«Чтобы узаконить дом в Музыкальном, нужно, чтобы Господь Бог разверз землю». Интервью с куратором Музыкального микрорайона

В июне 2017 года Юга.ру уже брали интервью у Виталия Катунина. Тогда куратор Музыкального микрорайона рассказывал о своих первых шагах в новой должности, делился проблемами и планами их решения.

Спустя полтора года мы снова встретились с чиновником и узнали, как живет район Краснодара, чье название стало постоянным попутчиком городских проблем.

В прошлом интервью вы говорили о том, что одна из главных задач — это собрать команду единомышленников. Удалось это сделать?

— Работа волонтеров-единомышленников из числа населения бесплатная и отнимает очень много времени. Порыв, который был у людей полтора года назад, несколько спал. Периодически появляются новые лидеры общественного мнения. Я пытаюсь контактировать со всеми, кто хоть как-то обозначает свою гражданскую позицию. Есть костяк активистов, от которых я оперативно узнаю о проблемах района — у кого что отключилось, где кого затопило. Я открыт к общению и телефон никогда ни от кого не прятал. Тем не менее собрать постоянный костяк из местных жителей не удалось.

Возможно, людям стало менее интересно еще и потому, что по материальным причинам перестала существовать приемная внутри района. Теперь она далеко от жителей — на Российской, 12. Встречаться стало сложнее. Надеюсь, что в ближайшем будущем ситуация исправится: есть перспектива, что на постоянной основе откроется приемная, где впоследствии разместится и избирательная комиссия.

Официальных помощников вам не добавили?

— Нет, не добавили. Два человека работают, по-прежнему закапываясь в письмах и обращениях граждан. Команда в рамках администрации сформирована, она работает в меру своих сил и компетенции.

Удалось ли решить проблемы с газоснабжением в микрорайоне?

— Точечные моменты, связанные с теми или иными многоквартирными домами, решаются, но хронический вопрос, связанный с недостаточным давлением газа в микрорайоне, остается нерешенным. Для выхода из этой ситуации нужны существенные инфраструктурные изменения, которых не было. Одним убеждением, без вливания денег, необходимых для проведения работ, сделать это невозможно. Я могу сказать, что сейчас давление газа в микрорайоне недостаточное, и мы не можем решить эту проблему в административном порядке.

Традиционно много поступало жалоб, связанных с площадками для бытового мусора. В этом направлении что-то изменилось?

— Курганов мусора, которые раньше были, например, на улицах Есенина и Прокофьева, сейчас уже нет. А у новых уже не те масштабы. До сих пор требует реконструкции площадка на Суздальской, 19: ее просто невозможно никуда перенести. На эту площадку приносят мусор как минимум семь управляющих компаний из 23 домов. Мы постоянно держим в курсе и мусороуборочную компанию, и департамент городского хозяйства, чтобы там убирали. Да, ситуация не идеальная, но изменения в лучшую сторону есть.

Электромощностей все еще не хватает для жителей района?

— Прямо сейчас НЭСК проводит в микрорайоне реконструкцию высоковольтной линии мощностью 10 кВт. Должно стать получше. Но стоит признать, что сети крайне изношены. Часть сетей и вовсе никому не принадлежит. За последнее время ООО «Аксой» дважды чинило бесхозные подстанцию и линию. При этом многие почему-то думали, что это вина «Аксой», хотя это не было их обязанностью. Что еще сказать? Потихонечку выравниваются и увеличиваются мощности на домах. Не все так печально, но и поводов для бурной радости пока нет. До полной победы пока еще очень далеко. Все это требует капитальных вложений, а пока этих средств нет.

Когда в районе появятся школа и детский сад?

— Детский сад запланирован — он должен появиться на Московской, 112. Школа планировалась на участке по Московской, 257, но там есть проблема — типовой проект школы «не садится» на данный участок. Здесь нужен индивидуальный проект. Вопрос еще открыт. Сейчас строят рядом — большой детсад на Евгении Жигуленко, скоро откроется школа на Байбакова. До конца года планируют начать возведение школы на месте бывшего лагеря «Ивушка», это тоже в принципе недалеко.

Большинство домов в Музыкальном по-прежнему официально не сданы в эксплуатацию?

— Да. Нет четких инструкций по этому поводу, а те, которые существуют, не предусматривают существование таких районов, как Музыкальный. Что такое узаконить дом? Значит, его нужно сдать в эксплуатацию в соответствии с действующим законодательством. Есть нормативы по парковочным местам, по наличию ливневок, освещения, тротуаров, детских площадок. И все эти стандарты должны выдерживаться. Но чтобы узаконить дом в Музыкальном, нужно, чтобы Господь Бог разверз землю или кто-то снес соседнее здание. Объективно мы понимаем, что ввести в эксплуатацию такие дома сейчас просто невозможно. Пока что все остается в таком же состоянии — все инициативы пока не нашли отклика в Государственной Думе. Дома по-прежнему находятся между небом и землей. Вроде бы и дома жилые, но до конца в эксплуатацию еще не сданы. А у людей есть право собственности, и они там живут. Пока — замкнутый круг.

На примере Музыкального микрорайона вы почувствовали, что в этом году население Краснодара перевалило за 1 млн жителей?

— Численность микрорайона если и увеличилась, то незначительно. Да, запустилось несколько домов. Но резкого роста нет. Вот когда запустятся дома по Российской, территория ЖК «Счастье», ЖК «Родина», ЖК «Жемчужина» и еще ряд объектов, тогда заселится существенно больше людей.

Сколько сейчас население микрорайона?

— У нас было 27 тыс. 329 квартир. Ну сейчас добавилось еще квартир 200. Но точных оценок по числу людей нет. Почему? Потому что среднегородской коэффициент — это 2,6 человека на одну квартиру. Если умножить эту цифру на общее количество квартир, то получается более 70 тыс. жителей. По другим оценкам, в микрорайоне живет около 50 тыс. человек. Так что реальные цифры, скорее всего, между 50 и 70 тыс. В этом районе живет очень мало людей с официальной пропиской. Многие покупали по несколько квартир и затем сдавали жилье внаем.

Какая у вас сейчас самая актуальная головная боль?

— Проезды, которые блокируются. Жильцы ставят шлагбаумы, блоки, фээски. Дома идут стык в стык, и документов, подтверждающих, что это места общего пользования, нет. А в рамках действующего законодательства собственники имеют право в границах своей придомовой территории делать все, что им вздумается. Хотят — лавочки ставят, хотят — шлагбаумы или цепи натягивают. Поэтому необходимо через архитектуру утверждать проект планировки. Он требует провести предварительный комплекс мероприятий — инвентаризацию существующих сетей. А строилось оно не пойми как. Вот наши доблестные строители заявляли, что кабельные линии лежат на глубине 0,8 метра. Проект на ливневку сделали на глубине 2,8 метра — и в итоге попали на те трубы. Ну вот так: строители ошиблись на 2 метра, и четыре дня несколько домов были отключены от света.

Мэр как-то оценивает эффективность вашей работы?

— Когда я с ним общался, то он был доволен тем, насколько глубоко мы погрузились во все вопросы и проблемы микрорайона. При этом понятно, что погружение в вопрос и решение вопроса — это разные вещи. Я очень хорошо понимаю причины и корни проблем микрорайона, но моей компетенции и моего уровня для них явно недостаточно. Здесь должны быть федеральные решения, но до Госдумы нам достучаться пока не удалось. Хотя я несколько раз и Москву посещал, и общался с депутатом Владимиром Евлановым. У нас нет быстрых законных механизмов решения этих вопросов, а действовать незаконно я не могу.

Что вы можете назвать своими главными достижениями за полтора года работы?

— Провокационный вопрос. Сложно приписывать себе все достижения. Надо понимать, что мы как администрация оказываем содействие. Мы не можем требовать, мы не имеем права подавать в суд. Помогаем, содействуем, способствуем. Некоторые дома были достроены силами самих жильцов, кому-то мы помогали с техническим присоединением к сетям, с восстановлением отопления, закольцовкой водоснабжения, прокладкой тротуаров. Сейчас прокладывается магистральный водопровод, идет работа над ливневым коллектором. Мы принимаем во всем этом участие, но сказать, что это исключительно мои достижения, нельзя. Это плод совместных усилий всех сторон.

Но все эти успехи не очень заметны на фоне проблем микрорайона. Когда в доме нет света, нет дороги во дворах, какие-то маленькие подвиги и достижения остаются незамеченными и размываются на фоне крупных ежедневных проблем. Да, разрабатывается проект планировки микрорайона. За полтора года отработано более 800 обращений граждан. Это огромная нагрузка на двух специалистов, которые помимо этого и участвуют в санитарных пятницах, и ходят на протокольные мероприятия. Работа в администрации — это в определенном смысле рутина. Мы не создаем архитектурные шедевры, как это могут сделать строители.

Проблемы Музыкального микрорайона уникальны для России? Есть что-нибудь подобное в других городах?

— Такой концентрации незаконного жилья на одной территории, как на Кубани, нет ни в одном другом регионе страны. В Краснодаре самая большая концентрация незаконных объектов в крае. А Музыкальный микрорайон и, в меньшей степени, поселок Российский — это самые проблемные места города. Так что да, можете считать микрорайон уникальным в масштабах всей страны.

Вы упомянули, что знаете причины всего этого безобразия. Расскажите о них.

— Вкратце рассказать точно не получится. Это очень сложная цепочка, которую можно рисовать на листах и разрисовывать весь этот «спрут». Когда закон несовершенен, появляются люди, которые находят в нем дырки и начинают его эксплуатировать в своих интересах. Вот, например, существуют мифы и легенды, что в администрации работают одни воры и взяточники. Я не говорю, что тут работают святые, но используя и такие мифы, людям говорили: «Купи у нас квартиру. У нас дешево, потому что мы не даем взяток администрации. Ты купи, а мы эту администрацию обойдем через суд. У нас уже 200 домов так сдали». И люди шли и покупали. В итоге эти люди сейчас вспоминают не судью и не человека, который предлагал купить дешевое жилье, а приходят в администрацию и спрашивают, а куда вы смотрели?

Полтора года вы в должности куратора. На сколько вас еще хватит?

— Со временем чувство боли атрофируется. Начинаешь ко многим вещам относиться как хирург — ты лечишь, тебя проклинают, но ты не замечаешь и все равно лечишь. Все равно ты понимаешь, что люди в конечном итоге останутся тобой недовольны. Чудес не бывает, я не волшебник — я вынужден использовать только те полномочия, которые у меня есть, а их у меня не очень много.

Кто-то ляпнул людям, что куратор — это ваш бог и царь, вот, видимо, некоторые и ждут от меня дел как от самодержца. Но источником права являются граждане. И в основной части мы оказываем содействие. У вас должно быть основное действие, а я вам помогу. Я не являюсь стороной договора, которая получает низкое тепло, я не являюсь потерпевшей стороной, которая получила некачественные квартиры, я не могу пойти и подать в суд на застройщика. Люди сами должны идти в суды, должны общаться с ресурсоснабжающими организациями — и если у вас не получается, то я помогу вам встретиться, скоординироваться, договориться. Вы приходите ко мне — и я помогаю вам и объясняю, как сделать ваш путь короче и как не наступить на грабли. Но я не могу пойти и сделать это вместо вас.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале