«Условия — абсолютно выносимые». Как во время пандемии одного врача уволили

8 апреля врач специализированной психиатрической больницы № 2 (далее СПБ № 2) в поселке Новом Абинского района Владимир Шелковый рассказал журналистам, что в условиях распространения коронавируса в учреждении не выдают спецодежду, а медикам не хватает средств защиты.

На следующий день после выхода сюжета в эфир Шелковый получил приказ об увольнении. Юга.ру узнали подробности ситуации, которая оказалась намного сложнее, чем представлялось изначально.

Журналист Юга.ру поговорил с основными действующими лицами этой истории. Один из них — уволенный «по статье» неравнодушный врач Владимир Шелковый, душой болеющий за безопасность пациентов и коллег в обстановке эпидемии. Второй — исполняющий обязанности главврача Григорий Мкртчян, для которого на первом месте эффективное управление больницей согласно всем стандартам Минздрава. Получился практически разговор «у барьера».

Тот самый сюжет

— Сейчас коронавирус выявляет все недочеты, которые образовались в медицине в результате оптимизации и хамского отношения не только к медикам, но и к административно-хозяйственной части, — говорит 64-летний врач Владимир Шелковый. — Я просто обратил внимание на то, что спецодежда, даже не средства индивидуальной защиты, годами не покупалась. И на фоне этой пандемии не было даже попыток привести это в норму. Нас сажают на карантин, заставляют маски носить, ограничивают передвижение, предприятия останавливают — то есть довольно серьезные мероприятия проводятся. Но вы меня извините, у больницы нет спецодежды! У нас лично есть, потому что мы ее покупаем сами. Забираем домой и там наши жены ее стирают. А ведь в условиях распространения инфекции выносить что-то из больницы нельзя, — рассказывает уволенный медик.

Владимир Шелковый

Владимир Шелковый

По его собственным словам, Шелкового пытались уволить с декабря 2018 года, но он сопротивлялся почти полтора года. Приказ об увольнении он получил после того, как в эфир телеканала «Настоящее время» [СМИ, выполняющее функции иностранного агента, — Юга.ру] вышел тот самый сюжет, в котором Владимир рассказал о нехватке спецодежды и средств защиты в больнице.

— Я не утверждаю, что именно это интервью послужило причиной увольнения. В приказе перечислены другие — некие замечания за грубость, дисциплинарные взыскания. Общий медицинский стаж нашей семьи превышает 500 лет. У меня стаж уже больше 40 лет. Все это время я проработал без замечаний, а затем за три месяца получил три взыскания [Шелкового уволили после получения четырех взысканий — Юга.ру]. Сорок лет все хорошо было, а тут раз — и резко испортился? — удивляется медик.

Большинство претензий к себе Шелковый считает просто придирками. Так, одно из дисциплинарных взысканий было за то, что врач нагрубил руководству, еще одно — за то, что убедил пациента дать согласие на добровольную госпитализацию, хотя должен был дождаться решения суда. Диалога с администрацией больницы, по словам медика, ему выстроить не удалось.

Веские причины

Григорий Мкртчян тоже потомственный медик возрастом немного за сорок. Почти 20 лет он отработал в краевой психиатрической больнице, был заместителем главного психиатра края. В апреле 2018 года Мкртчян пришел в СПБ № 2. С обвинениями бывшего подчиненного он категорически не согласен.

Григорий Мкртчян

Григорий Мкртчян

— Это абсолютная ложь. Каждый момент он передернул. Для увольнения должны быть веские причины — администрацией СПБ № 2 в 2019 году были вынесены два дисциплинарных взыскания в адрес доктора. Он обратился по каждому из них в суд по отмене и возмещению морального ущерба. Абинский районный суд вынес решение эти дисциплинарные взыскания не отменять и оставить их без изменений.

И.о. главного врача отрицает, что у него были какие-то личные проблемы с уволенным сотрудником. А сложившуюся ситуацию объясняет профессиональными качествами и поступками Шелкового. 

— Он переученный психиатр — он девять лет назад переучился. Потом он выучился на функционального диагноста и хотел заниматься функциональной диагностикой, но не получил эту работу. И вот именно это стало камнем преткновения, — считает Мкртчян.

«Градообразующая» больница

Для поселка Нового, расположенного в 12 км от административного центра поселения — станицы Холмской, СПБ № 2 не просто больница, это «градообразующее» предприятие. Общее число работников и пациентов психбольницы даже превышает число жителей всего поселка (последних меньше тысячи).

В советские годы жизнь в Новом вращалась вокруг исправительно-трудовой колонии и воинской части, солдаты которой эту колонию охраняли. В соседнем поселке Сосновая Роща до революции находился лепрозорий, а затем туберкулезная больница, которую в перестроечные времена забросили. Примерно в то же время, в 1988 году, вместо колонии в Новом открылась специализированная психиатрическая больница № 2. Многие врачи, санитары и обслуживающий персонал живут здесь же, в поселке. Другой работы особо нет. В теплое время года в этих краях появляются приезжие, привлеченные красотой предгорных пейзажей и местными древними дольменами. Но кормят поселок не туристы.

Это единственное заведение такого рода в Краснодарском крае. Сюда на принудительное лечение направляют особо тяжелых больных, лиц, страдающих психическими расстройствами, совершивших тяжкие преступления.

— Самое интересное, что образование этой больницы по срокам совпало с миграцией населения в связи с распадом Союза. Многие врачи сюда приехали из республиканской психиатрической больницы в Душанбе. Больница в кубанской глубинке стала работать чуть ли не на республиканском уровне, — рассказывает Владимир Шелковый.

Аттестация

— Сейчас положение трудящихся в этой больнице абсолютно бесправное, и это объясняется одной простой причиной — трудоустроиться в сельской местности, если тебя уволят, невозможно. Ты значительно потеряешь в зарплате. Все-таки психиатрическая больница предусматривает определенные доплаты за вредность. И люди, которые работают в больнице, очутились в ситуации зарплатного рабства. По Марксу. После того как в больницу пришел Григорий Мкртчян, по собственному желанию — я беру эти слова в кавычки — уволилось более ста человек. И это при штате в 541 человек. Человек поставлен чисто для оптимизации. Не для развития больницы, не для улучшения условий работы персонала. Оптимизация — это красивое слово, которое можно перевести буквально как уничтожение, — считает Шелковый.

Вот что на это отвечает сам руководитель медучреждения Мкртчян:
— Вы знаете, все цифры искажены. Условия — абсолютно выносимые. У нас крупное учреждение — порядка полутысячи пациентов и столько же сотрудников. В большинстве всех все устраивало. У нас была аттестация младшего медицинского персонала, когда мы понимали, кто из них может работать с пациентами, а кто должен мыть полы. Была какая-то возрастная группа, которая не сдала, возможно, экзамен. Да, какой-то отток был, но цифры он дает абсолютно безумные.

— Уволили людей, которые успешно работали на санитарских должностях, но у которых не было среднего образования, — продолжает Шелковый. — По 20 лет проработали люди, образования хватало, а тут вдруг стало не хватать. Ну это требования министерства. Нормально, да? Оптимизация! Оптимизация на что направлена? На уменьшение расходов по здравоохранению. А майские указы президента — на увеличение зарплаты медперсонала. То есть как совместить несовместимое? Надо 20% убрать, а остальным поднять зарплату за счет тех, кого уволили.

Оптимизация и майские указы. Кратко

В 2010 году в России было объявлено о реформе отечественной системы здравоохранения. Власти планировали оптимизировать расходы за счет закрытия неэффективных медучреждений и повышения зарплат врачам. 

Еще через два года в свет вышли так называемые майские указы — серия из 11 указов, подписанных В. Путиным 7 мая 2012 года, содержала 218 поручений правительству РФ для выполнения в 2012-2020 гг. В указах были прописаны целевые показатели по зарплатам бюджетников. Так, к 2018 году средняя зарплата младшего и среднего медперсонала должна достигнуть 100% от средней зарплаты в регионе, зарплата работников с высшим медицинским образованием — 200% от средней зарплаты в субъекте Федерации.

После этого в ряде регионов власти стали массово переводить санитаров и младших медсестер в уборщицы, чтобы не платить надбавки, положенные медицинским работникам. Так, по данным «Новой Газеты», в результате оптимизации в российском здравоохранении за несколько лет из 700 тыс. человек младшего медперсонала на своих местах остались только 300 тысяч.

По словам Владимира Шелкового, нехватка врачей и медицинского персонала может самым прямым образом сказаться на эффективности лечения. Но сделать с этим вряд ли что-то возможно. Еще одна претензия бывшего врача относится к неудобному для многих работников графику работы персонала, который изменили в условиях коронавируса. Говорят, что временно.

Ну как можно обсуждать какие-то вопросы, которые в стране есть и которые реализуются?

Григорий Мкртчян

— Ну знаете, по поводу удобно или не удобно я могу сказать, что есть целевые программы здравоохранения и указы президента, — отвечает на это Григорий Мкртчян. — Ну как можно обсуждать какие-то вопросы, которые в стране есть и которые реализуются? Вы знаете, проще всего с критикой выступать, очень хорошо быть героем клавиатурным, сидеть, писать, сначала исподтишка, потом, немножко поверив в себя, писать уже смело и открыто. Если сейчас взять и провести анализ всего того, что он писал, то там очень много вещей, которые подлежат ответу с его стороны. Я думаю, что для этого время обязательно придет, просто сейчас не время — сейчас действительно нешуточная история во всем мире происходит.

— Доктор, работая в учреждении, создавал напряжение в коллективе. Коллектив даже старался избегать контакта с ним, старался не взаимодействовать. Собака лает, а караван идет. Но поймите, у каждого своя правда, а истина одна, — вздыхает Мкртчян. — Отвечать — это принимать его условия, играть на его поле. А это значит — заведомо проиграть любую битву. А я в эту битву не ввязывался, не стремился. Я ничего ему плохого не сделал. Такая жизнь.

Профсоюз «Действие»

Несколько лет назад Владимир Шелковый вступил в общероссийский профсоюз работников здравоохранения «Действие». Сейчас он считает, что именно профсоюзная активность и стала одной из главных причин его увольнения. 

— Я на него [профсоюз «Действие»] внимание обратил, он активно защищает права медиков, что-то получается, что-то не получается, но по крайней мере, есть поддержка трудящихся со стороны профсоюза. В интернете скачал заявление, написал и отправил. Это оказалось неожиданностью не только для администрации, но и для наших сотрудников. Тем не менее буквально на следующий день все узнали, что я в профсоюзе «Действие». Я заметил, что ко мне стали относиться не совсем правильно, — вспоминает Шелковый.

Межрегиональный профессиональный союз работников здравоохранения «Действие» был учрежден в декабре 2012 года инициативными группами медиков из Москвы и Ижевска. Сегодня «Действие» имеет свои структуры в 47 регионах страны, в профсоюз входят 72 первичные организации (в том числе профъячейка СПБ № 2), объединяющие тысячи медработников. «Действие» является членской организацией Конфедерации труда России (КТР) — второго крупнейшего национального профцентра страны после Федерации независимых профсоюзов России.

Из Декларации МРПЗ «Действие» (принята на II съезде 8-9 февраля 2014 года):

…«Старые» профсоюзные структуры, оставшиеся от прежних времен, обычно зависят от работодателя и чиновников, послушно согласовывают нормативные акты и решения, ухудшающие положение медработников. В условиях внедрения «эффективного контракта», «оптимизации», передачи контрольных функций страховому бизнесу, отказа государства от четкого регулирования трудовых отношений работник, по сути, остается один на один с произволом администрации. Изменить положение могут только солидарность и объединение медиков в независимый профсоюз.

По словам Владимира Шелкового, последней каплей для руководства стало то, что работники больницы стали по его примеру писать заявления о выходе из «официального» профсоюза и переходить в «Действие».

— Извините, ты сдаешь в год до 6 тыс. [рублей] взносов [в «официальном» профсоюзе], а получаешь подарки для детей рублей на 600. Конечно, были и поездки в театр раз в квартал, но все равно, 6 тыс. это никак не компенсировало. Многие поуходили, и я оттуда вышел несколько лет назад. Ну зачем мне кого-то кормить? — искренне недоумевает Шелковый.

Полгода назад Владимиру предлагали перейти на хорошие условия в Абинскую районную больницу. Но уйти и подвести поверивших в него коллег глава профсоюзной ячейки, по его словам, не смог.

В больнице более 400 сотрудников, из них менее десяти состоят в нашем профсоюзе. Они сейчас в состоянии подполья...

Владимир Шелковый

Григорий Мкртчян видит эту часть истории совершенно иначе:

— Доктор обратился за поддержкой в «Действие», и ему рекомендовали создать вот эту ячейку. Ячейка была создана тайно, наши коллеги, которые в этот профсоюз вступили, потом из него вышли. Они до сих пор работают в учреждении, и к ним никаких вопросов нет, никакого давления. Они занимаются своей работой. Они просто поняли, что пошли не туда, куда их доктор приглашал. А доктор не поставил администрацию в известность о том, что такая профсоюзная организация существует, осуществляет свою деятельность, что состоится собрание, где можно принять участие и вступить в нее, и так далее. Вот этого ничего не было, а было тайное сообщество. [Стоит отметить, что законодательством РФ не установлено, как и когда профсоюзная организация должна сообщить работодателю о начале своей деятельности — Юга.ру].

По словам Мкртчяна, после того как Шелковый улетел в Москву, где принял участие в съезде профсоюза «Действие», в адрес и.о. главврача стали поступать анонимные письма.

— Видимо, его подогревали его соратники из «Действия», потому что им было очень интересно закрепиться в Краснодарском крае. Они начали его поддерживать, безусловно, оказывали юридическую поддержку, — считает Мкртчян. — Им были специально написаны письма по всем живым местам [потенциально проблемным вопросам] учреждения во все [органы], куда вы только представляете, куда может обратиться гражданин Российской Федерации. Я начинаю проводить свое служебное расследование и выясняю, что анонимки были отправлены с его рабочего места. Он на работе делал запросы и писал жалобы.

— Писал в Следственный комитет, минздрав, прокуратуру. Ответа не дождался. Называю это диктатурой непорядочности, — объясняет свою позицию Шелковый. — Дело в том, что любая реакция руководства возможна только в том случае, если наши вопросы предаются огласке. То есть если я пишу докладную главному врачу и пишу, что копия отправлена прокурору, копия отправлена главному специалисту по психиатрии, то тогда довольно быстро отвечают. Лживо, но отвечают.

— Начиная с сентября прошлого года по этим жалобам осуществлялись многократные проверки различных надзорных органов — это СК, прокуратура, МВД, ФСБ и так далее — проводили проверки и не нашли нарушений. На сегодняшний день, тьфу-тьфу-тьфу, я продолжаю свою работу, а доктор работу по объективным причинам закончил. Все было соблюдено моим юристом, кадровой службой, все до запятой согласовано, в том числе и с его профсоюзной организацией — они прочли и подписали. Все абсолютно корректно, — заверяет нас руководитель СПБ № 2.

Как работало, так и работает

Владимир Шелковый считает, что в условиях пандемии подозрительными надо считать любые симптомы ОРВИ и пневмонии. Он объяснил, что пациент с коронавирусом, у которого еще не появились симптомы заболевания, может оказаться в любом медучреждении, поэтому у каждого медработника, контактирующего с пациентами, должны быть если не СИЗы (средства индивидуальной защиты), то хотя бы респираторы и халаты. Однако сам врач, по его словам, за десять лет получил всего один халат, остальные покупал за свой счет. Он также утверждает, что изначально, чтобы обезопасить работников больницы, руководство СПБ № 2 предложило младшему медперсоналу шить марлевые повязки. Он убежден: отсутствие средств защиты у медиков может создать риск распространения вируса не только по всей больнице, но и по всему району.

«А это 400-500 пациентов, более 400 сотрудников и примерно 1,2 тыс. членов их семей. Таким образом, опасности заражения подвергаются около 2 тыс. человек из Абинского, Северского и Крымского районов», — писал мужчина на своей странице во «ВКонтакте».

Психбольница в поселке Новом — это учреждение закрытого типа. Здание огорожено 5,5-метровым забором, всюду решетки, территорию охраняет частное охранное агентство. С недавних пор из-за коронавируса доступ на объект стал контролироваться еще жестче.

А вот что о связанных с пандемией нововведениях в свою очередь рассказывает и.о. главврача:
— У нас сотрудники, заходя на работу, соблюдают расстояние в полтора метра. Каждому входящему на территорию измеряют температуру и контролируют, чтобы работник обеззараживал себе руки, потому что сотрудник трогает ручку двери, трогает турникет. В отделениях каждый час измеряется температура, сотрудники носят маски, увеличилась частота уборки и так далее. А в остальном учреждение как работало, так и работает, особенно в части исполнения решений суда. [Речь идет о пациентах, направленных на лечение по решению суда — Юга.ру]. Тем более что у нас таких пациентов у нас практически половина. 

Отсутствие в учреждении средств защиты Григорий Мкртчян отрицает. Не подтверждает он и слова о том, что медработникам предлагали самим делать марлевые маски.

— Не было такого распоряжения. У нас достаточное количество масок, при этом используются только сертифицированные и лицензированные средства. Кроме того, мы ведем работу по дополнительной закупке масок, — рассказал Мкртчян.

В пресс-службе краевого минздрава порталу Юга.ру не объяснили, что послужило причиной увольнения 64-летнего врача, однако сообщили, что медицинский персонал больницы полностью обеспечен всеми необходимыми средствами индивидуальной защиты и сотрудникам не нужно покупать их за свой счет. В качестве подтверждения порталу Юга.ру прислали фотографии, сделанные на территории лечебного учреждения.

От редактора, вместо заключения

Найти в этой истории правых и виноватых не представляется возможным, да и не входит в задачу журналиста. Мы узнали из первых рук подробности лишь одного случая (аудиозаписи разговоров с героями материала находятся в распоряжении редакции). Очевидно, что пандемия, в том числе, вскрыла проблемы здравоохранения, которые до нее в той или иной степени решались, скрывались или терпелись на протяжении многих лет [напомним, что в федеральном бюджете 2020 года здравоохранение находится на 8-й строчке, на него заложено 0,990 трлн рублей. На первом месте — правоохранительная деятельность (с учетом закрытой части), на которую выделено 5,846 трлн рублей].

Вся страна сегодня — это сотни человеческих трагедий и историй разного градуса накала. Редакция Юга.ру продолжает работать в полную силу, чтобы получать максимально точную информацию из официальных источников, ведь в дополнение к вопросам медицинского характера сегодня пристальное внимание соответствующие ведомства уделяют всем данным, публикуемым в открытых источниках. Как и всегда, мы призываем читателей участвовать в этих дискуссиях на наших площадках в социальных сетях (кнопки-виджеты под этим текстом), а если у вас есть конкретные истории с фото- и видеосвидетельствами, записями аудио, то присылайте их через форму обратной связи.

Смотрите также:

Статьи

Кто съел тётку?

Как краснодарцы подсели на уникальный стритфуд и к чему это привело

Статьи

Кто такой Сулейман Керимов

30 фактов из биографии сенатора и мецената

Читайте также

Реклама на портале