В мастерской художника. Людмила Баронина о коврах и кураторах

30 октября в мастерской фонда Владимира Смирнова и Константина Сорокина в Москве откроется выставка краснодарской художницы Людмилы Барониной. Она рассказала Юга.ру о роли куратора в творчестве художника, о том, как не выходить из дома две недели и зачем строить дома для пресмыкающихся.

Я заманиваю зрителя искусством. Суть новой выставки в Москве в том, что из ковров я сделаю ловушки, а под ними будут небольшие галереи, уменьшенный мир. Ловушки обязательно должны быть красивыми, яркими, чтобы хотелось попасться.

Я выиграла персональную выставку и двухнедельную резиденцию в Москве. Весной питерская галерея современного искусства «Анна Нова» устраивала конкурс для молодых художников. Подать заявку мог кто угодно. Главный приз был 100 тыс. рублей и выставка в их галерее. Я заняла второе место с проектом «Вести из ниоткуда», мне подарили две недели проживания в резиденции и выставку в фонде Владимира Смирнова и Константина Сорокина.

Я покупаю ковры на блошином рынке, режу их, обрабатываю, вышиваю бисером, крашу и сшиваю разные куски. Получаются своеобразные флаги и знамена.

Людмила Баронина родилась в городе Щецинек в Польше в 1988 году, с семи лет живет в Краснодаре. Окончила Художественно-промышленную академию КГУКИ по специальности «станковая графика» и магистратуру художественно-графического факультета КубГУ.

Можно делать бессмысленные красивые вещи. Я стараюсь привязать изображение к контексту, к каким-то историям. У меня много идей и набросков. Куратор выслушивает идею художника и направляет его, но самое главное — помогает правильно расставить экспозицию. Одно дело — сделать ковры, а другое — придумать, как они будут действовать, как их разместить в пространстве, чтобы задумка читалась. Куратор выставки в фонде Смирнова и Сорокина — Владимир Логутов. Он тоже художник, мне нравится его творчество и нравится с ним работать.

Часто работы передают с одной выставки на другую, и становится сложно уловить, где они сейчас. В сентябре на «Винзаводе» показали часть проекта «Вести из ниоткуда» на групповой выставке четырех художников. Экспозиция замечательно составлена, и пространство интересное — она полностью из плитки, похожа на бассейн. С другими участниками выставки мы знакомы, но я ни разу не пересекалась с ними. Всем занималась куратор Диана Мачулина.

Меня интересует, как можно показать опыт человека через миф. Мои выставки визуально отличаются друг от друга, но темы схожи, они социальные и так или иначе связаны с мифологией. Мне хорошо даются юмор и сатира, но я стараюсь дополнять это большим смыслом. Социальная тема видна во всех моих работах, просто со временем она становится более завуалированной. Ранние проекты — повествовательные, с понятной историей. Потом я стала играть с цветом и чувствами.

Мне нравится графика и смешанная техника, еще люблю ручки и карандаши, я ими быстро рисую. Но особых пристрастий у меня нет — техника зависит от темы, над которой я работаю. Когда я делала «Вести из ниоткуда», у меня была идея, что это будет фальшивая документация. Поэтому я везде делала имитацию гравюр. Если нужно будет сделать живопись, я сделаю живопись.

Я единственная художница в семье. Хорошо рисовал прадедушка, но не профессионально. Родители меня поддерживали в выборе профессии, они видели, что я рисовала с раннего детства, и в семь лет отдали в художественную школу. Я училась в академии шесть лет, потом в магистратуре в КубГУ на художественно-графическом факультете, вела курсы в «Типографии». Мне нравится преподавать. Люди легко обучаются, и даже те, кто не держал в руках кисти, через полгода осваивают программу — от рисунка до гипсовой головы. Приятно видеть результат. Но сейчас я хочу полностью посвятить себя творчеству.

C ребятами из группировки ЗИП и Recycle мы знакомы с института, вместе учились, участвовали в групповых студенческих выставках. Со временем появилась «Типография». Когда у меня накопилось много работ, здесь я сделала первую персональную выставку.

Постройки из камней из моего проекта «Архитектура пресмыкающихся» — это жилища для ящериц. Я строила такие в детстве. Наблюдала за пресмыкающимися, выбирала камни, которые им больше нравятся, и строила домики. По сути, это та же история образования государств, переселения народов, деления земли. Каждую постройку я называла периодом в архитектуре — барокко, классицизм. Это наш мир, только уменьшенный.

На моей первой выставке «Веселись или умри» была только графика. Я работала с листом и самим изображением, рисунки были повествовательные. Есть история, ты на нее смотришь — и понимаешь, что происходит. Между собой работы были связаны темой. Потом я стала мыслить по‑другому: я иду не от изображения, а от идеи. Среда, в которой ты общаешься, книги по искусству, новые лекции — все это постепенно меняет мышление, и ты видишь, как еще можно реализовать задумку. Можно работать только на бумаге, а можно использовать гипс и ковры, например.

Время уходит на придумывание того, что сделать, а рисую я быстро. Графику, которую нужно делать очень скрупулезно, могу нарисовать часов за пять. Обычно рисую сразу, без эскиза. Всю историю и детали, весь образ держу в голове. Ковер я шью дня два, и для них нужны эскизы. Шью вручную, вышиваю бисером, крашу ткани, использую разные материалы — их не всегда просто сочетать.

Мне легче работать одной дома и переписываться с куратором по поводу идей. Я поняла это после поездки этим летом в школу для художников в Черногории. Там было здорово, но мы работали вместе с другими студентами, всего человек 15, и сроки поджимали — надо было успеть сделать групповую выставку в конце обучения.

Качественно собрать групповую выставку может только хороший куратор. Работы нужно правильно подобрать и связать по смыслу либо выбрать тему, под которую художники специально будут готовиться. А тема может быть несовместима с их творчеством. В Краснодаре бывают хорошие групповые выставки, но это потому что мы все давно знакомы, примерно понимаем, что каждый сделает. Когда делаем групповые выставки в «Типографии», мы сами же себя и курируем. Если у нас проходит выставка студентов КИСИ, их курирует группировка ЗИП.

После выставки в Москве я продолжу проект и потом сделаю выставку в «Типографии». Скорее всего, это будет после Нового года — здесь большой зал, нужно много работ. И это особенное для меня место, мне хочется сделать так хорошо, как я могу.

Я могу не выходить из дома по две недели. Если заканчивается ткань или бумага — еду за ними. И в магазин за продуктами могу сходить, такое тоже иногда бывает. А так я просыпаюсь, завтракаю и сажусь работать до позднего вечера. Делаю перерывы на йогу, иначе болит спина. В десять заканчиваю все дела и иду спать. Я не устаю от работы, у меня нет потребности в отпуске.

Читайте другие статьи из мастерских художников:


Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале