Лица. Ветераны Афганистана в Краснодаре

25 декабря 1979 года Советский Союз ввел войска на территорию Афганистана. Юга.ру встретились с ветеранами боевых действий в Афганистане и собрали их монологи о жизни, памяти и патриотизме.

Военный конфликт между правительственными силами Демократической Республики Афганистан при поддержке ограниченного контингента советских войск с одной стороны и формированиями моджахедов с другой стороны продолжался десять лет. Советские потери составили 15 тыс. 52 человека погибшими, 53 тыс. 753 человека ранеными, 417 человек остались пропавшими без вести.

Андрей Алферов, 51 год

Мне было 18 лет, и я поступил в Краснодарский политехнический университет. Но отсрочку отменили — и после первого курса нас, человек 120, призвали в армию. Попали в учебку в Ашхабад и готовились для Афганистана. Там ставили вопрос о желании служить — но подтекстом шло: если вы не трус и не подонок, то надо служить. Таким образом, получается, что большинство шли добровольно.

Наверное, многие хотели туда попасть, проверить себя, испытать: мы воспитаны были на патриотизме и на примерах подвигов в Великой Отечественной войне. Когда я был маленьким мальчиком, в 70-е, улицы были заполнены ветеранами, нам показывали фильмы про войну. А потом мы все время в войнушки во дворах играли — и нам, естественно, хотелось себя так проверить. Когда себе это представляешь, ты же не думаешь, что будешь убитым. Тебе кажется, что ты самый ловкий, что [война — это] трах-бах и все. Понимание появляется, когда ты все это начинаешь видеть.

2 ноября 1984 года я попал в 191-й полк в провинции Газни, полтора года там прослужил. Когда прибыли, там уже все было оборудовано. И баня была у нас, и палатки стояли, столовые стационарные были. Но мы там, если честно, маловато были, на боевые выходили.

Когда я увидел впервые, как сослуживец на моих глазах погиб, конечно, стало страшно от того, что в любой момент это может произойти с тобой. В Афганистане было тяжело, настолько, что и жить не хотелось. Были дезертиры, были и те, которые переходили на сторону врага. Но это крайне редкие случаи. Мы считали это позором.

В апреле 1986 года я вернулся домой старшиной. Окончил политехнический институт. Сейчас работаю инженером в небольшой проектной фирме.

В Афганистане у нас не было задачи кого-то захватить, мы просто обеспечивали безопасность функционирования государства. Но были в этом и политические интересы Советского Союза — надо было окружить себя странами, которые более лояльны к нашему государству. Мне всегда казался ввод войск туда оправданным, а ушли оттуда, может быть, неоправданно: свято место пусто не бывает. Что там творится! Оттуда идет поток наркотиков сумасшедший, производство героина выросло в тысячу раз. За всю войну погибло 15 тыс. человек, а при Ельцине население убывало больше чем на миллион в год. Наркотики, пьянка, безработица и все остальное.

Многие живут по принципу «моя хата с краю». Но есть такая поговорка: первой горит именно крайняя хата. Быть равнодушным нельзя. Я, конечно, переживаю за Украину, я сам родился на Донбассе. Как-то раньше не считалось, что Украина — это заграница. Там родственников много, они тоже разделились — кто-то за Украину, кто-то за Россию. Но они уже там устали от этой ситуации. Мое мнение, что все-таки это заваривают американцы. Все мы им не даем покоя, потому что мы сильная страна. Если бы ее можно было грабить безнаказанно, как при Ельцине было, ничего хорошего не было бы. Вот я лично помню, я как раз институт закончил: 90-е начались — ни работы нормальной, ни зарплаты, дети маленькие, хоть в петлю лезь. Ничего хорошего не было. Поэтому я считаю, что такая сильная страна, как Россия, должна о себе заявлять и иметь вес на международном уровне.

Юрий Ермолаев, 55 лет

Война началась, когда мне было 19 лет. Год отслужил я в Советском Союзе, а потом стали формировать отдельные мотострелковые батальоны, и так я попал в Афганистан.

Сначала было тяжело, потому что жили мы в землянках. То есть надо было оборудовать позицию, выкопать траншею и землянку. Первый месяц мы этим занимались. Также ходили в рейды. После Афганистана я на гражданке поработал, а потом в 90-х годах пошел опять в армию, в спецназе служил. Комиссовали старшиной после первой Чечни. Сейчас в казачьей дружине патрулирую город.

Олег Никонов, 66 лет

Я подполковник, сейчас работаю в МЧС. Когда все началось, мне было 28 лет и я был старшим лейтенантом. Так сложилась моя судьба военная, что я попал служить в 1979 году в ряды так называемого первого мусульманского батальона. Когда его сформировали, он в основном состоял из мусульман — жителей Узбекистана, Таджикистана, Казахстана. Но так как полностью из мусульман его сформировать не удалось, там была примерно половина славян. 10 декабря нас транспортными самолетами доставили в Афганистан и высадили в районе Баграма, откуда мы выехали в Кабул.

