Регбист Владимир Остроушко: Готов на костылях бежать на поле помогать ребятам

  • Владимир Остроушко © Фото Елены Синеок, Юга.ру
    Владимир Остроушко © Фото Елены Синеок, Юга.ру

Капитан регбийного клуба "Кубань" и национальной сборной России Владимир Остроушко уже месяц вне игры. В домашнем матче с "Енисеем-СТМ" 13 сентября он получил серьезную травму — перелом правой ноги — и теперь проходит курс восстановления. ЮГА.ру побывали в гостях у спортсмена и узнали о планах по скорейшему возвращению к спорту, о семье и о том, как изменился его образ жизни.

Как ваше самочувствие сейчас, какие прогнозы делают врачи и вы сами?

— Гипс и швы уже сняли, еще месяц на костылях ходить. Изначально врачи сказали: два месяца на костылях, потом предстоит мини-операция по удалению поперечного болта, затем приступлю к разрабатыванию ноги. Всего на восстановление уйдет месяца четыре, потому что сустав сложный повредился.

К игре планирую вернуться весной, а приступить к занятиям хотелось бы уже в январе. Хотя важно не форсировать события.

Насколько такому активному человеку, как вы, психологически тяжело лишиться возможности совершать какие-то простые привычные движения?

— На самом деле, это очень тяжело. Когда понимаешь, что с этими железяками (показывает на костыли) придется ходить еще месяц… Иногда лежишь на диване, встаешь куда-то идти и просто забываешь, что на ногу нельзя наступать. И потом только начинаешь искать костыль.

Чем занимаетесь в освободившееся время?

— Лежу на диване, нога в положении кверху (улыбается). Сейчас пока особо и нельзя ничего делать — мало времени прошло после операции. Начал ездить на физиопроцедуры в специализированный центр для спортсменов, который открылся возле Ледового дворца.

Но этого времени вам, возможно, не хватало именно как семейному человеку?

— Конечно, его всегда не хватает. Особенно в прошедшем сезоне, который был очень насыщенным, и в месяц я бывал дома по 4-5 дней. Приехал-уехал, не видя ни семью, ни жену, ни детей. Полгода так и пролетели.

Сейчас вся семья довольна — папа дома! Нехорошо, конечно, говорить, что травма в этом помогла, но тем не менее (улыбается). Только обидно терять много времени в плане тренировок — потом, чтобы наверстать упущенное, потребуется время и усилия. Сложновато будет, но на то он и спорт.

А за играми команды как следите? Смотрите трансляции?

— Телевизоры, компьютеры, планшеты, ноутбуки — все в деле, слежу за всеми играми и новостями клуба. Когда домашние игры были, ездил на стадион.

И каково это — смотреть игру со стороны?

— Даже не знаю, как передать. Это очень нервно, сильно переживаешь, расстраиваешься. Когда что-то не получается, иногда готов уже на костылях бежать на поле помогать ребятам. И это очень эмоционально — присутствовать на стадионе, но вне игры.

Кстати, на одном из домашних матчей "Кубани" вас приглашали выступить в роли комментатора. Понравился опыт?

— Моментами сложно следить за собой, не сказать ничего лишнего — нецензурного, когда игра того требует (смеется).

Когда вы получили травму, болельщики в соцсетях устроили акцию #вованеболей, выкладывали фото и видео, чтобы вас подбодрить. Поддержка важна для вас как для игрока?

— Думаю, это самое важное в спорте — когда ты играешь не для себя, а для кого-то — для зрителей, для болельщиков. И, конечно, это всегда приятно, особенно когда играешь дома и за тебя кричит целый стадион. Без этого спорт — не спорт.

А что касается акции, это было очень трогательно и приятно — такое количество людей и организаций откликнулись, просто чтобы поддержать! И я записал ответное видеообращение, хотелось всех поблагодарить. Сказал, что с такой армией болельщиков и такой поддержкой восстановление обязано пройти намного быстрей.

А часто ли за вас приходит болеть ваша семья?

— Этим летом, пока был чемпионат по классическому регби, практически на каждом матче присутствовала семья. Мне это всегда очень приятно: я могу отвлечься, увидеть их где-то на стадионе, и все — я снова погрузился в свое дело, знаю, что они сидят, поддерживают. Для каждого по-разному: кто-то не любит, когда родственники наблюдают. Но для меня важно, чтобы они были рядом.

А ваши сыновья спортом уже интересуются?

— Старший, Герман, занимается хоккеем. Шестилетние ребята уже ездят по России на разные соревнования. У него есть медали, личные кубки. Говорит: у меня уже больше наград, чем у тебя, папа!

Хоккей выбрал он сам?

— Я его немного направил, думал посмотреть, понравится — не понравится. Я такого склада, что заставлять его не буду, выбрать он должен сам. Но когда я первый раз увидел детский хоккей в Краснодаре, мне понравилось, что такие мальчишки катаются уже в полном обмундировании, как профессионалы. В четыре года отдал его, и за почти три года он еще ни разу не сказал, что ему не нравится. Тем более, добивается успехов.

А в дальнейшем все же на регби отдать не планируете?

— Если вы у него спросите, хочет ли он заниматься регби, он ответит нет. Он со мной очень много тренировок посещает, играет сам с моими сокомандниками. Так что пока ему и этого хватает, но сейчас он полностью погружен в хоккей.

Профессиональное регби для детей начинается где-то в 9 лет. Но никогда не поздно ребенку заняться регби, футболом, гандболом и т.д. А если только в 10 он встанет на коньки, вряд ли уже что-то получится.

Зато младшему, Захару, очень нравится регби, и он все время старшего тянет играть. А тот наоборот — уговаривает поиграть в хоккей. Поэтому дома у нас весело, а стены местами побиты клюшками.

Как вы оцениваете прошедший сезон?

— Он был очень насыщенный — и за сборную играли, и за свою команду. Есть свои плюсы — мы сохранили себе путевку и в мировой серии, и в чемпионате Европы выступили более чем успешно, заняв первое место. И в клубе с поставленной задачей справились на отлично: в начале сезона оговаривалось, что мы должны быть минимум четвертыми, и в первый раз после долгого перерыва в классическом регби мы заняли эту строчку. Хотя мы не выступали три года, сильно не уступали по чемпионату ни лидерам, ни чемпионам, всем показывали свой характер. Итоговое четвертое место для первого года можно оценить на отлично.

Конечно, хотелось забрать бронзу чемпионата. Но команда новая, и где-то не хватило опыта, где-то — сыгранности. Потому что мы играли с теми командами, которые и по 10 лет играют. Но на следующий сезон мы будем уже нацелены на другие места. А сейчас осталось два тура по регби-7, где мы являемся действующими чемпионами. Я думаю, ребята справятся и привезут заветный кубок обратно сюда.

Как вы оцениваете возвращение этой дисциплины в Олимпийские игры?

— Олимпиада показала много сюрпризов, и стадионы были полные. Я думаю, регби-7 закрепится как олимпийский вид спорта и у сборной России будут все шансы ездить туда.

А что насчет Кубка мира?

— Ближайший Кубок мира по регби будет в 2019 году в Японии. Думаю, для спортсмена соревнования такого масштаба, когда выступаешь за сборную, — предел мечтаний. Туда попадают самые сильные, а стремится каждый. В прошлом году, к сожалению, нам туда попасть не удалось.

Выступление на дебютном для сборной России Кубке мира 2011 года, наверное, по-прежнему нечто особенное для вас?

— Конечно, это было очень круто — когда ты кладешь попытки таким командам, как сборная Австралии, сборная Италии, это запомнится на всю жизнь. Даже когда просматриваешь нарезки в интернете, порой мурашки пробегают.

Скажите, не мелькала ли мысль после травмы у вас или у ваших близких, что, возможно, вы уже будете заканчивать карьеру из-за этого?

— Нет, таких мыслей никто не высказывал. И думать даже об этом не хочется, пока есть силы. Плюс у меня поддержка такая — жена сразу сказала: "Что ты лежишь? Не расслабляйся и поправляйся быстрей! Тебе еще в Токио ехать!" Хотя она мне говорила, что был момент, и где-то на лице у меня читалось, что все уже. Так что поддержка очень важна.