Человек, который дает маску. Как американский театральный режиссер помогает изменить жизнь заключенным и бывшим наркоманам

Журналист портала Юга.ру Анастасия Марченко прошла стажировку в американском издании The Gazette. Две недели Настя жила в Колорадо-Спрингс и даже написала на сайт газеты колонку о том, в чем она видит различия и сходства между американской и российской прессой. А еще она взяла интервью у человека очень интересной профессии.

Джесси Уилсон — театральный режиссер. Он работает с бывшими наркоманами, проходящими реабилитацию, и в тюрьмах с заключенными. Уилсон ведет курс «Уроки со сцены» (Lessons From The Stage), в котором помогает обычным людям наладить общение с близкими и коллегами. Суть программы Джесси Уилсона в том, что он ставит вместе с группами небольшие пьесы по историям жизни участников. Это помогает им принять самих себя и свое прошлое и двигаться дальше.

Джесси родился и вырос в Лос-Анджелесе, но, как и многие американцы, часто переезжал из штата в штат. Учился в знаменитой Джульярдской школе в Нью-Йорке и сейчас живет в горном городке Колорадо-Спрингс, где его непросто застать — Уилсон ведет курсы в родном Лос-Анджелесе, Чикаго, Денвере и других городах.

Театр как способ помочь

— Я работал в театре и учил детей актерскому мастерству 15 лет. Как и большинство людей, я считал театр сферой развлечений и общественного потребления. Режиссер и актеры ставят спектакль, зритель покупает билет, чтобы получить впечатления и приятно провести вечер. Я не понимал, как можно изменить судьбу человека с помощью театра.

И однажды мне пришла в голову идея поработать с заключенными. Я не могу называть конкретные тюрьмы, в которых я работал, но практически все они находятся в штате Колорадо. Заключенные прошли через ужасные испытания и были абсолютно разбиты. Идея театра как развлечения не имеет никакого смысла в тюрьме. Этим людям нужно преодолеть свою боль, примириться с собой. Всего в тюрьме отбывали наказание почти 800 человек, мне дали группы по 28 человек — и женские, и мужские. Мы познакомились с группой, много разговаривали, и когда между нами возникло доверие, они смогли описать периоды своих жизней, с которыми связаны тяжелые воспоминания. Каждый человек выбирает дорогу — и может оставить один путь и все, связанное с ним, чтобы выбрать другой. Но этому мешает страх, привычка, конфликты. Легко сказать: «Хорошо, вот моя боль, я просто перешагну через нее». Заключенные не могут отстраниться от этого, увидеть другую жизнь. Фокус в том, чтобы обернуться и увидеть пользу этих страданий, переосмыслить то, что мы называем плохим.

Каждый заключенный создал оригинальное выступление по своей истории и показал его остальным. Я увидел настоящее творчество в том, как они выражали себя: искренне, вдохновенно — и в то же время с юмором, как настоящие актеры. Это было потрясающе.

Я расскажу об одном человеке. Ему пришлось много страдать в жизни, он наделал ошибок и корил себя за них. Он рассказывал, что каждый день ощущает, будто держит толстую стену, давящую на него. «Простить себя — значит заново открыть путь к творчеству», — говорит он. Это простой работяга, но он хотел быть художником. Я уверен, его судьба изменится после освобождения.

О работе с наркоманами, проходящими реабилитацию

Еще я работаю с бывшими наркоманами в нескольких реабилитационных центрах, один из них находится в Денвере — Red Rock Recovery Center.

Пару недель назад я проводил воркшоп в реабилитационном центре. Там была девушка лет 20, наркоманка. Тина (не могу назвать ее настоящее имя) сидела на метамфетамине. Я помог ей подготовить монолог от лица ее отца, который на самом деле умер от передозировки. Он подсел, когда был примерно в ее возрасте. «Я знаю, что наркотики разрушают мою личность. Но это единственный способ почувствовать себя ближе к отцу, потому что я была лишена общения с папой». Это огромный источник боли в жизни этой девушки, и монолог от лица отца — способ отрефлексировать и преодолеть это. В спектакле Тина решает: пойти к бойфренду, который дает ей наркотики, или позвонить в реабилитационный центр. Она очень хочет закинуться. И очень хочет избавиться от зависимости. Ее отец говорит: «Я люблю тебя. Ты — не я, не повторяй моих ошибок. Я хочу, чтобы ты жила своей жизнью». Это не просто слова. Тина услышала это от человека, от которого всегда хотела услышать, от отца. И знаете что? Это очень серьезно и эмоционально для нее, но она смогла сделать это с юмором. Она вообразила отношения, о которых всегда мечтала. «Если бы я могла поговорить с отцом хотя бы один раз в жизни, как бы это было?» Выступление было тем разговором.

Есть и личные причины тому, что я работаю с наркоманами. В моей жизни тоже был такой опыт. Лучшие учителя, как мне кажется, учат тем вещам, которые близки им, которые они сами должны усвоить. Работа с бывшими наркоманами — мой способ оставаться чистым. Не только физически, но и эмоционально, и духовно. Я не люблю болтать о высших силах, Боге, духовности, я считаю, для этого должно быть особое время и настроение. Но я ни капли не сомневаюсь, что мы — часть чего-то великого и большего, чем просто человек.

Знаете, я рос в чудесной, любящей семье, учился в престижном университете, у меня было многое, чего не было у других детей. Незаметно наркотики стали необходимым условием творчества и общения с друзьями и девушками. Сначала это было весело, но потом я стал терять себя — и это действительно страшно. Но я сделал выбор, и я все еще здесь. Я заново учился чувствовать и общаться без стимуляторов. Как не вернуться в этот кошмар? Учить и помогать другим. Сложный опыт, который чуть не лишил меня всего, в итоге помог мне найти призвание и смысл жизни.

О маске

Почему мы с группами надеваем белую маску, а не маску персонажа? У белой маски нет характерных черт, мы можем наделить ее любым характером. Маска может быть проекцией себя же самого или лучшим другом, худшим кошмаром, девушкой, мертвой сестрой, дилером, собакой — чем угодно.

Ты надеваешь маску и больше не можешь использовать мимику — остается выразительный язык тела. Большинство из нас разъединены с телом, наши эмоции не связываются с движениями. Приходится раскрыться, соединить тело и сознание. Нужно выйти за рамки обычного поведения, чтобы перейти на новый уровень. Люди много думают о том, что хотят изменить в жизни, но обычно ничего не происходит.

С самого детства нам внушают представления о самих себе и окружающем мире. Нужно научиться ограждаться от этого. Наши поступки и мнения других людей о нас — это не мы, это не должно определять нас самих.

Я работаю с заключенными, наркоманами, а еще с юристами, управленцами, просто любителями театра, и я каждый раз осознаю, что суть у всех людей одна. Я иногда забываю, с какой именно группой я сейчас занимаюсь, потому что это не столь важно. Я слышу человеческие истории, и это позволяет мне сохранять ясность, свежесть, любопытство и скромность. Все мы страдаем, боимся — и пытаемся избавиться от этого. Меня невероятно воодушевляет, что каждый способен отложить неприятный жизненный опыт, как маску. Это наполняет людей такой энергией, о которой они не подозревали.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале