«Все как у зверей». Как рассказывать про животных и получать миллионы просмотров — интервью с Евгенией Тимоновой

  •  © Фото из группы «Все как у зверей», vk.com/vse_kak_u_zverey

На фестивале науки, технологий и искусства GEEK PICNIC, который пройдет в Краснодаре 16 и 17 сентября, с лекцией выступит натуралист, автор программы и видеоблога «Все как у зверей» Евгения Тимонова. Журналист портала Юга.ру расспросил ее об истории создания передачи, путешествиях, съемках, о людях и животных.

  • Евгения Тимонова

На GEEK PICNIC мы поговорим об эволюции в изоляции, о том, как изоляция влияет на нас, как в нее можно попасть и какие последствия это принесет. И говорить будем на примере самого крупного эксперимента в эволюционной биологии — формировании австралийской фауны. Если как-то просто называть тему, то это «Почему в Австралии все так странно и какие выводы мы из этого можем сделать».

О путешествии в Австралию с Николаем Дроздовым

Изначально я оказалась в Австралии, чтобы снять сезон для программы. Это было плановое путешествие: мы уже были в Африке, Индонезии, Индии, и следующим пунктом была Австралия. Дроздова, кажется, я знаю, сколько себя помню, а он обо мне узнал, когда наша программа стала выходить на канале «Живая планета» — и мы ему понравились. По его словам, мы его любимая программа о животных — по крайней мере на русском языке. Потом, уже в Австралии, мы случайно познакомились с человеком, который последние лет десять организует в этой стране экспедиции для Дроздова, — это Влад Балашов и его компания AustraliaSafari.

Дело в том, что Дроздов как попал в первый раз в Австралию, так ей и заболел, и с тех пор ездит туда по несколько раз в год. Очередное путешествие собирались приурочить к его 80-летию в июне, а мы в феврале там уже были. Влад предложил усилить экспедицию с нашей помощью, я радостно согласилась, и Николай Николаевич тоже обрадовался, потому что, действительно, лазить там за всякими букашками вдвоем гораздо веселее. Мы сделали марш-бросок с юга Австралии на север через Красный Центр, пустыню Улуру, по дороге, которая соединяет Аделаиду на юге и город Дарвин на севере.

Самое яркое впечатление от поездки — это то, что на другом краю земли находится самый настоящий параллельный мир, притом что реальность очень похожа на твою родную или очень знакомую

натуралист Евгения Тимонова

Местами это вылитая Англия или, скажем, американская провинция. Ты видишь, условно, сонный американский городишко, который видел тысячу раз если не вживую, то хотя бы в кино. И все это такое узнаваемое, разве что кенгуру стоит на обочине.

О поездке на Камчатку

Сейчас я в Москве, снова привыкаю к гражданскому образу жизни. Нам постоянно говорят: «О, вы были в Австралии, это же так опасно!» Австралия — детский сад по сравнению с Камчаткой. Считается, что всякая божья тварь хочет тебя в Австралии убить, а про Камчатку известно, что одна-единственная божья тварь может тебя убить — это медведь. В этом регионе живет совсем мало людей, и даже из этого количества медведи убивают примерно столько же, сколько акулы по всему миру за год, — около десяти смертельных случаев. Поэтому здесь нельзя ходить одному, если только ты не вооружен хорошим карабином и не умеешь им отлично пользоваться.

У нас был непростой маршрут, но мы оказались сплоченной командой и прошли бы, если бы не аномальная погода. Лето на Камчатке сдвинулось на полмесяца, внезапно пошли дожди, реки стали непроходимыми — и мы попали в ловушку. Нас вытаскивало МЧС, притом очень оригинальным способом (я об этом писала в своем фейсбуке). Потом даже сами спасатели нашли это описание, повеселились и сказали, что все молодцы. Сначала они нас спасли, потом мы их спасли. Ситуаций с угрозой жизни было несколько, и хорошо, что они хорошо закончились.

Получилось, что съемочная группа «Все как у зверей» попала в экстремальную ситуацию, а ведь ехали мы снимать сюжет про экстремофильные организмы! Это бактерии, археи, прочие прокариотические простые организмы, которые живут в нечеловеческих условиях горячих источников: повышенной кислотности, порой в настоящей кислоте, при температуре 50–80 градусов, в сере, мышьяке. Они живут и процветают, и места выходов горячих источников выглядят как Земля 2,5–3 млрд лет назад, когда жизнь только появилась. Прямо путешествие во времени — сидишь на термальных площадках, смотришь на полощущиеся красные, белые, зеленые, желтые нити (будто водоросли, но не водоросли), какие-то подушки, слоеные пироги, биологические образования и понимаешь, как Земля выглядела на самой заре жизни. Это очень впечатляет.

Добро пожаловать в ад! Серный фумарол на вулкане Мутновский. #russiantravelgeek

A post shared by Все_как_у_зверей (@vse_kak_u_zverei) on

О канале на YouTube

Мы делаем полноценную программу. Изначально это планировалось как пилот для какого-нибудь телеканала, потому что четыре года назад друзья мне сказали: «А не могла бы ты сделать какую-нибудь нормальную программу про животных? Потому что их нет вообще. Есть Николай Николаевич [Дроздов], который "уже не жжет". Есть [Иван] Затевахин, но он занят документальными фильмами». Такие программы сложно сделать рейтинговыми. Чтобы привлечь людей, надо сделать так, чтобы, глядя на животных, они узнавали себя. Мы смонтировали три первых выпуска, но в процессе поняли, что никуда не хотим идти. Телевидение — это ограничения, а полную свободу самовыражения и программу в том виде, в котором мы хотим ее видеть, можно делать только в интернете. И мы остались в рамках канала, стали первыми, а в конечном счете главными по животным на русском языке. Телевидение через два года пришло к нам само в виде канала «Живая планета».

Самое сложное, что приходилось делать на съемках, — это погружение в Хорватии в подводную пещеру в поисках слепой амфибии протея. Я до этого никогда не погружалась в пещеру. Это достаточно опасное занятие, а когда надо при этом снимать, еще и ответственное. Малейшее неосторожное движение поднимает муть — и все, картинки нет. Было холодно, вода плюс шесть градусов, полная темнота. В погружении участвовали профессиональный дайвер, биолог и я с фонарем. Это было сложненько! Но все получилось.

О сексе, патриотизме, темах программ и популярности

Видео про звериный оскал патриотизма [самый популярный ролик на канале, более 1,2 млн просмотров] — ответ на вопрос, который люди себе задавали. Когда я писала этот сценарий, вообще не думала про Украину с Россией, скорее про столкновение христианского, европейского и исламского миров. Но механизм универсален, и все легло на кризис между двумя странами. С одной стороны, ты понимаешь, что внешние угрозы объединяют, повышают альтруизм, укрепляют общество. Но также их могут использовать как инструмент манипуляции, и ты порой даже не видишь, откуда берутся внешние угрозы. Ты смотришь на флаг, но не видишь, кто им машет. Это напоминание о том, что флаг не существует сам по себе.

В случае с нашей программой сработал элемент скандальности: множество людей не слушают то, что сказано, а реагируют на первые собственные впечатления. Подняли хайп, что якобы патриотизм — животный инстинкт, хотя ничего такого не прозвучало. С одной стороны, это подогрело интерес к ролику, с другой стороны, люди, которые уже давно о чем-то таком думали, были рады найти понятное отражение своих догадок. Я читала книгу Александра Маркова об эволюции человека, и там была ссылка на исследование Чоя и Боулза, в котором говорится о связи отвращения к чужим и роста сплоченности группы. Оно мне самой многое объяснило, какая-то часть человеческих отношений стала понятна.

Мы не стремимся к такого рода популярности, хотя нас периодически просят сделать «второй патриотизм». Обвиняют либо в том, что мы эксплуатируем жареные темы, либо в том, что мы их не эксплуатируем. Но стремления к мегапопулярности нет.

Хочется не быть популярным, а популяризовать то, что этого достойно. Наша задача проста — мы хотим рассказать о животных, потому что люди о них катастрофически мало знают

Евгения Тимонова

А когда ты что-то плохо знаешь, тебе сложно это полюбить и невозможно себя с этим идентифицировать. Изолированность человека от остальных животных делает его несчастным, а его способ отношения к миру порочным и ведущим в конечном итоге к уничтожению среды обитания. Когда объясняешь, что ты такая же органичная часть природы, отношение человека меняется.

Если вам, например, кажется, что на нашем канале много роликов о сексе, это говорит не столько о нашем канале, сколько о вас. Роликов о сексе у нас каждый пятый-шестой, выпусков о симбиозе или паразитизме примерно столько же. Биологическая задача организма — оставить как можно больше потомства, поэтому наше внимание заточено соответственно: если из ста роликов примерно двадцать будет о сексе, то у человека создается впечатление «Боже мой! Там только о сексе!» То есть мы разговариваем «об этом» не потому, что это жареная тема, а потому, что вокруг этого крутится все эволюционное развитие.

О влиянии технологического прогресса на человека и зверях в городе

Думаю, что мы становимся более колониальным единым организмом по типу пчел, муравьев или голых землекопов. Закончится это, скорее всего, тем, что наши мозги будут объединены в единую и более эффективную систему. Но наши одиночные разумы от этого что-нибудь да потеряют. У человечества два варианта: либо совершенно испортить среду обитания и вымереть, либо идти дальше по эволюционному пути создания человеческого сверхорганизма. Это многих пугает и кажется какой-то антиутопией, но новое всегда пугает, а на поверку часто оказывается очень крутым.

Я рассчитываю на то, что человек будет уживаться с животными, которые перебираются в города. Опасность главным образом в том, что лисы и енотовидные собаки — резервуары для бешенства. Поэтому, наблюдая за лисичкой, не забывайте: если она вас укусила, надо пойти и сделать укол. Других серьезных опасностей, кроме инфекций, в целом нет. Изменение, обогащение городской фауны за счет новых гемисинантропов, полупричеловеческих видов — хорошая тенденция. Во-первых, интереснее жить, когда вокруг тебя разные животные. Во-вторых, разнообразие делает биосистему города более устойчивой. Чем больше игроков в биосистеме, тем она стабильнее, и наоборот.

При этом есть противоположная тенденция. В Москве, например, власти, пытаясь облагородить город, все портят. Улицы посыпают агрессивными реагентами, из-за которых начинают болеть и вымирать деревья. Уборка листьев с газонов — самая маразматичная городская инициатива, которую только можно придумать, это рабочую экосистему просто разрушает. В Москве сейчас сокращается количество соловьев и других насекомоядных птиц — стало меньше насекомых, потому что вырождается зеленый слой города. Город — это не антоним природы, это такая природа. Поэтому вы своих градоначальников придерживайте, чтобы они не были такими старательными, как наши.


Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также