«Каждый художник — это маг, живущий на земле». Краснодарка Ася Большова рассказала, как увлеклась искусством и почему культура делает людей лучше

  • Ася Большова © Фото Дениса Яковлева из личного архива Аси Большовой
    Ася Большова © Фото Дениса Яковлева из личного архива Аси Большовой

Ася Большова — арт-консультант и популяризатор искусства. Её медиапроект «Маги земли» посвящен современной культуре и историям людей, которые ее создают. Недавно Ася также начала записывать сразу два подкаста: «Жена художника» и «Видеть и верить». А в ближайших планах у неё — выпускать печатный журнал об искусстве.

Недавно автор открыла сбор донатов на «Френдли», чтобы продолжить заниматься своими проектами в свободное от работы время и увидеть поддержку своих подписчиков. Специально для «Френдли»-журнала и сайта Юга.ру София Горовая записала рассказ Аси о том, каково было учиться в Краснодаре и Санкт-Петербурге, почему пришлось оставить идею открытия галереи, как появилась концепция подкастов и журнала о художниках и насколько для человека из мира искусства важна поддержка и дружелюбная среда.

Про искусство и путь к авторским проектам

— У меня с детства была склонность к письму — в подростковом возрасте я была редактором школьной газеты. Еще я всегда любила рисовать, но нигде этому не училась. Однажды родители предложили мне в свободное время позаниматься живописью с частным педагогом, и я с радостью согласилась. Преподаватель учил меня азам, но при этом давал большую свободу самовыражения — это было здорово и мне очень нравилось. Благодаря нему я так увлеклась живописью, что в итоге, окончив 11 классов, поступила в художественное училище в своем родном городе — Краснодаре.

Те годы были худшими в моей жизни. Училище, в которое я попала, — одно из самых сильных в стране, но педагоги были чересчур строгими, сейчас я бы даже назвала их поведение жестокостью. У нас вообще не было таких оценок, как «пять» и «четыре» — было только «два», «три с двумя минусами», «три с минусом» и «три». Это был суровый опыт, который оставил много психологических травм.

Учеба в художественном училище Краснодара — суровый опыт, который оставил много психологических травм

Ася Большова

Учёба мне совершенно не нравилась: бесконечные натюрморты с кувшинами, портреты, гипсы и обнажённые фигуры — все рисуют одно и то же и так, как надо, а надо — реалистично. Моим любимым художником уже тогда был Кандинский, я читала его труды, общалась с практикующими живописцами, любила ходить на выставки современного искусства  — все это, а не занятия в училище, было моей реальностью, моим стилем жизни. Я понимала, что хочу делать что-то свое.

Мои родители — кандидаты наук, и когда я окончила училище, они настояли на том, чтобы я получила высшее образование. Я выбрала искусствоведение, потому что понимала, что мне все-таки ближе не писать картины, а общаться с художниками и исследовать разные темы в области искусства. Я поступила в Академию художеств в Санкт-Петербурге и на этот раз была довольна своим выбором: я влюбилась в это место из-за его магической атмосферы и до сих называю академию Хогвартсом.

Как личность я сформировалась именно в Петербурге: там у меня была возможность общаться с преподавателями из Эрмитажа и Русского музея, я погрузилась в тусовку современных художников, нашла много друзей. В Академии я окончила и магистратуру и в целом считаю это важным этапом своего развития. 

Какое-то время я горела идеей открыть галерею в Краснодаре. Я стала изучать разные идентичные региональные проекты и думать, как это возможно сделать. Дополнительно отучилась в онлайн-школе городских предпринимателей Vector от института Стрелка и на их же онлайн-программе Архитекторы.рф — мне было важно понять, как функционирует городская среда.

В Краснодаре общалась с представителями крупного и малого бизнеса и думала, что кто-то из них сможет стать спонсором проекта галереи. Но здесь меня ожидало разочарование. Во-первых, в историческом здании в центре Краснодара скорее откроют новый ресторан, а не культурный центр. А во-вторых, я поняла, что мне сложно находиться в зависимой позиции от контролирующего спонсора. Я осознала, что не хочу зависеть от человека, который сможет ограничивать мои творческие проявления, а хочу делать свой проект и отвечать за всё сама.

Я осознала, что не хочу зависеть от человека, который сможет ограничивать мои творческие проявления, а хочу делать свой проект и отвечать за всё сама

Ася Большова

Про создание медиапроекта и подкастов

Сейчас я работаю редактором журнала об архитектуре, читаю лекции о современном искусстве и пишу тексты для арт-проектов — мне нравится моя работа. Но идею создания собственного проекта я никогда не оставляла. После всех перипетий, исканий и отказа от идеи создавать галерею, прошлой осенью я пришла к тому, что буду делать медиапроект. Этот формат, на который у меня хватит ресурсов: здесь не нужно платить аренду — как, например, за галерею. Вообще искусство — это же про человеческие истории, и я хочу, рассказывая их, показывать творчество художников. Для меня очень важен контекст, герой, его характер, его стремления и трудности, через которые он проходит.

Еще полгода я обдумывала проект и в итоге решилась его запустить. Сейчас у меня есть сайт, Telegram-канал и в будущем я собираюсь выпускать печатный журнал. Называется проект «Маги земли» — в честь одной из выставок французского куратора  Жана-Юбера Мартена. Мне очень откликнулось это название, потому что для меня каждый художник — это маг, живущий на земле. Он имеет дело с несвойственными для обычного человека материями, улавливает то, чего не видят остальные. Создавать искусство — это такой магический процесс: ты будто «подключаешься» к чему-то высшему. 

Художник — это маг, живущий на земле. Он имеет дело с несвойственными для обычного человека материями, улавливает то, чего не видят остальные

Ася Большова

В Telegram-канале и на сайте я сейчас пока просто делюсь с подписчиками процессом своей работы, рассказываю про художников, выкладываю книги по искусству, стараясь сделать свой проект немного и образовательным. Для журнала я уже продумала концепцию: он будет состоять из интервью с деятелями искусства. Первый номер я назвала «(Не) хрупкие сердца» — он будет посвящен художникам, которые сейчас остаются жить и работать в России. Мне кажется, важно задокументировать их мысли, чувства и работы, которые они создают в этот тяжелый период. Такие тексты рассчитаны на медленное чтение, поэтому я и хочу, чтобы они были на бумаге: когда у человека есть журнал, он может возвращаться к нему в любой подходящий момент и читать не спеша, погружаясь в искусство того или иного автора. При этом мой журнал ближе по формату к книге художника — в нем иллюстраций немного больше, чем текста.

Журнал я делаю медленно — чувствую большую ответственность за то, что в нём будет. В это время, пока я готовлюсь к выпуску первого номера, я решила делать подкасты — чтобы аудитория могла прочувствовать мой подход к созданию контента и мой tone of voice еще до выхода журнала. Для меня подкаст — классная форма передачи моих идей: его легко может послушать любой человек  из любой точки мира. Первый подкаст я назвала «Жена художника», он посвящен историям женщин со сложными судьбами. Второй — «Видеть и верить» — о местах для молитвы, оформленных художниками ХХ–ХХI века, но и там речь о человеческих историях вокруг создания архитектурных памятников.  

Мне кажется, ценность моих подкастов в том, что за ними есть какой-то ресерч, и для меня важно показать это слушателям: к каждому эпизоду я пишу список литературы, которую использовала в подготовке. Процесс исследования для меня непростой, но захватывающий: я нахожу нужную информацию и всю ее распечатываю. Затем выбираю и вырезаю из них важные моменты. Раскладываю это все на полу и решаю, в каком порядке все это должно быть. Я видела документальный фильм про Вуди Аллена, и он там рассказывал про этот метод с вырезками — и сейчас я понимаю, что мне удобно работать так же. Наверное, у нас с известным режиссером какой-то общая форма невроза.

На следующем этапе я сажусь (обязательно в хорошем настроении) и записываю себя в программе Audacity. Монтаж тоже делаю сама и подхожу к процессу творчески. У меня в целом страх, что всем будет скучно 20 минут слушать речь искусствоведа, поэтому и стараюсь максимально разбавить материал аудиоэффектами. Например, во время работы над выпуском «Жены художника» мне захотелось добавить к своему голосу разные звуки. В каждом эпизоде получилось по многу сцен, и у меня во время монтажа возникали разные ассоциации — я и добавляла в соответствии с ними звуки. А для «Видеть и верить» я уже скачала три часа поющих чаш — это такая медитативная музыка, подкаст должен получиться с успокаивающим, убаюкивающим эффектом. 

  •  © Фото Дениса Яковлева из личного архива Аси Большовой
    © Фото Дениса Яковлева из личного архива Аси Большовой

Целевая аудитория моих проектов — это любой человек, интересующийся искусством, желающий с ним соприкоснуться. Я поднимаю глубокие темы, но выбираю легкую форму — говорю простым языком, не использую искусствоведческие термины. В своих проектах мне важно доносить до людей разные смыслы, рассказывать им интересные истории и задавать важные вопросы. Я надеюсь, они обогатят каждого моего слушателя и читателя, расширят их кругозор, позволят почувствовать сопричастность с искусством.

Мне кажется, для своего проекта я в конце концов, после долгих поисков, выбрала идеальный формат, в котором и хочу теперь всегда работать: журнал и подкаст позволяют установить соприкосновение человек-искусство в любое время и в любом месте. Это здорово и очень вдохновляет меня.

Про поддержку и краудфандинг

Подкасты для меня сейчас нишевая история — не для зарабатывания денег, а для зарабатывания доверия. У меня изначально не было идеи монетизировать эти проекты. Но однажды я наткнулась на Telegram-канал «Френдли» и поняла, что мне очень близок подход этой платформы: важно поддерживать своих друзей, быть френдли.

Краудфандинг для меня — это про одну из возможностей быть самостоятельной

Ася Большова

В Краснодаре, где я нахожусь сейчас большую часть своего времени, я чувствую большую нехватку поддержки. Я не понимаю, почему так происходит и считаю, что в нашей новой реальности без выстраивания горизонтальных связей не сможет существовать ни один проект. 

Потом, читая канал «Френдли», я вспомнила, как сама поддерживала краудфандинговые кампании: на Planeta.ru еще давно собирали на восстановление росписи «Дома со львом» в Саратовской области. Я задонатила деньги, а они мне в благодарность прислали открытку — я чувствовала свою сопричастность к восстановлению.

«Один принес кирпич, другой — шпатель, третий — кисточки»:

И я подумала: почему бы мне и самой не зарегистрироваться на платформе «Френдли» и так же не попросить других поддержать меня? Психологического барьера перед тем, чтобы «просить денег», у меня не было. Наверное, потому что я действительно много трудилась над подкастом — четыре истории для «Жены художника» писала около месяца. Я отвечаю за качество контента, который я делаю, и мне не стыдно в связи с этим говорить о его материальной поддержке. Почему бы кому-нибудь не отблагодарить меня донатом на сумму чашки кофе с пирожным?

«Френдли» — независимая онлайн-платформа для поддержки иллюстраторов, поэтов, писателей, сценаристов, подкастеров, видеоблогеров, авторов художественных или документальных фильмов, фотографов и других создателей контента.

Пока я не очень активно использую опцию краудфандинга и мало распространяю ссылку на свой сбор донатов среди друзей и знакомых — просто не успеваю. Но скоро буду делать это активнее: я уже знаю, на что потрачу собранные средства, и понимаю, что они мне действительно очень нужны. Как я уже сказала, я хочу выпускать бумажный журнал, а печать стоит дорого: 90 тыс. рублей за пробный тираж в 100 экземпляров. Половину я готова оплатить сама, а со второй половиной, надеюсь, мне помогут доноры с «Френдли».

Мне бы хотелось донести до людей мысль, что донатить — это благодарить, и это нормально

Ася Большова

Краудфандинг для меня — это про одну из возможностей быть самостоятельной. В сфере искусства творческие люди часто зависят от пожеланий и предпочтений их спонсоров. Наверное, в какой-то момент мне просто надоело кого-то все время убеждать и доказывать ценность своих идей. Мне не хочется попадать в такую модель: для меня важно сохранять независимость. А краудфандинг — одна из вспомогательных площадок для творческих людей, где они могут решить проблемы монетизации. И здорово, когда получается такую поддержку получить.

Думаю, краудфандинг — хороший вариант для реализации абсолютно любых творческих проектов. Если ты открыт и готов о себе рассказать — просто попробуй, ничего страшного и стыдного в том, чтобы предложить поддержать тебя и твой контент финансово, нет.

Мне бы хотелось донести до людей мысль, что донатить — это благодарить, и это нормально. У нас в обществе почему-то не очень принято ценить вдумчивый, созидательный контент — и мне кажется, это проблема, с которой нужно работать. Стоит чаще говорить об этом и менять отношение людей к достойным проектам.

Италия, 100% хлопок
Вчера, 14:18 Реклама
Италия, 100% хлопок
Как купить полотенце за рубль в Краснодаре?
Сон для усталых взрослых людей
24 мая, 10:55
Сон для усталых взрослых людей
Как вовремя распознать бессонницу и апноэ и наконец-то выспаться