Краснодарское метро, кладбище в центре города, блуждающий Пушкин и коричневая свадьба. Городские легенды Краснодара — 4

В прошлых выпусках рубрики мы рассказывали про крокодилов в Шуховской башне, чекистскую мясорубку, проклятый трамвай, угон подводной лодки с Затона и другие таинственные истории. 

Наша редакция получила массу откликов, подтверждений и опровержений этих фактов. Пришло время рассказать другие, не менее интересные истории. Что в них правда, а что вымысел — определить сложно, а порой уже невозможно. Портал Юга.ру вспоминает самые невероятные городские легенды Краснодара.

Краснодарское метро

Первые идеи о строительстве метрополитена в Краснодаре возникли еще в 1970‑е — и на фоне успешно реализованного проекта знаменитого Кубанского моря выглядели вполне реалистичными. В те годы страна жила при плановой экономике, и советские ученые по поручению чиновников подсчитали и дали прогноз: за 20 лет Краснодар непременно станет городом-миллионником. И людям надо будет как-то решать транспортные вопросы, которые неизбежно возникнут.

Историки Олег Бодня и Руслан Лысянский в своей статье об истории краснодарского метро, вышедшей в апреле 2005 года, вспоминали подробности строительства: «Проектные работы метрополитена были начаты в 1982 году. Инженерами московского института "Метрогипротранс", ставшего разработчиком проекта "подземки", была предложена традиционная для большинства крупных городов СССР сеть из трех подземных линий метро неглубокого заложения, охватывавших большую часть территории города».

Первая линия — по Дзержинского, Красной и Захарова от Авиагородка до Яблоновского. Вторая линия могла бы соединить Славянский микрорайон с Гидростроем, дублируя перегруженную улицу Карла Либкнехта (сейчас Ставропольская). Поезда должны были пройти по руслу осушенных к началу строительства Карасунов. Третью линию планировали провести в Юго-Западном микрорайоне (сейчас Юбилейный) и, проведя под улицами Минской, Калинина, Кузнечной и Уральской, завершить в Комсомольском микрорайоне.

С небольшими поправками и изменениями проект был принят. Строительство метрополитена началось в 1984 году с первой линии. В нее вошли 7 станций — «Завод Седина», «Парк Горького», «Театральная», «Центральная», «Площадь Октябрьской Революции», «Дом Союзов», «Аврора» и «Ростовская». Перед строителями стояла сложная задача — сдать первую очередь к ноябрю 1987 года, чтобы сделать подарок городу к 70-летию Октябрьской революции. Партийное руководство края понимало, что построить метрополитен за три года — это хотя и амбициозно, но не очень реалистично, поэтому широко все это не анонсировались. Первые два года работы, к которым привлекли студенческие стройотряды (с каждым подписывались строгие документы о неразглашении) со всей страны, велись в три, а иногда и в четыре смены. В итоге к юбилею революции спешно переименовали район и назвали улицу.

Очередное техническое открытие метро должно было состояться в ноябре 1989 года, затем его перенесли на апрель 1990 года, приурочив к окончанию 12‑й Пятилетки. Не открыли его и в марте 1991 года, а всего через несколько месяцев советское государство треснуло по швам — и проект, готовый на 90%, пришлось заморозить. Денег в то время не хватало даже на еду, поэтому о дорогостоящем проекте забыли. В лихие 90-е большую часть оборудования растащили и продали новоявленные бизнесмены. Рельсы были проданы на металлолом в Турцию, бурильное оборудование выкупил мэр Москвы Лужков, а подвижной состав отправился в Екатеринбург. Попытавшимся было возмутиться краснодарцам власти быстро объяснили про «невозможность строительства метрополитена в условиях высокого уровня грунтовых вод» и пустили десяток новых маршруток, чтобы народ окончательно забыл о метро.

Кладбище в центре Краснодара

Фоминское кладбище Екатеринодара было основано в конце XVIII века. В 1816 году там была построена деревянная церковь во имя апостола Фомы. Она и дала название всему погосту. Изначально кладбище имело размер сто на сто сажен, но затем оно сильно разрослось. Ядром одного из старейших в городе погостов была территория Первой горбольницы, но по сути оно разрослось до территории между улицами Красной, Длинной, Кирова и Калинина. По словам известного кубанского историка Виталия Бардадыма, могилы доходили чуть ли не до улицы Северной. Отдельные захоронения находили на обширной территории от нынешней улицы Кирова до Янковского. По рассказам очевидцев, в советские годы при возведении гостиницы «Интурист» строители раскапывали человеческие кости.

Когда в первой половине 1970-х годов застраивали территорию между флигелем и нынешним забором больницы на улице Красной, строители наткнулись на могилы. Что сделали с находками? Рассказывают, что находки закопали поглубже, пересыпали хлоркой и засыпали землей.

