«Приходится просить застройщика поработать на карму и дать машину щебня». Интервью с куратором Музыкального микрорайона Краснодара

22 мая Виталий Катунин официально вступил в должность куратора Музыкального микрорайона. 38-летний ведущий специалист администрации Калининского сельского округа стал победителем конкурса, участие в котором приняли 16 кандидатов. Через месяц после назначения журналист портала Юга.ру пришел на официальный прием к куратору и задал ему вопросы о настоящем и будущем печально известного микрорайона.

Зачем вы решили стать куратором и как понимаете свою должность?

— Меня к этому подтолкнула краснодарская группа городских активистов «ГорА», в создании которой я участвовал. Мне сказали, что это «хороший шанс реализоваться и понять процесс изнутри, изучить все сопутствующие сложности». На момент конкурса мне предлагали другое, вполне комфортное место работы, но я решил попробовать себя здесь. Кабинета с рабочим местом у меня нет, но, как видите, уже есть общественная приемная в удобном для жителей микрорайона месте.

Виталий Катунин, куратор Музыкального микрорайона

Виталий Катунин, куратор Музыкального микрорайона

Что же касается смысла должности, как я ее понимал на момент конкурса, то изначально было сказано, что Музыкальному микрорайону в связи с существующими проблемами необходимо усиление. В моем понимании, усиление — это когда к 100% добавляется еще несколько процентов. В нашем же случае произошло просто перераспределение кадровых ресурсов. В администрации Калининского сельского округа до введения должности куратора было два заместителя главы, три начальника отдела, в одном отделе было семь человек, в другом — пять, в третьем — шесть или семь человек. Всего получается больше 20 человек.

Несмотря на большую площадь и территорию округа, 50% проблем здесь формируют проблемы Музыкального микрорайона. И раньше над этими проблемами работали три руководителя отделов, которые распределяли нагрузку между своими подчиненными. Условно можно сказать, что одномоментно проблемами могли заниматься около десятка людей, трое из которых являлись экспертами. Сейчас у меня в подчинении нет ни одного начальника отдела, то есть нет ни одного «экспертного фильтра» — и работают всего два специалиста. В связи с этим часть нагрузки, которая должна была ложиться на начальников отделов, легла в полном объеме на куратора.

И что нужно сделать?

— Если мы хотим, чтобы здесь решались вопросы, то необходимо, на мой взгляд, оставить тот же кадровый ресурс, то есть не делать хуже, чем было, не нарушать ранее существовавший порядок работы, а куратора включать в решение самых сложных вопросов, урегулирование вопросов с НЭСК, горгазом, водоканалом, ливневки и т. д. Да, и амброзия, и десятки бытовых вопросов — это очень важно, но вы поймите, тут есть гораздо более сложные специфические вопросы, которые мы не успеваем решать, потому что оба моих подчиненных «днем и ночью» вынуждены отвечать на письма граждан. И я, как лицо над ними, тоже погружаюсь в переписку.

У нас существуют свои регламенты, и мы обязаны в установленный срок написать ответ на каждое обращение заявителя. Но когда качество работы будет определяться не числом официальных ответов, а числом реально решенных проблем, то и результат этой работы будет немножко другим. Вот вам как жителю микрорайона что было бы важней: чтобы я вам 20 писем написал с описанием того, что мы согласны с существующей проблемой и когда-нибудь, при наличии финансирования, ее решим... или реально нашел вариант, как решить тот или иной вопрос, не откладывая его в долгий ящик до лучших времен, когда появятся деньги?

Мне важней, чтобы вы лужу перед домом убрали сейчас...

— Для того чтобы убрать лужу, мне нужно налаживать коммуникации с застройщиком. Приходится будить в застройщике «дух мецената», просить поработать на карму и дать машину щебня. Для этого нужно время, а у меня его нет. Денег тоже нет. Проблем меньше не становится, и опять появляются письма, которые забирают почти все время. Замкнутый круг. Так и получается, что мои сотрудники зашиваются в письмах, а в перерывах между чтением и подписью новых писем я пытаюсь успеть проскочить по стройкам и не только и познакомиться с максимальным количеством людей, которые могут помочь в решении текущих проблемных вопросов.

...Нагрузку увеличили в три раза, тогда как проблем меньше не стало. Появился куратор, у которого нет инструментов

Таким образом, было бы более эффективно, если бы все оставили как прежде, а куратора добавили только для решения самых сложных вопросов, которые требуют проникновения в технические нюансы и нормативы, понимания специфики деятельности различных служб и управлений... Погружение в эти процессы, наработка связей, нахождение решений и компромиссов совершенно точно дало бы свой результат и помогло бы решать принципиальные вопросы. А так получается, что нагрузку увеличили в три раза, тогда как проблем меньше не стало. Появился куратор, у которого нет инструментов. Что он может сделать? Оштрафовать на существенную сумму, посадить, использовать бюджетные средства? У куратора напрямую нет ни одного из этих рычагов управления. Есть только дар убеждения.

Он помогает?

— Как видите, да. Вот сегодня экспромтом неплохо получилось — на одной стройке дали машину, на другой выделили чернозем, отвезли его и силами местных жителей раскидали землю в клумбу, которая появилась на месте бывшей несанкционированной мусорки. Будем каждому из этих людей писать благодарственные письма — все должны знать своих героев.

Наверняка Евгений Первышов скоро спросит о ваших достижениях. Вам есть чем похвастаться?

— Есть. Например, решили проблему с домом по Мусоргского, 3, которая существовала пять лет. Все эти годы у них было бездоговорное потребление электроэнергии и существовали колоссальные долги. В итоге удалось договориться о том, что НЭСК в ближайшее время заключит с жильцами новые договоры и они начнут платить за свет по бытовому тарифу. Вместо семи рублей за киловатт/час — три с копейками. Экономия — больше чем в два раза.

Что же мешало сделать это за пять лет?

— Просто надо было избавиться от взаимных переводов стрелок и усадить стороны за стол переговоров, найти нужные слова и убедить стороны пойти на компромиссы с учетом социальной ответственности, которая есть у каждого участника этого процесса.

Многие жители микрорайона спрашивают: когда прекратятся аварийные отключения света?

— Давайте попробую объяснить вам на пальцах. Электричество берется не из воздуха, оно формируется на электростанциях, чтобы электростанция появилась, ее надо построить. Построить грамотно, надежно и дорого. Помимо этого, есть электрические провода, которые могут выдерживать определенную мощность. Когда город разрастается, требуется прокладка новых линий. Все это стоит денег. Есть люди, которые уже давно по закону подключились и платят по тарифу, а есть те, кто заселился в дома, которые по закону не подключались раньше. Они должны понимать, что у работ по подключению есть своя стоимость. Застройщик или они сами, в отсутствие застройщика, скидываются и оплачивают техприсоединение.

Деньги идут в специальный фонд, накапливаются, и на них начинают строить линии передачи,понижающие трансформаторы и так далее. И когда в доме есть 15 кВт, а нужно 150, то возникает вопрос: откуда эти мощности брать? Где «Кубаньэнерго» возьмет деньги для строительства дополнительных линий, если большинство домов микрорайона за новые линии не заплатили тогда и не собираются оплачивать сейчас? Существующие мощности, насколько я знаю, работают на пределе, и они горят. А в городе продолжают появляться новые объекты, которые выкупают мощности, остаток мощностей распределяется в пределах выкупленных лимитов (а того, что выкуплено, недостаточно). Возникает главный вопрос: где взять деньги на новые мощности?

У вас есть ответ на этот вопрос?

— Есть. Хотя это не мой уровень компетенции, но у меня есть мысли, как это можно реализовать — за счет расширения целевых статей, которые можно использовать из фонда капитального ремонта. И в него включать новую статью расхода, связанную с выкупом технических присоединений, которых не хватает дому (в обязательном порядке), а также, хоть это и не по сути и не капитальный ремонт, разрешить за счет собранных средств достраивать долгострои. Приравнять для целей формирования Фонда капитального ремонта заселенные объекты незавершенного строительства.

Я так понимаю, что все идет к тому, что там не будет ни садика, ни поликлиники, и скорее всего, там появится многоквартирный дом

Это нужно делать через соответствующие изменения в законодательстве, которые сейчас не позволяют так поступать. Дом, пока не выкупит мощности, будет оставаться неполноценным. А пока техническое присоединение не оплачено, никто качество услуг гарантировать не может и не будет. Жильцы говорят, что им не хватает. Но у значительной части домов выкупленная мощность всего 15 кВт! То, что не выкупили своевременно, требуется выкупать сейчас. И люди начинают законно требовать это от застройщика. Только проблема в том, что тот чаще всего куда-то делся, сел, обанкротился, уехал за границу или его просто нет. А в отсутствие застройщика бремя по содержанию дома несет собственник дома, а не администрация. И это очень сложно донести до людей.

На участке по улице Московской, 112 давно обещали построить детский сад. Когда он там появится?

— Я так понимаю, что все идет к тому, что там не будет ни садика, ни поликлиники, и скорее всего, там появится многоквартирный дом. Несмотря на то что губернатор давал распоряжение, договориться с застройщиком городу не удается. Хотя говорят, что, может быть, какой-то вариант все-таки найдется. Хотя лично у меня уже надежд на это мало.

А правда, что 120 домов в Музыкальном микрорайоне были построены незаконно?

— Их в разы больше. В Музыкальном микрорайоне почти все дома были построены незаконно. Из них 30 недостроев. Какая их ждет судьба? Все упирается в деньги. Их нет. А инвесторы не спешат заходить, потому что непонятно, на чем выиграет инвестор. Я понимаю, как проходит реновация в Москве. Сносят пятиэтажку и на ее месте строят 16-этажную свечку. И в итоге жилье в новом доме можно дать людям, которые жили в пятиэтажке, и продать остальные десять этажей. Это Москва, это выгодно. Что делать здесь? Сносить все и строить шестнадцатиэтажки? Нет, здесь и так болота раньше были, и слишком высокий уровень грунтовых вод.

Кстати, в новостях давно не было видно сюжетов о том, как жители Музыкального садятся на лодки и гидроциклы после очередного дождя. Проблема подтопления осталась в прошлом, или просто давно не было хорошего ливня?

— На Гомельской у нас работают насосы, а если они не справляются, то приезжают из МЧС. А так лужи, конечно, есть регулярно. Есть перспективы, что застройщики — именно застройщики, а не город — сделают ливневки, которые должны были быть здесь изначально, когда сдавались дома по суду. Когда будут ливневки, тогда можно будет делать хоть какие-то дороги. Ливневки обещали к этому лету. Осталось два месяца — ждем.

Зимой на улице Прокофьева произошел пожар, который привлек внимание всего города. Что в итоге с этим домом и его жильцами сейчас?

— Один человек являлся виновником пожара и проживал в квартире, откуда началось возгорание. По большому счету, он должен был закрывать все финансовые расходы пострадавших погорельцев. Вместо этого все расходы взял на себя город. В добровольном порядке работники муниципальных унитарных предприятий, работники администрации скинулись по одной дневной зарплате для того, чтобы отплатить людям проживание, а застройщики, исходя из каких-то своих внутренних убеждений, сделали им ремонт.

По большому счету, все должно было быть, как в Америке: есть страховка — получай деньги, делай ремонт. Нет страховки — извини, ты не застраховал свои риски. В том доме была застрахована только одна квартира. Но в данном конкретном случае пострадавшим просто пошли навстречу — и при этом не все люди это понимают. Многие считают, что им обязаны и должны. Недовольны тем, что пожарные плохо тушили. А то, что здесь проездов нет нормальных, заборы, которые поставлены собственниками, замечу, не администрацией перекрыты, а решением собственников, это в расчет не берется.

Проблему хаотичной парковки решить так и не удалось?

— Понимаете, люди очень трепетно относятся к своему праву частной собственности и считают, что этот заборчик им необходим. Приходишь к ним и говоришь: вы понимаете, что пожарная машина там не проедет в случае чего? Зачастую отвечают просто, что они не хотят, чтобы соседи парковались на их территории.

Скажите, а почему здесь на улице нет урн для мусора? Даже перед магазинами и аптеками я ни одной не увидел, разве собственники не обязаны их ставить?

— Обязаны. Как ранее я уже говорил, у меня только два человека в подчинении, а в микрорайоне живет от 25 до 50 тыс. жителей. Эти два человека не успевают ничего, кроме того, чтобы отвечать на многочисленные письма с жалобами. Для того чтобы решать вопросы, нужны резервы. Как минимум кадровые. Еще лучше — финансовые. А также рычаги дисциплинарного воздействия на недобросовестных владельцев магазинов и иных учреждений. Номинально эти рычаги есть, а реально применить мы их не можем.

Назначая вас на должность куратора, в мэрии поставили перед вами какие-то сроки? Что вот, например, через год должны быть такие-то показатели?

— Конкретных сроков нет. Мэр сказал, что первоочередная задача — решить вопрос с горгазом, поскольку управляющая компания «Оазис-плюс» де‑факто стала банкротом. А также решить вопрос с площадками для твердых бытовых отходов. Проблема по вывозу мусора там сложная и многогранная. Например, по гражданскому кодексу человек не может поставить мусорку на чужой территории, не согласовав это с собственником территории. А так как придомовых территорий не хватает, то начинают втыкать эти баки куда попало. Возникают всевозможные конфликты.

В соответствии с действующим законодательством есть четкое понимание, что лицо, формирующее мусор, если у него нет договора с третьей стороной, должно этот мусор складировать у себя. У одних домов просто нет придомовой территории, а другие, кто эту территорию имеет, не хотят отдавать свою территорию в аренду, им не нужен чужой мусор у себя под окнами. Одни объясняют, что сделают площадку, забетонируют, обнесут забором, расходов никаких другой стороне нести не надо будет. А другие против. Приходится брать людей и сажать за стол переговоров. Ну что я могу сделать, если у нас такое законодательство? Не я его придумал, а наши избранники — депутаты. Если не согласны — приходите к ним на прием и просите их внести нужные поправки в закон.

Прямо сейчас, какая главная головная боль куратора Музыкального микрорайна? С какой мыслью вы ложитесь спать и просыпаетесь каждое утро?

— Мне нужно создать команду. Если бы я имел кадровые резервы в лице работников администрации, которых можно было бы использовать для решения текущих вопросов, я бы не обращался к местным жителям. А сейчас, если нет регулярных войск, я вынужден обращаться к «ополчению» и «партизанам».


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале