Семейное гнездо Лины Скворцовой. Как многодетная мать отстояла свой дом и почему теперь его продает

Глава благотворительной организации «Синяя птица» и многодетная мать Лина Скворцова рассказала журналисту портала Юга.ру, чем кончилась история с домом, который банк пытался отобрать, почему все-таки придется его продать и как она собирается жить дальше.

В 2015 году краснодарка Лина Скворцова рассказала своим многочисленным подписчикам в соцсетях, что может потерять единственный дом, где живет ее семья. Глава благотворительного фонда «Синяя птица», многодетная мать всю свою жизнь посвятила помощи другим. Но в какой-то момент ее муж потерял работу, и, как это бывает, у семьи не оказалось средств на выплату кредита полностью. Банк отказывался уменьшать ежемесячные выплаты на 30% и настаивал на изъятии дома, за который семья уже выплатила 140% от изначальной стоимости.

Вскоре из семьи Скворцовой ушел муж. Лина осталась одна с тремя детьми в доме, который вскоре должны были отобрать.

Всем миром

В Краснодаре знают: Лина все сделает ради сирот, достучится до любой инстанции, будет звонить во все колокола, заполонит ленты ваших социальных сетей просьбами помочь тем, кто по-настоящему нуждается в этом, привезет одежду тем, кто замерзает. Она не может пройти мимо чужой беды, ее неравнодушие накрывает платком и людей, и пострадавших животных. Друзья Скворцовой и ее подписчики собрали 256 тыс. рублей на погашение задолженности перед банком. После этого суд обязал многодетную мать погасить всю сумму одним платежом — 5 млн 600 тыс. рублей — или ежемесячными выплатами по 300 тыс. рублей за полтора года.

Эти условия оказались неподъемными. Отчаявшись, Лина преодолела себя и снова обратилась за помощью в соцсети. За первые два дня краснодарцы собрали 563 тыс. рублей.

В группе помощи в фейсбуке «Лина Скворцова. Сражение за дом» сообщали об этапах борьбы. Последний суд с решением продать дом принудительно с торгов состоялся 22 июня 2017 года. Потом — молчание длиною почти в год. И вот в июне 2018-го Скворцова объявила, что получила документы.

Журналист портала Юга.ру Анастасия Марченко вновь приехала в уютный дом семьи Лины Скворцовой, чтобы попытаться понять, что же происходило в эти месяцы и как Лина с этим справилась.

Я перестала делиться новостями в группе по настоянию юристов. Я пишу эмоционально, и это могло навредить ходу дела, настроить против меня людей, которые принимают решения. Часто юристы советуют наоборот — привлекать как можно больше внимания, чтобы проблему не замяли, но я привлекла внимание вначале, и люди мне очень помогли. Но потом надо было помолчать. Сейчас документы на дом у меня на руках, и я могу рассказать, что происходило в это время.

27 сентября Скворцова выкупила с торгов свой же дом. Поскольку сама женщина не имела права его выкупать, пришлось прибегнуть к помощи третьих лиц. Потом было долгое ожидание документов на владение: прошло 30, 40 дней, два месяца — документы не выдавали. На тот момент дочернее предприятие компании, в собственности которой был дом, обанкротилось — и Лине заявили, что закладную опечатали. Деньги отдали, а документы не получили. Жалобы юристов не помогали. Закладную на дом Лина Скворцова получила только в конце декабря.

Из-за перехода от одного дочернего предприятия к другому возникла и следующая проблема: поставить дом на учет в Росреестр оказалось крайне трудно. Нужно было добыть решения о банкротствах всех этих компаний, одна из которых, говорит Лина, просуществовала 43 дня. К июню это закончилось: у Скворцовой есть документы на дом.

Теперь Скворцова готовит дом к продаже. Волнуется: думает, для местных кубанских жителей участок без площади для грядок, но с прудом и беседкой не нужен.

Оставить гнездо

— Мне очень хочется найти заботливые руки для дома, ведь я здесь была счастлива не один год. И дом действительно хороший — сделан с душой и с умом. Но я расстаюсь с ним без сожаления. Мне сложно, но здесь я постоянно проваливаюсь в воспоминания — и плохие, и хорошие, — как мы жили с мужем и детьми.

Дети растут. Один сын в Питере, второй собирается туда же, и я понимаю, что мне не нужен такой большой дом. Нужен был бы, если жить с мужем и детьми, чтобы взрослые дети приезжали с внуками... Чтобы поддерживать такое хозяйство, действительно нужен мужчина. Мне говорят: надо искать, выходить замуж. Но я понимаю, что уже не девочка и что ни моих детей, ни моих собак никто не полюбит так, как я.

А одолжения мне не нужны. В этом доме надо впахивать, чтобы все было ухоженное и чистое. У меня все-таки пять собак и три кошки. Еще двоих котят сейчас выхаживаю, буду пристраивать. Они такие все классные! Но я же вижу, как мои друзья реагируют, и понимаю, что непросто найти такого же человека, как я.

Еще одна важная причина, почему я переезжаю, — долг перед человеком, который помог выкупить дом. Ему я плачу проценты — так же, как и банку, — и рассчитаться с долгом в моих же интересах.

— Переезжать буду со всеми питомцами. А куда их, кому они нужны? Они или с заболеваниями, или немолодые. Коту 15 лет, он просто не успевает добежать в туалет, когда надо. Он и хотел бы, но не может. Кто возьмет такого? У другого генетическое заболевание. Эту собаку оставили в июле у магазина на самом пекле и забыли до следующего вечера. Оказалось, это папа ходил утром за пивом. Марусю можно отдать, она здоровая... Двух котят на днях Илюшка припер. Они такие крохотные, я даже мыть их пока боюсь, чтобы не заболели. Сейчас откормятся, и буду пристраивать.

В общей сложности за десять лет Скворцова выплатила за дом 8 млн рублей. Первоначальный взнос, материнский капитал, проценты. Когда дом «стали отбирать», чуть больше миллиона собрали люди, сын взял в кредит 300 тыс. рублей, продала машину и взяла в долг 2 миллиона.

— Многие думают, что благотворительные организации очень хорошо зарабатывают. Если бы это было так, я бы сразу купила дом и все — зачем было бы много лет платить ипотеку? Посмотрите, какие проекты у «Синей птицы», все видят, что я работаю как конь. Сын в Питере тоже не шикует, работает на двух работах, снимает квартиру.

Чужая карма

Читая комментарии в фейсбуке, Лина много плакала. Годы в благотворительности так и не заставили ее смириться с человеческой жестокостью.

— Почему эти люди считают, что они все знают? Такое впечатление, что они живут со мной в одном доме. Пишут, что у меня лицо опухшее. Да, я часто бываю опухшая — потому что у меня было два инфаркта, сердечники склонны к задержке жидкости.

Какая-то женщина-эзотерик писала, будто видит по карме — якобы Лина по молодости нарожала детей и всех их бросила, а теперь отрабатывает. Как раз к таким комментариям многодетная мать относится спокойно — привыкла с тех времен, когда работала с оставленными детьми. «Нам врачи в лицо так и говорили, что мы помогаем брошенным детям, потому что своих побросали. Люди не могут представить иных причин, почему можно помогать другим и заниматься благотворительностью», — говорит Скворцова.  

— Во время всей этой истории ушли очень многие люди из моего окружения. Кто‑то потихоньку отписался в фейсбуке, с другими я сама прервала контакт. Я расстраивалась одно время… очень сильно расстраивалась. Я не понимала, как так можно — много лет дружить, а потом говорить такие странные вещи. Я бы не подумала, что у людей могут быть такие мысли. Но сейчас я воспринимаю это как колоссальную перезагрузку.

Поразительно, что люди — и русские, и нет — перечисляли мне деньги из Америки и Европы. Люди, которые меня вообще не знали. Они как-то меня находили, заходили на страницу и на сайт «Синей птицы». Мне пришло письмо на английском от одного человека, который рассказывал, что изучил мою историю, посмотрел публикации в СМИ, убедился, что это все правда, и вместе с друзьями перевел 300 евро. Просил не благодарить, ничего не отвечать и не рассказывать о нем — поэтому я не называю его имя и страну проживания.

Присылали разные суммы — кто-то тысячу рублей, кто-то 50. Важна абсолютно каждая сумма! Я состою в группах помощи собакам, это любовь всей моей жизни. И когда собирают, например, на операцию 56 тыс. рублей, важен каждый рубль. Если вы хотите помочь кому-то и можете перевести 50 рублей — обязательно переводите. Именно из этого складывается общая сумма. У меня жил одно время слепой английский бульдог, которого хозяева не выгуливали и вообще не ухаживали за ним. Ему же спасли глаза, вернули 30% зрения. Он сейчас в Подмосковье, в Сосновом Бору. Эти 56 тыс. собрали за два-три дня со всей страны.

Вы даже не представляете, сколько таких небольших переводов приходит в ту же «Синюю птицу», и за месяц набираются существенные суммы. Банка «Педиашур» стоит 100 рублей с копейками по оптовой цене, как мы покупаем. Это специальная еда для детей, которым нужно дополнительное питание. Одному ребенку нужно две банки в день, то есть 200 рублей — что это такое? Пачка сигарет, кофе на вынос. А человек весь день будет сыт. Главное — хоть что-то делать, чем не сделать ничего. Просто не проходите мимо. 

Спасибо.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале