«Папа говорил, что я занимаюсь ерундой». Бровист, визажист, маникюрщик и парикмахер о работе в бьюти-индустрии Краснодара

  •  © Фото freepik, freepik.com
    © Фото freepik, freepik.com

В России до сих пор существует список из 100 запрещенных для женщин профессий, а до начала этого года их было 456. И хотя сегодня мы наблюдаем гендерное смешение сфер деятельности, многих по-прежнему удивляют спасательницы, пилотессы или машинистки поездов. А как насчет мужчин в нетипичных для них профессиях?

Иолина Грибкова поговорила с мастером ногтевого сервиса, бровистом, визажистом и парикмахером о поиске себя, предрассудках общества и об отношении родителей к их выбору.

«‎Все хотели, чтобы я был нефтяником в пятом поколении»

Данил Ильин, парикмахер-технолог

Данил Ильин, парикмахер-технолог

— Я решил стать парикмахером еще в 15 лет. Моя мама работала мастером ногтевого сервиса в лучшем салоне моего родного города Нефтеюганска, и я там часто появлялся и как клиент, и просто как гость. Смотрел, как мастера колдовали (так мне казалось на тот момент), смешивая разные формулы красителя. Уже тогда я подкрашивал подругам корни.

В 16 лет, после девятого класса, хотел пойти в колледж учиться на парикмахера, но родственники не одобрили мой выбор. Все хотели, чтобы я был нефтяником в пятом поколении. Поэтому поступил на «эксплуатацию дорог и аэродромов» в Ханты-Мансийск. Хорошо учился, но понимал, что это не мое.

После первого курса забрал документы из колледжа и улетел в Санкт-Петербург — искать, где обучиться парикмахерскому искусству. Родственникам просто говорил, что поступлю куда-нибудь в другое место. Нашел учебное заведение, которое хотел, и почти сразу начал отрабатывать навык на всех, кого знал, — мамины знакомые, друзья друзей и так далее. Кстати, когда родственники узнали о том, что я поступил и учусь на парикмахера, были очень злы. Но деваться им было некуда.

Вскоре устроился в салон возле дома. В первый же день я работал за деньги. У женщины были очень длинные и густые волосы, она хотела подстричь каре, и я с этим справился. До сих пор помню, что ее стрижка стоила 1 тыс. 500 рублей.

В нашей группе был еще парень-парикмахер, но какого-то особого отношения к нам не было, в Санкт-Петербурге не в новинку мужчины в бьюти-сфере. Салоны брали на работу парней охотно, так как со временем сложилось мнение, что они пользуются большим спросом у клиентов. В 2019 году я поехал отдыхать в Краснодар, остался жить. Работу нашел себе очень быстро.

  •  © Фото AS Medvednikov, freepik.com
    © Фото AS Medvednikov, freepik.com

Сейчас я не только работаю парикмахером, но и провожу семинары и мастер-классы для других специалистов. Всё чаще вижу парней в наших кругах. В салоне крутая команда, у меня стабильная база клиентов, каждый из которых уже почти как друг.

Сейчас с родственниками и друзьями у меня прекрасные отношения, они одобряют мой выбор и даже считают его правильным, ведь я добился определенного успеха в этой профессии, причем достаточно быстро.

«Папа говорил, что я занимаюсь ерундой»‎

Алексей Материнский, бровист

Алексей Материнский, бровист

— Я начал работать с бровями около пяти лет назад, еще будучи школьником. Перед ОГЭ уже параллельно работал официантом в Кореновске и идти в 10–11 классы не собирался. В общепите я себя не видел в дальнейшем и решил попробовать что-то новое.

Выбрал брови и с первой же зарплаты пошел проходить самый дешевый курс обучения, который длился три часа. Мне просто нравилась эта сфера, я был подписан на мастеров в инстаграме, наблюдал за их творчеством. Я был единственным мужчиной в группе и первым у преподавателя. Потом, конечно, продолжил учиться, повышал квалификацию.

В то время я начал активно продвигаться в инстаграме, и меня один салон красоты позвал на работу в качестве SMM-специалиста. Потом я стал у них бровистом, а сейчас у меня уже своя студия.

Папа сначала говорил, что я занимаюсь ерундой, что у мальчика должна быть нормальная работа. Теперь хвалится своим друзьям, какой его сын молодец. Мама нейтрально относилась, бабушка поддерживала.

Когда начал продвигать себя, буквально за несколько дней обо мне узнал весь город. У меня была запись на два месяца вперед, ко мне было невозможно попасть, новых клиентов я не брал вообще. Однако мне порой что-то нелестное говорили вслед, когда я шел по улице. Уже почти восемь месяцев я живу в Краснодаре, здесь другое отношение к моему роду деятельности.

  •  © Фото Freepik, freepik.com
    © Фото Freepik, freepik.com

Сейчас параллельно с приемом клиентов я учу. Изначально меня попросила об этом одна девушка. Я согласился, но итоговый результат мне не понравился. Через год я уже сделал качественную программу, обучил другую девушку, которая очень быстро вышла на хороший доход. Понял, что нужно развиваться в этой сфере. Офлайн я обучил уже около 60 человек и более 3 тыс. — онлайн. Также я вышел на Wildberries со средствами для бровей.

Мне кажется, что я зарабатываю больше, чем коллеги-женщины. Что касается стереотипов о сексуальной ориентации, то да, порой меня воспринимают негетеросексуалом.

«‎Клиентка отказалась идти ко мне»‎

Денис Герасименко, премиум-мастер и преподаватель ногтевого сервиса

Денис Герасименко, премиум-мастер и преподаватель ногтевого сервиса

— Чуть больше трех с половиной лет назад я познакомился с девушкой, которая работала преподавателем в сети студий Laque. В какой-то момент она сказала: «Хотим мужчину себе в компанию, это классный пиар-ход и уникальное торговое предложение».

Предложила бесплатно меня обучить и подписать контракт на год. Я подумал день-два — и согласился. У меня уже были определенные навыки, необходимые для сферы, я их просто обернул в другую форму. Ранее ходил в художественную школу, работать с кистью умею, лепил, создавал скульптуры. Обучаясь в университете, параллельно занимался ремонтами.

Мой выход на работу был как раз в то время, когда открывался один из салонов сети. Давали рекламу об этом, в том числе и обо мне. Запись была сформирована заранее. В первый рабочий день у меня, конечно, был мандраж. Но я пришел в студию как будто просто порисовать, за что еще и деньги получил.

Обо мне говорили, у меня быстро появилась клиентская база. Плюс качество работ было высоким, через полтора года я стал топ-мастером, еще через год — премиум. Сейчас я уже преподаю в сети Laque. Я пришел туда не торговать своим гендером, а создавать искусство.

Когда я только начинал, о мужчинах-мастерах ногтевого сервиса в Краснодаре я не слышал. Клиенты часто удивлялись, что с ними будет работать мужчина. Кто-то выражал недоверие, другие, наоборот, были уверены, что я сделаю качественнее, чем мастер-женщина. Негативный опыт, когда клиентка отказалась идти ко мне, был только однажды. Причину она не назвала.

На удивление все друзья и родственники меня поддержали. Ожидал, что будут фразы «Ты же мужик, какой маникюр?». Но ни одного подобного высказывания не услышал в свой адрес.

  •  © Фото Studio Peace, freepik.com
    © Фото Studio Peace, freepik.com

В начале карьеры в окружающем меня обществе были стереотипы лишь у единиц, всего пара человек интересовались насчет сексуальной ориентации. Давления или осуждения с их стороны, к счастью, не было. Я иногда ощущал давление только от самого себя, думая о возможных стереотипах. Сейчас всё прозрачно и легко. Люди развиваются, и никто не связывает ориентацию и сферу деятельности.

То, что мужчины всё больше идут в бьюти-индустрию, не кажется мне притеснением женщин. Таксисток сейчас тоже стало немало. Просто размывается грань между мужским и женским. Я имею в виду не сексуальную направленность. Любая деятельность направлена на какой-то результат и никак не связана с гендером. Нет никакой разницы, кто предоставляет услугу. Не важно, кто находится за рулем автомобиля или пилит ногти.

«Нужно быть не визажистом-мужчиной, а просто хорошим человеком»‎

Иван Маловичко, визажист

Иван Маловичко, визажист

— В бьюти-сферу я попал менее года назад. Листал TikTok и увидел, как некоторые ребята поворотом головы перевоплощаются в персонажей из фильмов и аниме. Меня это потрясло и воодушевило. Я решил пойти учиться на визажиста.

На первом теоретическом занятии мне сразу дали понять, что визаж и грим — это не одно и то же. Но с первых практических занятий всё стало получаться. Для меня преуспевание в сфере с самого начала — знак, что нужно развиваться дальше.

По словам наставника, я был первым парнем за его многолетний опыт в бьюти-сфере. В большинстве случаев при встрече с визажистом-мужчиной девушки испытывают восторг и неподдельное удивление. Последнее — в положительном смысле. Такую реакцию видеть очень приятно.

Но есть и люди, в головах которых до сих пор торжествует «совок», а также 1001 стереотип. Мир меняется, хотят эти люди или нет — им придется меняться вместе с ним и принимать новую действительность, которая в миллиарды раз шире, чем их кругозор, данный в школе. Это вопрос не профессии, а отношений между людьми. Тут нужно быть не визажистом-мужчиной, а просто хорошим человеком.

Родственники и друзья отнеслись к моему увлечению с колоссальным позитивом. Папа принял, хотя он человек консервативный. Один мой приятель сказал: «Я нашим друзьям-коллегам сказал, что если Ваня не бросит визаж, то через короткий срок он взорвет бьюти-сферу». Разве это не приятно слышать?

Лента новостей