Молдаване на Кубани: откуда они здесь и как живут. Интервью с автором книги «Цена земли» Валентиной Симионел

С 1862 по 1873 год в Кубанскую область иммигрировали несколько тысяч молдаван. Среди них были предки журналиста и редактора Валентины Симионел. О причинах переезда, жизни молдаван и культурном следе, которые они оставили, Валентина написала книгу «Цена земли. История молдаван в Краснодарском крае».

27 апреля в Краснодаре на Зиповской, 5 состоится ее презентация. Юга.ру поговорили с Валентиной Симионел о молдавской культуре и процессе написания книги.

Валентина Симионел

Валентина Симионел

Почему и когда молдаване вообще переселились на Кубань?

— Если вкратце, они как гражданские переселенцы приехали после окончания Кавказской войны. Вопрос их переселения в пределы будущего Краснодарского края решал начальник Кубанской области с разрешения Великого князя Михаила Николаевича Романова, который в это время был наместником на Кавказе.

На родине земля была дорогой и дефицитной, и молдаване надеялись на лучшую жизнь в этих краях. Они поселились в предгорной лесной части современного Северского района, в горных ландшафтах Туапсинского района, на известняковой и каменистой почве по соседству с дубовыми лесами в Крымском районе, в болотистой и горной местности близ Адлера. Молдаванское, Молдавановка, Тхамаха, Шабановское, Молдовка, Веселое — все это поселения, основанные теми самыми переселенцами. Любопытно, что некоторые из них поселились в отличных терруарах и посадили виноград в тех самых местах, где сейчас находятся винные хозяйства.

Многое ли вы узнали о молдаванах на Кубани в процессе написания книги? Что стало для вас самым большим открытием?

— Главное открытие в том, что переселение было четко организованным действием. Это сейчас мы можем переехать куда хотим и жить в любой стране мира, а в XIX веке для эмиграции [даже внутри империи] требовалось официальное разрешение. Переселение молдаван инициировали власти и досконально контролировали этот процесс.

Еще было, наверно, не открытие, но болевой момент. Я поняла, что молдаване массово покидают родину, — это было в XIX веке из-за военного напряжения в регионе и малоземелья, и это продолжается сейчас. Многие молдаване сегодня живут в Италии, России и других странах. Это говорит о том, что на моей исторической родине очень много нерешенных проблем.

Кроме того, меня потрясли трудности, с которыми столкнулись люди, — революция, коллективизация, высылка людей в государства, контролируемые Германий в годы Великой Отечественной войны, послевоенный голод. Благополучные спокойные годы начались только в 70–80-х годах. Конечно, эти потрясения пережила вся страна, но я пишу о молдаванах, а потому смотрю на исторический процесс их глазами.

Вы потомок молдаван, которые переехали на Кубань, но что стало толчком к написанию книги? Почему у вас возникло такое желание и почему именно сейчас?

— Интерес к теме переселения молдаван на Кубань у меня был всегда, и вопросы накапливались годами. А ответов ни у кого не было. Историки не изучали эту тему отдельно — защищенных научных работ о молдаванах на Кубани просто нет.

Помню, 9 мая 2015 года мы поехали на Сопку Героев [на «Голубой линии» — мемориальный комплекс в Крымском районе, расположенный на высоте, за которую в мае 1943 года шли особенно ожесточенные и кровавые бои — прим. Юга.ру], и там у меня возникла идея, что надо написать книгу о молдавских переселенцах, многие из которых приехали именно в эти места. Меня полностью захватила эта идея, она была похожа на внутренний зов. Вскоре я приступила к работе и полностью подготовила книгу к изданию за два года, к лету 2017 года. В декабре я сдала ее в печать, и в начале 2018-го книга вышла тиражом 2 тыс. экземпляров.

Защищенных научных работ о молдаванах на Кубани просто нет — историки не изучали эту тему отдельно

Валентина Симионел

Я издала «Цену земли» на собственные деньги при поддержке моей семьи. Мы пытались найти спонсоров, но пока нет готового продукта, ты никому не интересен. Сейчас спрос на книгу есть, но умеренный. Навыки журналиста мне помогли написать книгу так, чтобы она легко читалась, а имея опыт издателя, я понимала, как подойти к оформлению. Мне уже предлагают написать по ней научную работу и защитить диссертацию, но я пока не успела этим заняться.

Как вы искали информацию? Консультировались с историками?  

— Изначально мне помог историк Виталий Бондарь, он посоветовал обратиться в Государственный архив Краснодарского края. Мне повезло: я довольно быстро нашла дело о переселении молдаван из Бессарабской области на Кавказ и свидетельства об образовании поселков. Нашлись дела, включавшие поименные списки людей, которые переехали сюда. Я взяла это как базу и добавила информацию из местных музеев и архивов Крымска, станицы Северской. Нашла книги, написанные в конце XIX — начале XX века путешественниками и учеными, изучающими Кавказ и в частности Сочинский округ (Молдовка, Веселое, Пиленково). Там были упоминания о молдаванах Сочинского округа и о том, что их постигла эпидемия малярии, от которой умерло несколько десятков семей. Так по крупицам я собирала информацию, а потом нашла людей, которые рассказали мне истории своих семей. Сложно было структурировать весь объем информации, разделить на главы. Надо было понять, как частные моменты соединить с общим историческим процессом, но, кажется, мне это удалось.

Приехала, постучала в дверь: «Здравствуйте, я пишу книгу о молдаванах в ваших краях, с кем можно поговорить?»

Валентина Симионел

Как вы нашли людей, которые рассказали свои истории для книги?

— Зою Николаевну из поселка Тхамаха я нашла случайно в интернете. Она участвовала в каких-то промомероприятиях, и я увидела, что она коренная молдаванка. Я нашла ее телефон и поехала в гости — это недалеко, полтора часа на машине. Что касается молдаван Крымского района... Мои предки основали эти места, и конечно, я знаю некоторых жителей, активистов. Там есть небольшая молдавская диаспора, с руководителем которой я знакома. Кого-то нашла просто на месте. Приехала, постучала в дверь: «Здравствуйте, я пишу книгу о молдаванах в ваших краях, с кем можно поговорить?» Как правило, все охотно соглашаются рассказать то, что знают. Может, они и не верили до конца, что это попадет в книгу: «Почему про нас кто-то пишет?» Но спустя два года все получили издание в подарок и были очень рады и благодарны.

Расскажите об истории переселения вашей семьи. Кто из ваших родственников первым приехал на Кубань?

— Вообще пик переселения пришелся на 1869 год, а сам процесс шел с 1862 года по 1873-й. Я молдаванка в пятом поколении, и конечно, люди, которые переехали сюда, — мои предки, я пока о них мало знаю. Фамилию Симионел я нашла в списке переселенцев в архиве. Я знаю, что мы переехали примерно в это время, но подробным изучением генеалогического древа я еще не занималась.

В вашей семье сохранились молдавские традиции, — может, кулинарные или песенные?  

—  Я помню из детства, как мы ходили на свадьбы, и там были молдавские песни и танцы. Но с распадом Союза и уходом от коллективизма я замечаю, что культурные традиции поддерживаются все меньше и меньше. Молдаване исповедуют православие. Моя бабушка была верующей, соблюдала все посты и отмечала церковные праздники. Но главный аспект молдавской культуры, который до сих пор сохранился, — кулинарный. Мама часто готовила все основные блюда национальной кухни — суп зама, кукурузный хлеб мамалыгу, пироги плацинды (так называют по-русски, а мы говорим «плачинты»). Мои любимые —  с творогом и зеленью, это очень вкусно. Кукурузную муку я люблю в разных интерпретациях, например итальянский аналог мамалыги — поленту.

Мама часто готовила основные блюда национальной кухни — суп зама, кукурузный хлеб мамалыгу, пироги плацинды

Валентина Симионел

А язык сохранился?   

— Да, люди говорят на молдавском, и я тоже. Но надо понимать, что в нашем обиходе тот язык, который в самой Молдавии использовался до нашего переезда, то есть 150 лет назад, и больше не обновлялся, в то время как на нашей исторической родине он претерпел многочисленные изменения. Кроме того, с выходом из состава СССР молдаване перешли с кириллицы на латиницу. Я даже слышала, что в поселения в Краснодарском крае приезжали молдавские филологи с целью изучения старого молдавского языка.

Вы бывали в Молдавии?

— Когда я в юности начала путешествовать, Кишинев был одним из первых городов, которые я посетила. Мне было лет 20. Помню, приехала с экскурсией Одесса — Кишинев. Я говорила на молдавском, и мы хорошо друг друга понимали с местными. Может быть, съезжу еще раз — освежить впечатления. Вообще, что такое национальность? Конечно, культура теряется при переселении народа, но национальность — это не обязательно традиция, это самосознание. Я не умею ни петь, ни танцевать, не пекла ни разу сама эти пироги. Но я чувствую себя молдаванкой, это как генетический код: ты с ним родился и, соблюдаешь традиции или нет, ты принадлежишь этой национальности и являешься тем, кем родился. Наш народ глубоко врос в тело России, но душой мы молдаване.

Какие у вас творческие планы? Вы собираетесь развивать сообщество молдаван на Кубани?

— Конечно, вокруг складывается какое-то сообщество, люди мне пишут, задают вопросы о молдаванах. Буду ли я их организовывать? Пока у меня нет таких планов. В крае есть небольшая диаспора, но она не интегрирована в деятельность молдавских общественных организаций. Всего в России действует более 20 таких организаций. Я не готова вклиниваться в их работу, потому что она потребует много сил, а я хочу сконцентрироваться на написании книг — у меня уже запланированы три. Одна из них, «Сочи: на гребне волны», практически готова. В ней я рассказываю об истории успеха главного курорта России. Еще я работаю над небольшой книгой по редактуре и издательскому делу, есть наработки по художественной книге. У меня получается работать с источниками, находить информацию, и мне это интересно. 


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале