Галицкий, «Макдоналдс», Мацусита. Основатель «Додо Пиццы» Федор Овчинников рассказал, у кого учился и зачем развивать бизнес, не зарабатывая

24 марта в центре Краснодара можно было наблюдать очередь длиной в полквартала. Начиналась она от «Додо Пиццы» на Красной, где в этот день вместе с командой заведения пиццу готовил основатель и главный исполнительный директор сети Федор Овчинников (и стоила она в честь акции 95 рублей).

Краснодар стал вторым после Ростова городом в «турне» Овчинникова по ключевым российским пиццериям франшизы. О том, почему считает собственное программное обеспечение самым важным фактором успеха и сколько заведений собирается открыть в ближайшие годы, Федор рассказал порталу Юга.ру.

Вы сейчас проводите открытые встречи в городах, куда приезжаете. Что советуете тем, кто собирается открыть свой бизнес?

— Главное — понять, чего ты хочешь. Финансовой независимости, больше заработать или создать что-то глобальное. Как правило, когда ты только начинаешь, хочешь одного — выжить, ведь зарплату тебе никто не платит. Потом уже появляются цели изменить мир, обогнать конкурентов, слава…

Скажем, я пока не могу много зарабатывать — в основе нашего бизнеса прибыльные пиццерии, но управляющая компания на протяжении всех семи лет привлекает инвестиции и инвестирует все заработанные деньги. Мы, можно сказать, убыточные.

Но для вас самого это нормально?

— Да. Потому что я такой. Некоторые хотят повторить историю «Додо Пиццы», но многие ли готовы инвестировать семь лет? Мы можем стать прибыльными в любой момент, но у нас сейчас другие цели.

На что идут эти инвестиции?

— В основном в IT, также в рост команды, аренду офиса в Москве.

Как пришли к тому, что нужно создавать собственную IT-систему, ведь существовало много готовых решений?

— Идея создать свою систему и сделать все онлайн, чтобы контролировать качество и эффективность бизнеса, была у меня изначально. Сегодня с телефона в онлайне мы видим, как работает бизнес в Китае. Это дает невероятные возможности по управлению. Мы не изобретаем велосипед, мы делаем его лучше. Главное отличие Dodo IS — мы делаем ее сами, контролируем полностью то, что делаем. Чем прекрасна техника Apple — и софт, и железо они делают сами, тоже контролируют всю цепочку. Мы так же — делаем бизнес и софт вместе. К тому же это большое преимущество для нас, так как мы хотим создать глобальную компанию.

Первую «Додо Пиццу» Овчинников открыл в 2011 году в родном Сыктывкаре. До этого он занимался там книжным бизнесом — со стартовым капиталом в 50 тыс. рублей развил сеть из восьми магазинов. Одновременно с открытием первой «Додо Пиццы» он основал компанию «Пицца венчур». Сейчас сеть насчитывает более 300 пиццерий в 10 странах, общая выручка за 2017 год составила более 6 млрд рублей.

Первые шаги на зарубежный рынок вы начали делать, еще не обосновавшись на ключевых точках российского рынка — в Москве и Петербурге. Как было принято решение о выходе в США, это ведь заполненный и довольно агрессивный рынок? Не считаете, что поторопились?

— Считаю. Но дело сделано, так что сейчас это выводы на будущее. Мы не сможем завтра развиваться в США, если мы не откроем там пиццерию сегодня — нужно собирать информацию. Ни одно исследование не даст тех данных, которые дает твоя работа и твои ошибки.

Сейчас в США открылась вторая «Додо Пицца», и несмотря на то что рынок сложный, заведение прибыльное, своего клиента мы нашли. Все, на самом деле, зависит от предпринимателей на местах.

Но американцев вообще сложно чем-то удивить.

— Если почитаете отзывы, увидите, что мы удивляем американцев. Качество теста, ингредиентов — то, что они оценивают высоко.

Как партнеры за рубежом оценивают работу через Dodo IS?

— Тоже считают это суперпреимуществом. К примеру, сейчас немецкие предприниматели выбрали нашу сеть для партнерства, и главной причиной стала именно Dodo IS.

При этом предстоит еще очень много сделать. Несмотря на то что в Dodo IS вложены сотни миллионов рублей, мы в самом начале пути.

В России развивать глобальную компанию очень сложно. Во-первых, проблема языка, из-за этого барьера нам приходится пока отказываться от некоторых предложений

Мы не можем опередить время, поэтому иногда приходится говорить себе: «Притормози».

Есть ощущение, что раньше вы такого себе не говорили.

— Я меняюсь. Способность к изменению — главное условие развития. Получали где-то по морде, вместе с этим пришел опыт.

«Додо» — большая компания и продолжает быстро расти. Какие вы видите перспективы в этом бизнесе?

— Рынок сетевого общепита в России не консолидирован. Самая крупная сеть в стране (Subway) насчитывает чуть более 600 ресторанов. И для России это очень мало, для примера — в Англии более 1000 «Сабвеев», в Германии — 1700 «Макдоналдсов».

Мы планируем открыть 1500 пиццерий в течение примерно 4-5 лет

Если сравнивать этот период с розничной торговлей, то это примерно как когда «Магнит» начал выходить на другие регионы из Краснодара.

Рынок перспективный. Это массовое питание, и хотя, к сожалению, в кризис люди имеют меньше возможностей, они все равно будут продолжать тратить деньги на удовольствие, на праздник. А пицца — это возможность недорого сделать праздник. В кризис мы выросли на 30%: like for like, если сравнивать январь 2016-го и 2017‑го, рост по одному ресторану — 30–40%.

В Краснодарском крае пиццерии есть в пяти городах. Какие планы по развитию сети в регионе?

— Сейчас мы открываем два очень интересных объекта — в Геленджике и Анапе. Это будут большие пиццерии, в Геленджике с выходом на главный городской пляж, в Анапе на центральной прогулочной улице Горького, которая идет параллельно набережной. Помимо экспериментов с меню планируем построить большие комнаты отдыха для персонала — с игровой комнатой, душем, чтобы к нам приезжали на лето поработать и параллельно отдохнуть ребята из других регионов.

Недавняя история, когда вас попытались обвинить в распространении наркотиков через сеть «Додо Пиццы» имела для компании какие-то последствия? Скажем, не возникли ли вопросы у инвесторов?

— О да, меня с тех пор называют Дон Пепперони. На самом деле, все отнеслись с пониманием. Мы осознавали, что если не сделаем эту историю публичной, это будет плохо. Поэтому я рассказывал о происходящем в соцсетях, беседовал с журналистами. В то же время за счет этой публичности мы втягивали наш бренд в ту историю, с которой мы бы не хотели, чтобы он ассоциировался. Это был риск, история вызвала огромный резонанс, но мы сделали это осознанно. Надеюсь, что со временем этот случай забудется.

После этого появлялась информация, что эта история была пиаром...

— Многие люди видят во всем пиар. Скажу, что ни одна история о нас, появлявшаяся в медиакампаниях, не была сделана специально. Мы открыты, рассказываем обо всем в соцсетях и блоге «Сила ума», где большая аудитория, соответственно, это быстро распространяется. Что касается конкретно этой истории, даже если представить, что это было специально, подсовывать себе наркотики, что тянет на пожизненный срок... ну…

Не было ли моментов, когда такая открытость сказывалась негативно?

— Как ни странно, нет. Когда ты ведешь бизнес открыто, изначально выстраиваешь все честно и прозрачно, платишь все налоги и так далее. И если делаешь что-то неправильно, понимаешь, что это может всплыть. Не могу вспомнить ни одного серьезного минуса. Возможно, к минусам можно отнести то, что любые ситуации в компании очень быстро становятся публичными. И если есть вещи, которые в других компаниях не замечаются (то же увольнение сотрудника), у нас так не получится — мы как в реалити-шоу. Но такие моменты несопоставимы с теми плюсами, которые дает открытость.

Вы стали примером для многих людей. Кто был примером для вас и учились ли вы у кого-то? Предположу, что вы прочли много книг бизнес-тематики, когда работали в «Книга за книгой»?

— Вдохновляли меня как российские, так и западные бизнесмены. Тот же Сергей Галицкий — человек, который показал, что в России можно создавать большие, крутые и эффективные компании, он селф-мейд-мэн. Как говорит один из моих любимых предпринимателей Мацусита, если твое сознание открыто, можно учиться даже у шума ветра. Учиться можно всегда, везде. Даже придя в тот же «Магнит» и понаблюдав, что и как там работает, можно что-то почерпнуть. Перед открытием «Додо Пиццы» я работал в «Макдоналдсе», чтобы понять все изнутри. Можно работать годами и ничего не увидеть, а можно учиться у ветра.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале