучшению Краснодара. В результате из-за таких постоянных депутатских запросов меня постоянно спрашивают: "А что это ты, депутат Гусак, лезешь в Краснодар? ". Я это делаю, потому что я здесь живу и люблю этот город. Этого требует моя душа. И, к счастью, мои полномочия позволяют заниматься любыми вопросами на территории Краснодарского края. 

Что удалось изменить к лучшему в твоем подшефном Тихорецком районе?

– В Тихорецком районе я работаю около полугода. За это время мне удалось решить в большей степени некоторые социальные вопросы. Так, в Тихорецке есть фантастическая школа искусств, где проводят концерты и собирается городская богема. Эта школа притягивает культуру, но здание старое, крыша течет, а на ремонт необходимо 3 млн рублей. У местного бюджета таких денег просто нет, поэтому для этих целей удалось привлечь средства из краевого бюджета. Или другой пример – приехал в поселок, узнал и убедился, что в школе необходимо заменить окна, на что требуется около 1 млн рублей. Бюджет сельского поселения на год – всего 1 млн рублей. Вот и привлекаем деньги из краевого бюджета. 

Я не вижу в этом каких-то достижений – это возможности депутата. Но хорошо, что я пришел из бизнеса. Как предприниматель я не просто дал эти деньги и забыл про них, но ищу, как эти средства можно потратить эффективно. Для этого приходится изучать сметы, искать варианты удешевления.

В отношении Тихорецка есть и другие соображения, которые я бы хотел воплотить. Так, Краснодар отказал мне в реализации идеи по подземному хранению мусора, потому что это "нецелесообразно, дорого и невозможно – мешают коммуникации". В порядке эксперимента я предлагал сделать несколько таких площадок, купить одну мусороуборочную машину. Для бюджета города это незначительные деньги, мы двинулись в этом направлении, но мне отказали. Я руки не опущу и продолжу бороться дальше. Поэтому предложил это сделать в Тихорецке, и власти Тихорецка, что очень приятно, в этом не отказали. Мы сейчас собираем информацию, сколько это будет стоить, начинаем рассматривать варианты к конкурсу. 

Кроме того, мы хотим построить в городе новаторскую площадку для детей – как в Европе. Не по типу ныне существующих, которые могут превратить ребенка в инвалида. Мы уже нашли место, а ее проектом занимается известный краснодарский дизайнер Николай Петров, который это делает совершенно бесплатно. Постараюсь также привлечь и студентов кубанских вузов.

Городом-инноватором у нас считается Армавир, и власти за это его любят. Я хочу, чтобы Тихорецк тоже стал таким городом.

Ты обращаешь много внимания на Краснодар и его проблемы. Что из того, что ты бы хотел видеть в городе, тебе удалось реализовать?

– Ничего. Нет, по мелочи мне кое-что удалось сделать, но из того, что хотелось бы видеть в Краснодаре – ничего. Я очень переживаю за внешний облик города, поэтому и боролся за снятие рекламы с известного и даже знакового для города здания универмага "Краснодар". За это хочу городские власти поблагодарить, они меня поддержали, реклама была снята. Однако недавно там же появилась новая реклама. Будем разбираться. Мэрия также откликнулась на мое предложение не списывать старейший троллейбус на металлолом, а сделать на его базе арт-объект, музей транспортной истории Краснодара.

Многие мои мысли, направленные на улучшение нашего города, разбиваются о холодный "айсберг" администрации. И я прямо об этом говорю. Дело в том, что все, что я инициирую, принимать должен город, указывать им напрямую я не могу – как депутат могу только предложить. Статус депутата лишь дает шанс, что к моему предложению отнесутся более внимательно. Но я не унываю, меня это только подзадоривает. 

Краснодар мне сейчас видится подростком, который бурно растет, а родители начинают с ним не справляться.  У этого подростка появляются напористость и определенные требования. Хорошие родители находят, как с этим справиться, чтобы не загнобить, а вырастить из него личность, решив всего проблемы, удовлетворив запросы. Город с каждым годом растет, увеличивается в размерах. Находясь в Москве, я с гордостью говорю, что живу в Краснодаре. У нас обеспеченный регион, имеющий все условия для развития. На мой взгляд, парадокс в том, что многие проблемы возникли именно от того, что мы хорошо живем. Мое персональное мнение – городская власть с Краснодаром уже не справляется.  

А что ты реально можешь изменить в Краснодаре?

– Всегда можно промолчать, но я считаю, что в городе у меня больше возможностей решить проблемы. Что изменить реально? Я сужу со своей колокольни: все вопросы, которые касаются садиков, системы отопления, ЖКХ – это само собой разумеющиеся вещи, о них даже не стоит говорить. Мы все должны про них забыть, как о давно решенных. Мы не должны задавать мэру вопросы, вроде: "Вы обещали включить сегодня отопление, почему его до сих пор нет?".

Сейчас мы стали более требовательные, нам нужны не примитивные условия выживания, а комфортность проживания. Учитывая, что город стал жить лучше, я бы вник в мелочи и обратил бы внимание не на фундаментальные вопросы, требующие мощнейшей работы и изменений, а на многие нюансы.

Я не знаю, кто виноват в том, что сейчас происходит с Краснодаром, но считаю, что время мягкости в управлении им давно прошло. Говоря медицинскими терминами, в решении многих вопросов пришло время экстренной хирургии, иначе так и до ампутации недалеко. Например, с теми же пресловутыми пробками на дорогах все запущено "по самое не могу".

Мне нравится взгляд губернатора Кубани Александра Ткачева, который хочет видеть в городе больше парков, больше кафе, где бы на открытых площадках сидели бы довольные люди и улыбались. Парки для меня – больная тема, в списке своих интересов я ставлю их на одно из первых мест.

Обращаю внимание и на генплан, потому что часто я сталкиваюсь с ситуациями, когда он меняется. По этому поводу, если такое замечаю, я всегда пишу запросы. И я бы тому чиновнику, который умудряется что-то менять, я бы не только выгонял с работы, но и на каком-нибудь месте делал ему татуировку с куском генплана, который он поменял. 

Были ли моменты, когда хотелось все бросить? Какие моменты могут заставить тебя уйти?

– Нет, не было. В Законодательное собрание я пошел потому, что решил: "Хватит нудить! Пора посмотреть, что по ту сторону баррикад, и начать что-то делать для людей".  Я не верю, что добровольно смогу уйти – это не мой характер. Был момент, когда мне перед выборами сломали челюсть, ну и что? Исходя из этого, я уже должен побаиваться, но мне плевать.

По политической линии ты уже сделал шаг. Ты думал о том, как ты дальше будешь развиваться в качестве политика?

– Конечно. Как и любой другой политик, я хочу развиваться, хотя бы для того, чтобы воплотить свои мечты и планы, удовлетворить свои амбиции. Не вижу в этом ничего плохого, хотя считается, что о таком лучше не заявлять.

Сейчас я думаю, что в исполнительной власти мне было бы комфортнее, потому что законодательная власть подразумевает большую усидчивость, доскональное погружение в тему и некое большее спокойствие. В силу возраста и большого количества энергии мне больше хочется быть "живчиком". Поэтому думаю, что исполнительная власть мне, возможно, была бы ближе.

Но назвался груздем – полезай в кузовок, а решил стать депутатом – отпаши свои пять лет достойно. Для себя я хочу, чтобы меня заметили за реальные дела, а для этого придется больше двигаться. И я сам хочу больше делать. В этом моя гармония. 

Лента новостей

«Люди стали больше ценить то, что у них есть»

Психиатр рассказала, как пандемия коронавируса повлияла на россиян

Партнерский

«Нужно болеть своим делом и заниматься им не ради денег»

Интервью с директором группы компаний «Медика» Артемом Савостиным

Реклама на портале