В мастерской художника. Игорь Михайленко: Я художник про эмоции

В краснодарском культурном центре «Типография» 26 мая откроется персональная выставка Игоря Михайленко, одного из важнейших художников Краснодара. Работы Михайленко хранятся в частных собраниях в России, США, Германии, Израиле. Выставка, которая пройдет в «Типографии», называется Doppelganger, в переводе с немецкого — «двойник». В экспозицию войдут восемь парных работ: каждой фигуративной работе соответствует абстракция.

Игорь Михайленко родился в Краснодаре в 1969 году, окончил Краснодарское художественное училище, выставочную деятельность начал в 1990 году. С 2006 по 2016 гг. — директор Краснодарского краевого выставочного зала изобразительных искусств. Участник более чем 40 выставок в России и за рубежом. Значительная часть работ художника находится в частных коллекциях в России, США, Израиле, Ливане и Германии.

Я стал экспериментировать с абстрактным искусством год назад, когда у меня появилась новая мастерская. Несколько холстов были готовы, и у меня возникла идея совместить старые изобразительные работы с новыми выразительными. Я взял картины из нескольких разных по стилистике серий: Conflict, Strong, INROOM — и они совпали с абстракциями, тоже совершенно разными. Получились дубли, которые сложились в одну работу.

Мой любимый формат работ — 145х200. Иногда размер мастерской не позволяет написать на одном холсте все что нужно, тогда я использую два или три холста. По сути, это не диптих, а одна работа из двух частей.

Слово Doppelganger само всплыло в памяти, когда понадобилось название для выставки. Doppelganger переводится как «двойник», но оно имеет дополнительную коннотацию — светлое и темное начало в человеке. Это есть в каждом, иногда превалирует одно, иногда — другое. Для меня важно, что выставка получается непридуманная. Не было такого, что сначала появилась идея, а потом я специально что-то сделал. Серия получилась не революционным, а эволюционным способом.

Я не знаю, как будет действовать экспозиция, пока не увижу все работы в едином пространстве. Это не работает в пустоте: выставка оживает, когда приходит зритель и начинает реагировать. Пока что я вижу, что есть эмоциональная волна, но с каким знаком?

Я пытался найти середину между изобразительным и выразительным. Иногда чего-то не хватает в абстракции, а чего-то — в изобразительной картине. Я просто соединил две вещи, которые стали взаимодополняющими. Это желание найти гармонию между эмоциями и разумом.

Возможно, создавая упорядоченные, организованные работы, человек приводит в порядок внутреннее смятение. И наоборот. Творчество — продолжение человека, его характера, сути. Что касается меня — я хаотичный человек, стремящийся себя организовать.

Современное визуальное искусство — холодное, оно от разума. Должно быть, это связано с информационным потоком. Сейчас время скорости, быстро сменяющихся картинок, клипового мышления. Эмоционального стало мало, но в человеке все должно быть уравновешено, без перекоса в одну сторону. Не может всем руководить голова.

Россияне не визуалы. В нашей культуре на первом месте стоит слово, мощная литература. Хорошие художники были и есть, но живопись для нашей страны вторична. Можно дать примитивное объяснение: у нас огромная страна, и в долгой дороге между Петербургом и Кавказом россиянин писал — письма или, может, «Дубровского». И долгими зимами тоже писал.

Московский концептуализм сильно повлиял на сегодняшнее искусство. Концепция — это идея, слово, но, на мой взгляд, в изобразительном искусстве важно не слово, а образ. Поэтому концептуализм — не мое. Краснодарские художники не вписываются ни в московскую, ни в питерскую школу живописи. Мы более эмоциональны, и нас учили южане — послевоенное поколение преподавателей, которые приехали на Кубань из Харькова, Киева.  

Человек может полностью реализоваться только в творчестве. Причем неважно, пишет ли он картины, сочиняет музыку, вышивает, занимается гончарным делом. И не столь важно, станет ли он суперзвездой, узнают ли о нем миллионы. Главная задача — создать произведение искусства, какого еще не бывало. Это должно стоять на первом месте, а не то, в какую галерею и в какой музей ты попадешь.

Искусство, заигрывающее с политикой, похоже на газету. Ее любопытно посмотреть через десять лет, если она тебе подвернется: какой была повестка дня, какая информация выходила — но ничего более. В газете нет эмоции, там факт. Если искусство все-таки привязано ко времени, то интереснее музыка или поэзия. Ты можешь считать приметы времени, а можешь не заметить. Но самые серьезные и мощные вещи всегда выходят за временные рамки.  

Я художник про эмоции. Каждый автор говорит о чем-то в своих работах. Образ, идея и воплощение — три обязательных составляющих творческого процесса. Я не контемпорари-арт художник, скорее постмодернист. Я не работаю с открытыми смыслами, и мне не близко, когда в изображении есть литература — должна быть драматургия. Например, картина «Опять двойка» — это простой рассказ о том, что мальчик пришел из школы с плохой оценкой. Картина не должна объясняться языком литературы, изобразительное искусство диктует свои законы.

Для меня важна индивидуальность в искусстве, и мне нравятся те художники, которые создали свой узнаваемый образный мир. Ансельм Кифер, Мэтью Барни, Нео Раух — очень разные по выразительному языку, но невероятно узнаваемые. Если ты не создал свой персональный почерк и язык, то в чем смысл твоего творчества?


Читайте другие статьи из мастерских художников:


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале