Врач, главный герой фильма и художник-благотворитель. Краснодарский реаниматолог пишет картины, чтобы спасать детей

  • Алексей Завальский © Фото из личного архива Алексея Завальского
    Алексей Завальский © Фото из личного архива Алексея Завальского

Алексей Завальский — краснодарский врач-реаниматолог. Он работает в отделении экстренной медицинской помощи детской краевой больницы. На вертолете и машине сопровождает маленьких пациентов из отдаленных уголков края в Краснодар или другие города России.

А еще Завальский — герой документального фильма и художник-благотворитель, чьи работы помогают спасать жизни пациентов. Иолина Грибкова поговорила с доктором о профессиональном выгорании, отношении к пациентам и проданном портрете киллера.

Врач в кепке

Алексей Завальский находит время на звонок только после 22 часов — первые свободные минуты за несколько суток — и разговаривает из машины, чтобы не разбудить спящую дома годовалую дочь Марию. «Марию Алексеевну» — уточняет Завальский.

Алексею 39 лет. Джинсы, футболка, многочисленные татуировки и всегда кепка на голове — так мужчина выглядит и в рабочее время. Завальский — реаниматолог с 15-летним стажем, большую часть рабочего времени он проводит в дороге, занимается транспортировкой тяжелобольных детей. А в свободное — рисует и продает картины, чтобы помогать своим и чужим пациентам.

Фотографии работ Алексей публикует на странице в Instagram (сервис корпорации Meta, деятельность которой признана экстремистской и запрещена в России) и проводит онлайн-аукционы среди подписчиков. Вырученные деньги врач передает нуждающимся в лечении детям. Самая высокая цена, которую отдали за его рисунок — 37 тыс. рублей.

  • Алексей Завальский © Фото из инстаграма Алексея Завальского
    Алексей Завальский © Фото из инстаграма Алексея Завальского

Завальский родом из станицы Архангельской Краснодарского края. Говорит, что мечтал стать космонавтом или летчиком-испытателем. Но потом пошел за сестрой в медицину, она-то и пригласила его, студента Кубанского мединститута, на практику в детское реанимационное отделение.

Своего первого пациента врач помнит до сих пор. 13 лет назад мальчик по имени Кирилл отравился природным газом в собственной квартире: отек головного мозга, кома третьей степени. Родители поздно нашли ребенка, шансы на спасение были мизерными.

«Я тогда был в интернатуре. Заведующий отделения сказал: «Вот твой пациент, работай, экспериментируй в рамках разумного и имеющегося законодательства». Три с половиной месяца никто не верил, что он [ребенок] придет в себя, что будет эффект от процедур», — рассказывает Алексей.

Интерн просил родителей не лить слезы у кровати, а рассказывать ребенку какие-то яркие истории.

«Я каждый день с ним здоровался, приходя на работу. Когда в очередной раз сказал «Привет, Кирилл», он глаза открыл. Еще неделю-полторы ребенок приходил в себя, восстанавливался, крепчал. По итогу мальчик вышел на полное сознание», — говорит Завальский.

Алексей вспоминает, что 12 лет назад, с появлением первой дочери  — Варвары — у него изменилось отношение к профессии. Когда родной ребенок получал какую-то травму, мужчина пытался прочувствовать боль. А на работе начал представлять, что ощущает каждый пациент.

«В период реанимационных процедур порой нужно сделать больно. И если это ребенок чувствует и осознает, я всегда говорю: «Малыш, извини меня, но без этого нельзя», — рассказал врач.

Тяжелее всего, говорит доктор, заранее знать, что манипуляции уже не помогут. При этом Алексей уверен, что есть вещи, которые невозможно объяснить. 

«Я обычно говорю родителям, что работают три силы: медицинская помощь, пациент, который реагирует на проведение терапии, и что-то еще неведомое. Когда ты исчерпал все свои возможности, когда видишь, что ребенок не поддается лечению, то уповаешь на какие-то силы. Бывали моменты, когда случались провидения сверху», — делится опытом реаниматолог.

Завальский признается, что серьезно относится к приметам: не стоит есть на работе рыбу, иначе будет много вызовов, перед сном не надо говорить коллегам «Спокойной ночи» — это сразу означает, что ночь явно не будет тихой.

Художник и герой фильма

В 2017 году Завальский возвращался с работы через парк «Чистяковская роща», увидел на книжном рынке картину по номерам и спонтанно купил ее. Пришел домой, отложил и забыл.

Примерно год спустя, после тяжелого ночного дежурства, Алексей задавал себе вопрос «Зачем ему все это нужно?» и чувствовал, что профессионально выгорел. Передавать свои переживания близким он не хотел. Поэтому пришел домой в шесть вечера, нашел картину, сел рисовать и не открывался до половины седьмого утра.  

«В этот период у меня не было абсолютно никаких мыслей, только поиск номера и закрашивание цветом», — делится реаниматолог.

С тех пор Алексей начал выплескивать проблемы на холсты. А в 2018 году Завальский стал главным героем документального фильма «Реанимация», который сняли местные режиссеры Станислав Ставинов и Андрей Тимощенко. В нем врач откровенно рассказал о своей жизни и отношении к работе, а сама лента взяла Гран-при фестиваля «Евразия.DOC».

Фильм снимали несколько месяцев и в процессе создания произошли две трагедии, в центре которых действует главный герой Алексей. Массовое убийство в Керченском политехническом колледже и нападение цирковой львицы на малолетнюю девочку, которая сидела в первом ряду. 

Постановщики картины не смогли приехать на киносмотр, зато ленту о себе в Смоленске представил сам Алексей Завальский и забрал главный приз. После премьеры съемочная группа предложила герою выйти на новый уровень творчества и подарила холст, кисти и краски.

«Увлечение переросло в личную психологическую помощь. Когда удается создать интересную картину, я получаю ни с чем не сравнимое удовольствие», — делится Алексей личным способом перезагрузки.

Начинал Алексей с абстракции — просто разбрызгивал краски и смотрел, как и с какими переходами они лягут друг на друга. Сейчас в основном он рисует портреты. Герои работ очень разные: Квентин Тарантино, Федор Емельяненко, девушка на пилоне, Аль Пачино, Человек-паук, Сергей Бодров-младший, Владимир Маяковский, Сергей Есенин.

Завальский берет фотографии и обрабатывает их так, чтобы увидеть тени, полутени и отблески и передать эмоции. Черно-белых работ больше. Алексей пытается найти и нарисовать хотя бы одну черточку, которая в итоге передаст характер человека.

«Пока я копирую изображения, из головы их взять не удается. Учусь видеть нотки, которые максимально раскроют характер: морщинка над переносицей, щербинка между зубов, прищур глаз и многое другое. Помимо всего этого, учусь работать с цветом, это очень сложно», — говорит Алексей.

Поскольку он художник-самоучка, то часто смотрит и анализирует картины других авторов, но старается не перенимать ничью технику, а создать собственную.

«Я дружу с дочерями Сергея Воржева, известного краснодарского художника. Показывал им свои работы, они нашли их интересными, дали некоторые рекомендации. Но идти учиться они мне не рекомендовали, предупредив, что я могу потерять свою нотку, которая и привела к творчеству», — вспоминает реаниматолог.

Алексею предлагали провести персональную выставку в Краснодарском музее-заповеднике имени Фелицына. Врач даже написал специально для нее картины о реанимации.

«Тогда я буквально нутро вытащил из себя. Получились интересные, на мой взгляд, работы. Но выставка в итоге не состоялась, ее отменили [без объяснения причин — прим. Юга.ру]. Но я всё равно получил удовольствие от подготовки к ней. Знаю, что работы не продам, потому что они очень тяжелые», — рассказал Завальский.

Портрет киллера

Начать проводить аукционы Алексей решился, когда увидел сбор на аппарат ИВЛ для тяжело больного мальчика Радомира. Он был на домашнем паллиативном лечении. Аппарат стоил 440 тыс. рублей, но деньги практически не переводили.

«У меня на тот момент уже накопилось много картин, а возможности купить новые холсты и краски не было. Я решил, что смогу их продать, часть вырученных средств передам Насте [маме Радомира — прим. Юга.ру], а на остальные куплю материалы для творчества», — вспоминает Алексей.  

Первым забрали портрет киллера Леона из одноименного фильма Люка Бессона с Жаном Рено в главной роли. Всю необходимую сумму общими усилиями удалось собрать за два месяца.

«В моей работе часто есть какая-то внутренняя недосказанность и недоделанность, чувство неудовлетворенности собой. Когда я начал продавать картины, тем самым помогая детям, это стало приносить моральное удовольствие и успокоение», — говорит Завальский.

Сколько детских жизней так или иначе спас доктор за 15 лет — Алексей подсчитать не может. 

«Непонятно, на что идёт курортный сбор»
Сегодня, 15:30
«Непонятно, на что идёт курортный сбор»
Репортаж с пляжей Анапы в разгар сезона
Сталинский ампир и байки из склепа
5 августа, 18:01
Сталинский ампир и байки из склепа
Подборка необычных экскурсий по Краснодару