Нам была поставлена задача охранять афганского представителя Амина. Первой линией охраны был его личный состав, второй должны были быть мы. Третьей линией должны были охранять представители вооруженных сил, танковый и мотострелковый батальон. Буквально накануне планы переиграли. Мы готовились к охране, а нам поставили боевые задачи другого плана.

27 декабря в 17:00 нужно было захватить дворец Амина и ждать дальнейших указаний. Я получил задачу не допустить ведения боевых действий со стороны афганского зенитного полка. В составе группы моего отделения мы эту задачу выполнили. Бой длился недолго, в самом дворце Амина не больше часа по времени. Это можно объяснить тем, что наш личный состав был хорошо подготовлен, с нами были сотрудники КГБ. Они в основном все делали, а мы им подыгрывали. Операция под кодовым названием «Шторм 333» прошла успешно. К утру уже вышла 103-я воздушно-десантная дивизия. В дальнейшем у всех были свои задания. Мы до 8 января 1980 года по приказу командования сдали вооружение представителям частей, которые прибыли к нам. А сами со стрелковым оружием на машинах выехали опять в района Баграма и потом транспортными самолетами отправились в Ташкент. Вот вся моя миссия. После чего нас расформировали, вручили боевое знамя. 7 мая 1980 года почти весь личный состав наградили. В дальнейшем я служил в Туркестанском военном округе. Поступил в академию. Изначально я окончил военное училище и прослужил 27 лет. Уволился в 1997 году.

Виктор Бабашин, 65 лет
подполковник в отставке

В Афганистане я был с самого начала. Только сформировалась 201-я дивизия, прибыл в город Северный Кундуз. Я был командиром роты, которая занималась подвозом горючего. Обеспечивал 201-ю дивизию топливом. Постоянно ездил сначала в Советский Союз, а потом через Амударью провели трубопровод. Мы там закачивали топливо и возили в дивизию для обеспечения частей. Прослужил я в Афганистане два года и 40 дней. Потери были, но мой состав, который я готовил до этого еще в Германии, весь вернулся.

Я должен был полтора года отслужить, но пришлось задержаться. Предлагали на повышение пойти и год еще быть там, но я не захотел. Тогда мне было 27 лет. Окончил училище, служил в Советском Союзе.

И наше присутствие в Сирии я считаю оправданным. Сейчас вот Путин дал команду войска оттуда выводить, а американцы не выводят до сих пор. Кормят ИГИЛ дальше.

Владимир Голощапов, 67 лет

В Афганистане я был с 1981 по 1982 год. В 1979 году нас подняли по тревоге в 319-м отдельном боевом вертолетном полку на Дальнем Востоке. Вышли начальник штаба, командир полка и начальник политотдела. Объявили, что советское правительство приняло решение о вводе войск в Афганистан. Есть добровольцы? Все 100% подняли руки. В 1981 году наша эскадрилья прибыла туда, мы потеряли один экипаж. А так в полку 18 человек погибло за время Афганской войны. Это очень много.

Я считаю, что Афганистан — это школа воспитания вооруженных сил. Она должна быть, а военный должен пройти через события, которые учат. Много, конечно, Афганистан дал и в использовании вооруженных сил.  Мне пришлось участвовать в первой чеченской войне. Тот опыт, который был наработан за годы Афганской войны, к сожалению, не до конца использовался там.

Нам, летчикам, легче, чем сухопутным войскам. Я всегда удивлялся, как в Афганистане десантники шли на операции. Человек загружен автоматом, фляжками воды и патронами. Я у ребят спрашивал, что покушать они с собой берут. Отвечали: в горах найдем. Я удивлялся мужеству этих людей, простым рядовым солдатам, которые с гражданки пришли.

Вы думаете, не было случаев трусости в Афганистане или измен? Были. Я свидетель. У нас летчики некоторые симулировали свою трусость злоупотреблением злодейки. Он должен сегодня утром работать, а его отстранил доктор от полетов. За него идет его друг. Один день терпели, второй терпели, на третий начали разбираться.

Случай был в нашей же эскадрилье. Один поехал в отпуск на десять дней для встречи с семьей и палец себе отрубил. Вернулся и говорит, что дрова колол. Стали разбираться — неправда. Это так в человеке заложено, героев не бывает.

По поводу Сирии выскажусь. Ввод войск в Афганистан в 1979 году был обусловлен следующим: если бы этого не произошло и мы бы не сместили Амина, это сделали бы американцы. Поставили на гору Гиндукуш свои ракеты средней дальности, которые работали бы вплоть до Урала с минимальными затратами. Возможно, отдельные люди в СССР задавались вопросом, зачем это нужно было. Осуждали, потому что потери были.

ИГИЛ сейчас в Сирии. Эту силу возродили американцы. Они в Афганистане были начиная с 1979 года, готовили боевиков. Россия у них все время как кость в горле стоит. Но не столько Россия, сколько ее природные богатства. Один шаг — и ИГИЛ в Средней Азии, на Северном Кавказе. И дальше распространение. Многие этого не понимают.

Петр Золочевский, 56 лет
председатель правления Прикубанского окружного отделения г. Краснодара Общероссийской общественной организации «Российский союз ветеранов Афганистана»

23 июня 1979 года мне исполнилось 18 лет, и уже через неделю по спецнабору меня забрали в армию. Мы еще не знали, куда попадем. Знали только, что куда-то в Азию. И уже 15 декабря 1979 года нас всех вооружили и вывели на берег реки Амударьи. Тогда и начались разговоры, что будем входить на территорию Афганистана — но это еще все было под вопросом. А когда к нам накануне привезли большой концерт из Туркестанского военного округа и после этого всем раздали боеприпасы, все стало ясно.

Наш 180-й полк 108-й мотострелковой Невельской дивизии двинулся на исполнение своего интернационального долга. Путь наш лежал через города Хайратон, Мазари-Шариф, через перевал Саланг, город Таши и на Кабул. Так получилось, что взятие дворца Амина происходило 27 декабря в 7 часов вечера, а в эту ночь на 28 декабря мы занимали Кабул, чтобы предотвратить вмешательство иностранных сил, которые жаждали туда попасть. И, как нам говорили, они вот-вот должны были это сделать, но мы их опередили.

Когда нас призвали в Термез, там был старый полк — человек 200–220 вместе с вольнонаемными, женщинами, офицерами. И нас загоняют туда — 2,5 тыс. молодых солдат. Казарм не хватало, мы стелили танковые чехлы на землю, спали и привыкали к жаре, которая достигала 50–55 °С  в тени. Тогда нас потихоньку начали приучать пить не воду, а верблюжью колючку, которая там в большом достатке. Мы ее мыли, рубили, кипятили и разливали. Поначалу, конечно, неприятно было. Горький вкус у нее. Но когда привыкли, нас это выручало. Потому что обычной солдатской фляжки хватало на день, жажду утоляла отлично.

Мы все навьюченные ехали туда. На нас обмундирование, ватные костюмы, сверху шинель, ушанки, каски. Проезжаешь через города, смотришь на всю эту нищету. У нас был XX век, а на афганском календаре — XIII век, начало эпохи раннего феодализма. Бежали за нами, палкой по машине стучали, многие говорили: «Убирайся, Москва». Как показала история, афганский народ никогда не терпел на своей земле оккупантов.

Народно-демократическая партия Афганистана пришла к власти в результате Саурской революции в апреле 1978 года. Нур Мохаммад Тараки с подвижниками и Хафизуллой Амином пришли к власти. Но произносить пламенные речи — это одно, а стать во главе государства и проводить реформы — это уже совсем другое. И молодое правительство не было к этому готово. Поэтому они стали слепо копировать наш курс марксизма-ленинизма и идти по пути социализма. Это они решили сделать в глубоко исламизированном государстве, где, если час намаза пробивает, где бы человек ни находился и чтобы ни делал — коврик бросает и молится. Конечно же, народ не понял этих реформ, все это было чуждо. Этим сразу воспользовались всякие шпионские организации, ЦРУ, Пакистан. И начался бунт.

Народ взялся за оружие, и очень многие хлынули за границу. Большой отток произошел в Пакистан, где их сразу отлавливали и отправляли в лагеря по подготовке боевиков. И, уже вооруженные и обученные, они возвращались на борьбу с нами и правительством. Когда мы только входили, то рассчитывали, что пробудем там несколько месяцев, до полугода. Пока все утрясется, власть наберет свою силу. Мы им поможем контролировать дороги, военные, народохозяйственные объекты. Но задержались на долгие девять лет.

В конце 2009 года в Краснодаре в Прикубанском окружном отделении Российского союза ветеранов Афганистана начали создавать музей «Комната Боевой Славы». В коллекцию вошли документы и вещи, принадлежащие ветеранам боевых действий. В настоящее время музей занимается поиском и сбором необходимых экспонатов и материалов о событиях в Афганистане, на Северном Кавказе и в других горячих точках, об участниках боевых действий. Также проводятся мероприятия военно-патриотической и нравственной направленности в учебных заведения Прикубанского внутригородского округа Краснодара, экскурсии и уроки мужества.


Статьи

Концерт «Зимавсегда», спектакль «Алые паруса», иллюзионное шоу

И другие события Краснодара 20 и 21 октября в обзоре Афиши Юга.ру

Статьи

«Ваша честь, десять адвокатов считают вас необъективным»

Что не так с судом над Михаилом Беньяшем?

Статьи

Танцевальные баттлы и лекция о раздельном сборе мусора

Чем заняться на выходных. Выбор Эволюции Юга.ру

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале