Защищаясь от побоев, жительница Геленджика убила мужа. Ее приговорили к восьми годам колонии

Дело 28-летней Кристины Шидуковой, убившей своего мужа во время семейного конфликта, приобрело широкий общественный резонанс. О нем писали федеральные СМИ и говорили правозащитники, а петиция в защиту женщины собрала 139 тысяч подписей. В июле 2019 года ее приговорили к восьми годам лишения свободы. Юга.ру рассказывают, что именно произошло и почему это важно.

Что произошло?

По версии следствия, 16 августа 2018 года Кристина во время ссоры «взяла кухонный нож и нанесла им один удар в грудь супругу». 32-летний Ахмед скончался на месте. Женщина, «осознав противоправность своих действий», сообщила о случившемся своим родителям, а они вызвали скорую и полицию. Суд установил, что конфликты в семье возникали постоянно.

Кристина и уроженец Кабардино-Балкарии Ахмед Шидуков начали встречаться в 2014 году, в 2017 году пара решила вступить в брак. Во время свадьбы женщина была беременной, писала «КП Кубань», и вскоре у молодой семьи родился сын. По словам бабушки Кристины, свадьбу оплачивали ее родственники.

Родственник Кристины говорил «Ленте.ру», что девушка гордилась тем, что создает свою семью и не боялась другой религии и патриархальной культуры своего избранника. Семья время от времени узнавала, что Ахмед продолжал пьянки и после окончания застолий. При этом во время продолжения свадебной вечеринки дома новоиспеченный супруг запер молодую жену в комнате, вспоминает собеседник издания. «Она даже в туалет не могла выйти какое-то время. Ей оставалось четыре месяца до родов». Друзья новобрачного продолжали пить с ним водку.

Во время совместной жизни Ахмед стал проявлять агрессию. Мужчина не работал, говорят родственники семьи, и вскоре их на какое-то время приютила в своей квартире мать Ахмеда. «Платила за них коммуналку, заполняла холодильник едой. Покупала порой все, вплоть до предметов личной гигиены. Кавказского мачо это не смущало, кстати. Он и у бабушки Кристининой деньги занимал постоянно», — признавалась мать Кристины.

Родственники рассказывали о случаях, когда Кристина обращалась к ним за помощью, у нее были ссадины и кровоподтеки, они требовали у Ахмеда прекратить подобное поведение, он клялся, что больше не будет.

Однажды Кристина вернулась домой с подбитым глазом и уже собиралась расстаться с мужем, но он убедил ее переменить решение. Спустя неделю мать и отчим встретили дочь у себя на пороге. Она была в крови и кричала «Ахмед, Ахмед, скорую». По ее словам, муж бил ее ногами и хотел выбросить в окно, и ей пришлось обороняться ножом.

Потерпевшей по делу выступала сестра Ахмеда Амина. «Мы никогда с ней не общались. Однажды она написала мне, что Ахмед ее бьет, а потом сказала, что пошутила», — говорила она на выступлениях в суде. Кристина Шидукова показывала «КП» переписку с Аминой: не нервируй брата и терпи, советовала та в ответ на жалобы о пьянстве и безучастии Ахмеда. Побои на теле Кристины были зафиксированы и в день гибели Ахмеда.

Родственники Ахмеда Шидукова в разговоре с корреспондентом издания «Кавказский узел» сообщили, что не верят в утверждения Кристины о систематических избиениях, поскольку «Ахмед был спокойным и вежливым человеком», создал строительную бригаду в Геленджике с земляками и работал, а свободное время посвящал ребенку.

Кристина Шидукова провела почти год под домашним арестом. 15 июля следственное управление СК РФ по Краснодарскому краю сообщил: суд признал собранные доказательства достаточными для того, чтобы назначить женщине наказание в виде 8 лет лишения свободы в колонии общего режима. Присяжные не сочли ее действия необходимой самообороной и решили, что она не заслуживает снисхождения. Часть 1 статьи 105 Уголовного кодекса — убийство, то есть умышленное причинение смерти человеку. Это был первый суд присяжных в истории Геленджика.

Реакция общества и СМИ

«Домашнее насилие в России — проблема, на которую принято закрывать глаза. При этом масштаб данной социальной проказы носит характер эпидемии. Согласно статистике Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека, около 40% всех тяжких преступлений — преступления в семье, и в 93% их жертвами становятся женщины. По результатам опросов Росстата, в 2016 году домашнему насилию подверглись 16 млн женщин».