Сейчас на территории больницы стоит поклонный крест. Когда его устанавливали несколько лет назад, то нарвались на кирпичную кладку, датированную серединой XIX века. Судя по всему, это фрагмент фундамента часовни, располагавшейся на могиле атамана Завадовского. По словам историка Виталия Бондаря, по большому счету, вся территория Первой городской больницы, в том числе и тротуар по улице Красной около нее, расположена на могилах.

— Когда в 2007–2008 году на месте Сенного рынка проводились земляные работы, нам позвонили люди, которые увидели из окон открытые могилы. Я приехал на место и увидел несколько разрытых могил, которые я датировал серединой XIX века. Форма подков на сапогах указывала, что это были могилы казаков Черноморского казачьего войска. Я видел фрагменты одежды, нагазырник, кованые гвозди, которые использовались до 1860-х годов. Я видел остатки гробов, следы погребений, части скелетов, лежавших ногами на восток, — не было сомнений, что это часть Фоминского некрополя. Строители вызвали представителей управления внутренних дел и отдали криминалисту эти кости. Когда я пришел в следующий раз, мне сказали, что криминалист сложил их в полиэтиленовый пакет и куда-то увез, — вспоминает Виталий Бондарь.

Многие краснодарцы знают Всесвятское кладбище, расположенное в квартале, ограниченном улицами Рашпилевской, Северной, Аэродромной и Бабушкина. Оно было основано в начале 30-х годов XIX века. Площадь погоста около 18,5 га, там захоронено не менее 1,2 млн человек. Но не все знают, что раньше территория кладбища была больше. Участок, покрытый белыми железобетонными крестами, располагавшийся с западной стороны погоста, назывался братским, или белым кладбищем. В 1930–1940-е годы могилы и памятники с западной и северо-западной стороны были снесены. Сейчас на месте белого кладбища построена улица Аэродромная.

К Всесвятскому погосту примыкали татарское, еврейское, караимское, военное кладбища, а также кладбище для заразных больных. Последних было особенно много в 1892 году, во время эпидемии холеры. Таким образом, еще сто лет назад участок между улицами Красных Партизан, Котовского, Рылеева и Пластунской являлся одним большим погостом. От целого массива в настоящее время сохранился небольшой участок еврейского кладбища на углу Котовского и Бабушкина. Все остальные могильники поглотил частный сектор.

Блуждающий Пушкин

Истории о блуждающем Пушкине появилась в Краснодаре в начале 2000-х годов. За пару лет до этого в 1999 году вся страна отмечала двухсотлетие великого русского поэта. Кульминацией праздника в Краснодаре стало открытие памятника Александру Сергеевичу на площади возле главной краевой библиотеки. Изящная бронзовая фигура Пушкина, изготовленная на заводе «Седин», стала настоящим украшением города. Возле памятника стали назначить встречи, устраивать свидания, и совсем скоро монумент стал полноправным членом городской жизни. И вот тут-то и начались странности...

Люди начали рассказывать, что статуя Пушкина стала временно исчезать со своего пьедестала. Человек шел поздней ночью и удивлялся, что на постаменте никого нет. Чаще всего народ думал, что статую отправили на ремонт, но уже на следующий день Пушкин всегда был на месте. Свидетельства об исчезновениях памятника поступали от абсолютно разных людей — местного дворника, ночного таксиста, кондуктора, спешившего на утреннюю смену, и даже милиционера, дежурившего на Красной. В рассказах людей всегда была одна общая черта — ужасная погода. В тот день, когда постамент памятника был пустым, всегда был ливень или метель.

А один из очевидцев рассказал и вовсе невероятную историю. Как-то ночью загулявшие студенты, в числе которых был и сам рассказчик, спасаясь от дождя, забежали в скверик на углу Красной и Советской. Трое школяров, отмечавших сдачу зачета, хотели просто допить полторашку «Ячменного колоса» на лавочке перед бюстом Репина... но то, что они увидели, повергло их в ужас. Огромный бронзовый Пушкин стоял рядом с Репиным и беседовал. В руках литератора и художника были пластиковые рюмки, а рядом стояла початая бутылка вина.

Решив, что увиденное — это какой-то очень странный розыгрыш, и сторонясь возможного лишнего шума, студенты ретировались из парка и отправились догуливать к пивзаводу «Факел». Вечером ребята пришли проверить сквер еще раз и увидели, что никакого Пушкина там нет, а памятник Репину так и стоит в гордом одиночестве. Вместо пластиковой рюмки в руках у живописца — привычные кисть и мольберт. И можно было бы все списать на ночную усталость студентов, если бы не одно но: земля в сквере была изрыта так, словно по ней кто-то несколько часов назад прошел в башмаках по меньшей мере 48-го размера.

Александра Сергеевича видели в парке со слоном, на «Авроре» и даже на улице Шевченко, рядом с памятником великому украинскому поэту. И каждый раз в истории фигурировали две детали — ночной проливной дождь и глубокие следы огромной обуви...

Коричневая свадьба

Эта история произошла в Краснодаре в середине 1980-х и с тех пор передавалась из уст в уста и обрастала новыми подробностями. Примерно в 1985 году на краснодарский водоканал на должность младшего лаборанта устроилась молодая девушка, выпускница биологического факультета. Нина с первого дня работы покорила мужскую часть коллектива лаборатории и вызвала пересуды женской половины. Вскоре о симпатичной сотруднице судачили все мужчины водоканала. Шофер Шурик, что называется, запал на Нину с первого взгляда.

Вскоре он познакомился с Ниночкой, и оказалось, что у них хватает общих интересов и, кроме того, они почти соседи. Нина жила с тетей в районе Горпарка, а Саша снимал комнату в коммуналке на улице Тельмана (ныне Постовая). Вскоре он начал подвозить симпатичную коллегу в люльке своего старенького мотоцикла «Иж Планета-3». Через несколько недель молодые люди стали официально встречаться. Александр дарил Нине цветы, носил на руках в прямом смысле и даже бросил курить, чтобы сделать приятное любимой девушке. Пошли и разговоры о свадьбе. Шурик думал о семейном уюте, строил планы на будущее и мечтал об отдельной квартире, которую всего через пять лет он мог получить от родного водоканала. Официально шофер зарабатывал 136 рублей в месяц, но иногда удавалось найти шабашки на 70–80 рублей сверху. Этого хватало на походы в Театр оперетты и мороженое после спектаклей.

Шурик мечтал о свадьбе, тогда как Нина совсем не торопилась. По правде говоря, ее тетка была не очень довольна выбором племянницы и частенько ругала Сашку, который в свои 28 лет был все еще простым шофером. Нина читала книги про Анжелику и мечтала о красивой жизни, нарядах, каретах. Шурика она, кажется, любила, но понимала, что свяжи она свою жизнь с простым шофером — и о красивой жизни придется забыть. А тут, как назло, внимание старшей лаборантке (Нину повысили уже через год работы) стал уделять главный бухгалтер Андрей Гогенович. Молодой 33-летний мужчина был классическим «блатным». На работу его устроил папа из горисполкома, он же подарил ему кооперативную трехкомнатную квартиру в Фестивальном микрорайоне и новую спортивную «восьмерку».

Натиск обаятельного и уверенного в себе Андрея Гогеновича на Нину был стремительным — оборона красавицы не выдержала залпов цветов, духов, ужинов в лучших ресторанах и поездок по ночному Краснодару. В один прекрасный день Нина объявила Шурику, что она уходит от него и выходит замуж за главного бухгалтера. Как только Александр ни пытался переубедить бывшую невесту — все было безуспешно. Саша взял отпуск и в течение двух недель пил водку и пытался забыть любимую. Не зря говорят, что от любви до ненависти один шаг. Спустя месяц Нина стала ему безразлична, но в голове у шофера созрел коварный план мести.

Весь водоканал обсуждал предстоящую свадьбу главбуха и старшего лаборанта. Торжество должно было состояться в одном из лучших заведений города — ресторане «Кавказская кухня» на углу Красной и Гоголя. В назначенный день молодожены на белой «Волге» отправились в загс Первомайского района на Ворошилова (ныне Гимназическая), а оттуда приехали в ресторан. На торжество были приглашены больше 100 человек — партийная элита, университетские профессора, директора комиссионных магазинов и чиновники из горисполкома. В разгар веселья к ресторану подъехал грузовой ЗИЛ с надписью «Водоканал». Это Шурик подговорил своего друга, ассенизатора Витю, и тот взял из гаража служебный автомобиль. Весь день до этого Витек шабашил в частном секторе и приехал к ресторану с полной цистерной.

События развивались молниеносно — выскочив из кабины, Шурик повесил замок на двери ресторана, взял шланг и, резким ударом выбив форточку на окне, вставил его внутрь. Витек нажал на какой-то рычаг, и через несколько секунд кубические метры коричневой субстанции устремились внутрь ресторана прямиком из недр илососа. Секунд через двадцать перестал играть оркестр, но крики гостей «Кавказской кухни» не умолкали еще очень долго.

Свадьба была сорвана, а на душе и одежде гостей остался крайне неприятный осадок, последствия которого ощущались еще несколько дней. Ресторан закрылся на длительный ремонт, но в итоге так и не открылся. Что стало с героями? Ассенизатору Витьку сделали выговор и перевели в отдел твердых бытовых отходов. Шурик в тот же день отправился добровольцем в Афган и избежал наказания за свой проступок. А Нина и Андрей Гогенович разбежались меньше чем через два года совместной жизни, не дотерпев несколько недель до бумажной свадьбы.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале