«Сохранять его — это преступление. Только реконструкция». В мэрии обсудили будущее Краснодара

20 июня в мэрии Краснодара состоялось совещание, посвященное судьбе города. Чиновники, архитекторы, историки и специалисты обсуждали будущие границы исторического поселения и расположенные там объекты.

Модератором встречи выступил глава города Евгений Первышов. Юга.ру — о том, как это было.

Встреча по вопросам развития центральной части Краснодара стала уже шестой по счету. Задача заинтересованных сторон заключается в том, чтобы не просто поговорить, но и подготовить конкретные предложения по защите и развитию исторического центра, которые в ближайшем будущем должны быть представлены руководству Краснодарского края.

Как рассказывали Юга.ру, несколько недель назад группа исследователей (В. Бондарь, Т. Воронина, О. Маркова) представила вниманию общественности проект предмета охраны исторического поселения Краснодара. Согласно проекту, на охраняемой территории в 94 квартала будет располагаться не только 271 памятник культуры, но и 461 здание, которое предлагается отнести к ценным объектам историко-градостроительной среды. По мнению авторов проекта, эти ценные объекты фиксируют историческую застройку и определяют идентичность города. По мнению оппонентов, если в центре появится более 700 зданий, на которые будут наложены охранные ограничения, то под угрозой окажется будущее развитие и застройка Краснодара.

Во время обсуждения этих объектов развернулись самые жаркие споры. Достоин ли включения в этот список тот или иной дом? На совещании звучали диаметрально противоположные мнения специалистов. Юга.ру приводят фрагменты дискуссии экспертов и представителей власти по поводу отдельных зданий в центре города.

Красная, 1

Федор Мирошников, главный архитектор ООО «АС-Проект»:

— Это градоформирующий объект? И что он, интересно, формирует? Я не вижу в нем ничего градоформирующего. У меня есть вопросы. Вот какой здесь масштаб? У центра города он один, а здесь масштаб одноэтажный. Мы весь центр должны делать одноэтажным?

Татьяна Воронина, директор ООО «АЦ "Югреставрация"»:

— Это подлинные постройки позднего войскового периода. Они не совсем презентабельно выглядят за счет теплотрассы, которая все перекрывает. Главное, что эти постройки подлинные, они формируют историческую застройку.

Коммунаров, 20

Татьяна Воронина, директор ООО «АЦ «Югреставрация»:

— Это кирпичный жилой дом, может быть, фрагмент усадьбы. Он фиксирует тип застройки, характерный для того периода времени. В процессе нашего исследования мы выявляли проблемы, которые мешают существующей застройке. Я говорю о так называемых диссонирующих факторах. В данном случае эти факторы здесь устранимы.

Роман Семихатский, начальник управления государственной охраны объектов культурного наследия Краснодарского края:

— Чтобы этот объект привести в надлежащее состояние, нужно будет обращаться с ним фактически как с памятником. Нужно будет разработать проект, убрать эти пристроенные ступеньки. Может быть, объекты, которые подверглись сильным изменениям, мы не будем включать в список ценных? Потому что в том виде, в котором он сегодня, он не представляет архитектурной ценности даже визуально. А собственников что-то с ним сделать мы не заставим, потому что раньше это здание не относилось к ценным градоформирующим объектам. А надо менять кровлю, убирать крыльцо, сайдинг сбоку, вокруг окон все убирать. На практике сделать это будет невозможно.

Советская, 66

Татьяна Воронина, директор ООО «АЦ "Югреставрация"»:

— Это подлинное здание. Недавно сделали ремонт, более-менее подшаманили, симпатично вполне. Вот что такое историческое здание? Оно должно обладать определенными характеристиками. Это здание ценно тем, что это подлинный образец застройки начала XX века.

Евгений Первышов, мэр Краснодара:

— Вы считаете, что это не новодел, а историческое здание? Объясните мне как неспециалисту, в чем подлинность этого объекта? То, что в Краснодаре в начале века была одноэтажная застройка — я с этим согласен. Но почему вы говорите, что именно этот дом подлинный и исторически ценный? 

Советская, 62

Татьяна Воронина, директор ООО «АЦ "Югреставрация"»:

— Это прекрасное здание конца XIX — начала XX вв. Очень хорошо сохранилось, сейчас в нем располагается лечебное учреждение.

Юрий Щербинин, член Союза архитекторов России:

— Я прекрасно знаю этот объект, и все мы знаем, что там находится внутри — кошмар и разруха. Это здание имеет четвертую степень огнестойкости. Оно само огнеопасно, и с ним рядом ничего нельзя строить. Сохранять его — это преступление. Только реконструкция. С применением российского и мирового опыта.

Марина Боровая, начальник отдела архитектуры НАО «Наследие Кубани»:

— Это лечебное учреждение. У кого оно находится в собственности? У министерства здравоохранения? Сколько лет они его уже эксплуатируют? Мы заставим их привести его в порядок?

Владимир Погосян, исполнительный директор ОАО ТИЖГП «Краснодаргражданпроект»:

— Никто не говорит, что нужно его сносить, но ценным в этом здании является только фасад. Все остальное находится в плачевном состоянии. Так давайте сохраним фасад. Реконструируем здание, надстроим над ним два-три этажа.

Седина, 10

Татьяна Воронина, директор ООО «АЦ "Югреставрация"»:

— Уникальный градостроительный объект. Это территория жилых кварталов, которые примыкали к винзаводу. И там, судя по всему, и жили работники этого винзавода. Здесь сохранилась подлинная планировочная структура и застройка. К сожалению, она сейчас в ужасном состоянии. Мы выделили два дома, которые более или менее сохранились.

Юрий Щербинин, член Союза архитекторов России:

— Это застройка более позднего периода, чем соседнее красное здание, являющееся памятником архитектуры. Учитывая конфигурацию, здесь раньше располагалось или должно было располагаться другое здание. Эти дома возникли стихийно, по бедности. И это сформировало улицу, которая изначально должна была быть совершенно другого масштаба, должна была ориентироваться на рядом стоящее здание. Это история стихийной застройки. И так выглядит 90% территории центра Краснодара.

Федор Мирошников, главный архитектор ООО «АС-Проект»:

— По послевоенным трех-четырехэтажным домам, которые находятся в центре, у меня вопросов нет. Они сформировали существующий масштаб центра. Но на вот эту вот одноэтажную застройку я бы, честно говоря, даже не обращал внимания.

Оксана Маркова, эксперт государственной историко-культурной экспертизы:

— Но город развивался не с середины прошлого века, а с конца XIX века, и одноэтажная застройка — это часть нашей исторической среды старого Екатеринодара. Избавившись от этой среды, мы утратим огромный пласт нашей истории.

Совещание, на котором были рассмотрены только 10 из 94 кварталов, продолжалось больше двух часов. Впереди у чиновников и экспертов еще как минимум девять встреч, по итогам которых нужно будет прийти к консенсусу. Каким будет Краснодар будущего, похоже, не знает пока никто.

Евгений Первышов

Евгений Первышов

мэр Краснодара

Евгений Первышов, мэр Краснодара:

— Этой работой мы занимаемся уже год, и конечно, хотелось бы получить результат. У нас в центральной части города находится 271 памятник. Вокруг них нужно установить все регламенты, охранные зоны и соблюсти весь порядок, который требует от нас законодательство. И возможно, уйти от исторического поселения, сохраняя при этом памятники, соблюдая высотность, выполняя все существующие ограничения. Или, может быть, скорректируем список, уменьшим число кварталов, но сохраним историческое поселение? У нас есть еще полтора месяца, которые нам дал руководитель региона.

Пусть нас поругают за то, что мы затянем со сроками, но нужно принять правильное решение. Сейчас мы должны изучить каждый квартал, рассмотреть каждый объект в отдельности, рассмотреть режимы, которые будут применяться к каждому кварталу. А потом мы все вместе проанализируем и посмотрим, а исполнимо ли это? У нас сегодня меньше 300 памятников культуры, и мы им не можем обеспечить достойное существование. Выдержим ли мы охрану тех объектов, которую собираемся установить, либо они останутся брошенными? 


Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале