Стамбульский синдром. Город контрастов, правила путешествий и новая реальность

Юга.ру не сидят на месте: на этот раз делимся опытом путешествия в Стамбул, осложненного реалиями коронавирусной пандемии. Рассказ от первого лица ведет журналист Настя Щеглова.

С самого начала мы планировали съездить в Стамбул в начале сентября: на руках были билеты на самолет и бронь квартиры в центре города. Но за пару дней до вылета у меня подскочила температура, начались мышечная боль и насморк. Заболеть коронавирусом не страшно, неприятно было просидеть за решеткой изолятора в другой стране пару недель. К тому же за шесть часов до полета я получила сообщение от подруги о том, что ее папа не заметил поражение легких на 60%.

Просидев на собранных чемоданах пару часов и перебирая способы занизить температуру, чтобы обмануть термометры в аэропортах, мы все же решили добросовестно сдаться и перенести поездку. А на следующий день я пошла сдавать тест, и он оказался отрицательным.

На переносе билетов от «Аэрофлота» мы потеряли на двоих около 7 тыс. рублей, еще 6,5 тыс. — на отказе от брони на Airbnb. Зато после нашего приезда «Аэрофлот» расщедрился и ввел бесплатный перенос экономбилетов вплоть до получаса перед вылетом.

В конце концов поездка состоялась с 10 по 18 октября. Признаться, все полтора месяца мы жили зловредной мыслью о том, что за это время из Краснодара не откроют прямые перелеты в Стамбул. Потому что тогда наш 8-часовой путь через Москву выглядел бы еще глупее. Но сообщение так и не запустили.

Те же и коронавирус

Перед поездкой можно купить страховку, которая включает в себя коронавирусные ситуации — например, необходимость лечения в местном госпитале. На двоих обошлось в тысячу рублей, но, к счастью, страховка не пригодилась. Кстати, гостиницы, в которых больше 50 номеров, в рамках особого сертификата «Безопасный туризм» должны обеспечить за свой счет 14-дневное проживание гостей, у которых обнаружится ковид. Но не очень понятно, насколько такое правило действует на практике. В посольстве России в Турции советуют уточнять наличие сертификата в самой гостинице.

По данным посольства РФ в Турции, с начала августа по конец октября в Турции заразились коронавирусом не менее 326 россиян, 11 из них скончались.

Так называемый температурный порог в Турции куда выше нашего. Если в России официально нельзя заходить в аэропорт с температурой 37 °С, то в Турции вас примут с распростертыми объятиями, даже если у вас до 37,8 °С. Но, к слову, температуру за четыре перелета нам измеряли только раз: после посадки в Москве, когда возвращались из Стамбула, медсестра со скучающим видом пропикивала лоб конвейеру входящих пассажиров. Тепловизоров мы тоже нигде не заметили. Как и больших потоков людей. И в Шереметьеве, и в отстроенном год назад аэровокзале Стамбула попадалось примерно пять человек в минуту. Унылый фон аэровокзальной части путешествия придавали закрытые то тут, то там заведения, зато зоны Duty Free работали везде.

Примечательно, что в турецком аэропорту дезинфицируют лотки, в которые пассажиры складывают ремни и вещи во время досмотра, после каждого использования. В России, хотя и немало говорится о постоянной обработке всех поверхностей, такого не было

На борту не требовали носить перчатки, но и не разрешали снимать маску. Единственная отмашка на свободу — обед. Проходил он одновременно у всего рейса. Также нам дали бланк, где на английском полагалось заполнить данные о себе и месте пребывания в Турции. Вот, пожалуй, и все степени защиты. В целом я ждала более истеричного климата в аэропортах, но именно в этой поездке поняла, что коронавирус теперь новая реальность. Невозможно все время жить в ожидании опасности и со спрятанной в химкостюм шеей, однажды приходится приглушать бдительность и давить на тормоза. Кстати, маска оказалась отличной психологической заглушкой: надела ее, забыла и спряталась от внешнего.

Новый код общения

Перед поездкой мы волновались, что большинство достопримечательностей будут закрыты из-за пандемии. Выяснить, так ли это, до покупки билетов не получилось: в интернете мало новостей по теме и много противоречивого из отзывов о последних путешествиях. Но, приехав, мы увидели, что почти все маст-хевы открыты: дворцы Долмабахче и Топкапы, археологический музей, собор Святой Софии, Галатская башня... Не удалось только посмотреть на Голубую мечеть, но она была закрыта на ремонт. К слову, реставрировали в Стамбуле все, что недостаточно ровно стоит: при нас в музеях обновляли стены и покрытия, разбивали новые парки под стенами. Пример того, как можно использовать пандемию для благого дела — улучшать городскую среду, пока на улицах мало людей.

Конечно, коронавирусные риски становятся платой за немноголюдность в самых туристических местах. Приезжих немало, но в «мирное» время стоять пришлось бы в 200-метровых очередях. Сейчас же мы свободно и без очереди проходили во дворцы и музеи, а для того, чтобы сфотографировать их издалека, не приходилось выжидать пустоту в толпе.

Но больше всего меня поразил масочный режим. На центральных улицах в масках были около 80–90% человек, в общественном транспорте — до 100%. А в магазинах вежливо просили надеть маски и не обслуживали, пока этого не сделаешь. И вряд ли дело только в штрафе (здесь он составляет 900 лир, то есть 9 тыс. рублей, у нас он колеблется от 1 до 30 тыс. рублей). На улице мы ни разу не заметили штрафующих полицейских, да и ношение масок было не подбородочно-фиктивным, как у продавцов в России.

В Турции как будто уже прошли тот уровень, когда маска на лице — это неловко, абсурдно, и вообще, «пусть попробуют заставить». Теперь это новый код общения, и неловко, скорее, уже тогда, когда ходишь без нее.

Кстати, подавляющее большинство туристов в Стамбуле говорили на русском языке, и они тоже были в масках. Выходит, сознательность — очень даже наращиваемое качество?

Еще один интересный способ борьбы с ковидом в Турции — QR-меню в заведениях. Когда я впервые пришла в такой бар, недоумевала, что уже десять минут мне не несут меню. Оказалось, во избежание контактов через бумагу меню переместили в онлайн. И теперь официанты просто указывают пальчиком на напечатанный на столе код.

А еще из-за коронавируса в Турции запретили кальяны. Хотя это и не помешало нескольким кафе раздавать кальяны втихую.

Да, в системе были пробелы — например, температуру на входах в музеи проверяли очень условно, даже не заглядывая в тепловизор. И все же отговаривания родственников перед поездкой в стиле «не лучшее время шататься по заграницам» беспочвенны: при прочих равных выходит, что съездить в Стамбул сейчас безопаснее, чем пройтись по Красной в выходные.

Стамбул: асимметрия, булыжники и головокружительная пахлава

Лучший город Турции не такой холеный, как другие туристические центры. От него ждешь не больше, чем может дать самый крупный город в стране морского туризма — хоть и с поправкой на исторический контекст. И все же он заслуживает внимания ничуть не меньше, чем Барселона, Рим, Париж.

Когда мы планировали поездку, я была уверена, что у меня останется время на южную часть Турции, потому что весь Стамбул мы обойдем за три-четыре дня. Ошибалась ли я сильнее в своих планах на жизнь?

Здесь правда есть на что смотреть, и недели на всё не хватит. Конечно, это объекты дохристианской эпохи — базилики (подземные хранилища воды), египетские и греческие стелы — и постройки нашей эры, вроде гиганта Айя-Софии. Но достопримечательность в этом городе не только камень. Ничуть не меньше меня вдохновляли местная пахлава — от нее совсем кружилась голова, — местный рынок оптовиков, на котором закупаются наши Вишняки, — своим шумом, многоголосием и повседневностью (как будто они не видят, в каком городе живут!) — и брусчатка в самых захолустных улочках (с грустью думала о булыжниках, которые закатываются в асфальт у нас на Коммунаров!).

В Стамбуле все асимметрично — улицы, горизонты, стены в исторических музеях и десертные ложки в кофейнях. И все же, если бы мне сказали, что это самый симметричный город на свете, я бы не нашла ничего против. Потому что на каждую философию в нем находится альтернатива, на каждую обложку — оборотная сторона, на каждое уродство — своя утонченность.

Стамбул — абсолютный город контрастов, которые настолько тонко формулируются в его среде, что чувствуешь: здесь нет перевесов. Это ощущалось, когда мы видели консервативно одетых людей, женщин в чадре в европейской части города и татуированных молодых людей на азиатской его стороне. Это наблюдалось и в том, как много там мечетей — и ничуть не меньше христианских соборов. В итоге Стамбул показался удивительно простым и принимающим городом, без стали и зажимов в характере, которые ожидаешь увидеть на Востоке.

Надо сказать, что местами Стамбул похож на Рим, а местами — очень сильно на Рим. И все же во многом это город, который больше нигде не встречается. Из уникального: в Стамбуле очень любят мрамор и вставляют его везде, даже не на фасадных частях строений. А еще в городе много заброшенных зданий, причем настолько фактурных, что в Питере или Москве они стали бы чуть ли не главными достопримечательностями.

И в Стамбуле довольно хорошо присматривают за уличными животными. Мы примечали ветеринарную скорую помощь для бездомных котиков и множество чипированных собак. К тому же на улицах встречаются автоматы, которые насыпают еду в стоящие рядом миски, после того как кинешь в них пустую бутылку.

Оказалось, что она из Краснодара

Когда мы стояли в очереди на регистрацию в турецком аэропорту, все были в масках, кроме одной девушки. Она громко сетовала на то, что в маске «невозможно жарко», и рассказывала о бесполезности масочного режима. Когда сотрудник аэропорта подошел и попросил надеть средство защиты, девушка наотрез отказалась и сообщила, что у нее астма. Он опешил и сразу отошел, а россиянка до конца очереди стояла без маски. Позже оказалось, что она из Краснодара.

По прилете Россия требует от своих граждан заполнить три анкеты. В самолете нам выдали первую из них: паспортные данные, указание места прибытия, ответ на вопрос о наличии симптомов коронавируса. Позже мы отдали ее сотрудникам аэропорта Шереметьево.

Также на борту раздали памятки со ссылками на две госуслуговские анкеты, которые требовалось заполнить после приезда. Для одной из них нужны личная фотография, данные о медполисе и пункте назначения. В анкете указывается, что ее придется показать в заполненном виде на экране телефона сотрудникам пограничного контроля. Это правило тоже оказалось, как вы догадываетесь, «подбородочно-фиктивным». Но заполнить анкету на сайте нужно в любом случае в день прилета, поскольку система не дает вводить дату рейса задним числом. Мы об этом не знали, поэтому, когда заполняли анкеты спустя два дня, пришлось ввести неверные данные.

Вторая анкета на «Госуслугах» — о СНИЛС, номере рейса и места в самолете, а также тесте на коронавирус, результат которого необходимо отослать в течение трех дней после прилета. Оказалось, что в Москве тесты делают во всех поликлиниках и бесплатно: это указано на сайте мэра Москвы, то же самое мне подтвердила одна из жительниц столицы, с которой мы познакомились в аэропорту Стамбула. Она отметила, что сдавать анализ можно неограниченное количество раз, и показала папку с тремя тестами, которые ей захотелось сделать до отлета.

Вернувшись домой, я ради интереса решила узнать о наличии такой возможности у нас. Но дозвониться по телефонам горячей линии Роспотребнадзора и Минздрава у меня не получилось. Тест в итоге я сдала за 1700 рублей — не самая высокая цена в городе.

«Галицкий готов доверять своим людям»

Российские журналисты и комментаторы о смене главного тренера в ФК «Краснодар»

«Идти вперед намеченным курсом»

Интервью с гендиректором компании «Газпром добыча Краснодар» Андреем Захаровым

Верить в чудеса

«Пятёрочка» и «Синяя Птица» предлагают краснодарцам исполнить мечты особенных детей

Реклама на портале