С этих слов начинается петиция в защиту Кристины Шидуковой на Change.org. Создатели адресовали ее уполномоченному по правам человека при президенте России Татьяне Москальковой, самому президенту, а также Геленджикскому городскому суду и уполномоченному по правам ребенка Анне Кузнецовой. Авторы текста подчеркивают: женщина сама является жертвой и взяла в руки нож только чтобы «спасти мать своего ребенка». О реакциях со стороны женщин-омбудсменов ничего не известно.

В 2017 году президент России Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье. Он перевел насилие в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в тех случаях, когда такой проступок совершается впервые и без причинения вреда здоровью. Административная ответственность за побои — арест на срок от 10 до 15 суток, штраф в размере от 5 тыс. до 30 тыс. рублей или обязательные работы на 60-120 часов.

По данным исследования команды издания «Медиазона», в 97% случаев, связанных с домашним насилием, в качестве орудия убийства указывается именно нож. Чаще всего — кухонный. И как правило, суд видит в подобных случаях именно убийство, а не самооборону.

Адвокат адвокатской палаты Санкт-Петербурга Галина Ибрянова считает, что подобные преступления «удобны» для правоохранительных органов: женщины сами вызывают полицию, сами все рассказывают, не пытаясь что-то скрыть или создать себе алиби. Она объясняет, почему суд не трактует это как самооборону: ведь в руках мужчин чаще всего нет оружия, они душат женщину голыми руками, бьют ее и угрожают. Соответственно, силы пострадавшего и обидчика считаются не равными. «Так что каждый раз выходит как минимум превышение самообороны: она хватается за сковородку или нож, а то, что он мог убить ее голыми руками, в расчет не принимается», — сказала адвокат изданию Wonderzine.

«От такого правосудия защищаться невозможно»

После того, как 3 июля присяжные признали Кристину Шидукову виновной, ее защитник, адвокат Алексей Иванов опубликовал обращение к суду и обвинению. Он считает, что суд прошел с многочисленными нарушениями, а старшина присяжных оказывала на них давление и говорила, как нужно голосовать.

Иванов утверждает, что судья с помощью прокурора не дал возможности донести до присяжных доказательства защиты. Не были приняты во внимание ни переписка Кристины с сестрой погибшего о побоях, ни ходатайство об ознакомлении с материалами дела. Не была допрошена бабушка Кристины, которая находилась на месте происшествия. При этом судья полностью удовлетворил все ходатайства прокурора.

«Всю функцию правосудия, не стесняясь, взяла на себя прокурор Барсукова Елена Юрьевна», — пишет Иванов. По его словам, Барсукова руководила процессом и даже «подчищала огрехи суда», а также «откровенно исказила весь смысл доказательств, называя “черное” “белым” и наоборот».

«Лента.ру» в своем майском материале называла Барсукову лучшим прокурором края. Старший прокурор отдела гособвинителей, она не впервые в своей карьере берется за громкое дело — так, именно она занималась громкой историей с бывшим вице-губернатором Юрием Гриценко. Автор текста предполагает, что эта кандидатура выбрана для первого процесса с участием присяжных в Геленджике неслучайно: «Если суды присяжных будут регулярными, резкий рост оправдательных приговоров продемонстрирует уровень коррумпированности судебно-процессуальных органов, а также может поднять волну инициирования жалоб в порядке надзора».

Адвокат Иванов утверждает, что участники процесса слышали, как старшина присяжных «кричала в совещательной комнате и говорила присяжным, как нужно голосовать», но суд отказал стороне защиты в отводе старшины. Кроме того, защита ставила перед присяжными два альтернативных вопроса о необходимой обороне, смысл которых сводился к тому, что Шидукова защищала свою жизнь, однако, пишет адвокат, после возражений прокурора судья заменил эти два вопроса на один, изменив его логику и смысл.

«От такого “правосудия” защищаться невозможно», — пишет Иванов. Защита Кристины Шидуковой планирует обжаловать приговор в апелляции, а если Краснодарский краевой суд не увидит нарушения в том, как было вынесено решение — и в Европейский суд по правам человека.

С кем останется после решения суда маленький Дамир, пока неизвестно. Бабушка Кристины опасается, что родственники Ахмеда добьются передачи прав на ребенка себе. «Тогда она больше никогда его не увидит».

«Случай вопиющий»

Власти Краснодара подтвердили задержание нескольких участников ночной перестрелки

На Дону мальчику после перелома ампутировали руку из‑за заражения крови

Мать ребенка обвинила врачей в ошибке

Мнения

Возвращение 90-х

Что жители Краснодара думают о ночной перестрелке у вещевого рынка

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале