«Молодежь сама виновата». Сторонник «Единой России» Александр Пилипенко — о протестах, Путине и Навальном

8 апреля в Краснодаре состоялось открытие штаба кампании за допуск Алексея Навального к президентским выборам 2018 года. Мероприятие вызвало интерес не только со стороны оппозиции, представителей СМИ, но и привлекло внимание сторонников действующей власти. Молодые люди с плакатами в руках скандировали лозунги и жарко спорили с оппозиционерами. Журналист портала Юга.ру встретился с Александром Пилипенко — молодым кубанским политиком и общественным активистом, который громче всех (с помощью мегафона) выступил против Навального и его сторонников.

Что заставило вас прийти на открытие штаба Навального с плакатами и лозунгами?

— Нам не понятно, зачем и под какими знаменами молодежь пытаются вывести на улицу. Все внимание акцентируется на фильме про премьер-министра и какие-то коррупционные составляющие. К сожалению, молодежь ведется на эту картинку, не понимая, где правда, а где неправда. Молодежь, к сожалению, воспринимает это видео как истину в последней инстанции.

Ну молодежь, вероятно, ожидает какой-то реакции власти.

— Премьер-министр ответил на этот фильм.

Назвав его компотом.

— Понимаете, здесь можно долго спорить. Да, есть повод задуматься. Меня лично не все устраивает, что происходит в нашей стране, в нашем городе. У нас есть проблемы. Но выводя молодежь на несанкционированные митинги, можно только ей навредить. Кому это нужно, получить административку?

Очевидцы утверждают, что задерживали и людей без плакатов, которые просто молча шли по Красной.

— Я не знаю, я не был в этот момент в городе, поскольку находился в Архангельске. У меня были друзья, которые были на митинге в Москве, на Тверской, и там были похожие ситуации, когда страдали люди, которые случайно оказались там. В результате провокаций одних страдали другие. Люди ничего не говорили и не создавали агрессии, но против них применили воздействие, в том числе и физическое, в том числе их задерживали и доставляли в отделение полиции. Я не знаю, как было здесь, в городе. Это на самом деле нехорошо, но молодежь сама виновата. Зачем выходить, если они знали, что это несанкционированный митинг?

Но ведь заявку на митинг подавали, но ее так и не утвердили.

— Да, это я читал. Значит, надо подавать в другой день, раз власти законным способом отклонили заявку. Во многих городах не согласовали митинги. Да, возможно, если бы митинг в Краснодаре согласовали, то не было бы выхода на Красную, но об этом можно только гадать.

Придя на открытие штаба Навального, вы достигли того, чего хотели?

— Знаете, в тот момент, когда я начал оппонировать и вести дискуссию со сторонником Навального, я надеялся, что средства массовой информации подхватят и опубликуют ее. Но, к сожалению, оппозиционные СМИ по большей части публиковали либо ростовых кукол, либо интервью сторонника Навального с молодым человеком. Я не знаю, как и по каким причинам он туда попал. Он вел себя неуверенно, и он действительно не имел объема информации для того, чтобы выступать. А когда я вступил в дискуссию с этим же сторонником Навального, ее почему-то не опубликовали. А у нас произошел действительно серьезный разговор. Мой оппонент начал меня провоцировать на скандал, на драку, размахивал руками, активно жестикулировал, пытался похлопать по плечу. На эти действия я не реагировал и продолжал гнуть свою линию. И на вопрос, зачем мы туда пришли, я ответил, что мы пришли высказать протест против того, что у нас открывается штаб. Потому что это происходит непонятно зачем — и непонятно под какими лозунгами молодежь выводит на улицы.

А на одном из плакатов, который держали вы или кто-то из ваших друзей, было написано: «Не дадим пачкать нашу историю». Расскажите, а кто пачкает и какую конкретно историю?

— Честно говоря, я сам не совсем понял этот лозунг. У нас были лозунги «Не допустим мошенника Навального во власть». Что касается плакатов про историю, то я не слежу за деятельностью Навального, мне неинтересен этот человек. И мое внимание он привлек только по той причине, что молодые люди стали выходить на улицы в нашем городе. Это, наверное, какое-то отклонение в социальном поведении людей. Нужно понимать, почему это произошло, чтобы впредь не происходило. Нужно понимать, что тревожит молодежь, какие у нее проблемы. И если ее тревожит, что кто-то, допустим, ворует, то что молодежь этими поступками хочет доказать.

Наверное, привлечь внимание к проблеме?

— Да, но этот способ незаконный, раз власть не согласовала проведение этого митинга. Я стороннику Навального сказал: если ты хочешь, чтобы тебя услышали, — участвуй в праймериз, регистрируйся, участвуй в предварительном голосовании. У тебя будет возможность выступать на дебатах, где тебя послушает народ, руководство города, партийное руководство. А при словах «Единая Россия» оппозицию кидает в дрожь. Но это же механизм для того, чтобы заявить о своей позиции!

Сейчас в городской думе 44 из 48 депутатов представляют «Единую Россию».

— Там есть представители всех парламентских партий: и КПРФ, и «Справедливая Россия», и ЛДПР.

Но их четверо от трех партий.

— Но это действительность. Как тут еще прокомментируешь. Я думаю, что голосовать ходят в основном люди старшего поколения, а люди нашего возраста в основном не голосуют. Это, мне кажется, наша проблема. Молодежи нужно дать понять, что на выборы ходить необходимо. Если тебе не нравится власть — иди и голосуй.

Зачем вы идете на выборы, если вам, как вы говорили, интересна общественная жизнь, а не политика?

— Я не говорю, что политика мне неинтересна, мне неинтересна партийная работа. Нашу молодежную организацию «Агентство молодежных инициатив» поддерживают не только депутаты «Единой России», но и, например, ЛДПР. Надеемся, что нас поддержат и другие партии, потому что мы работаем с молодежью и для молодежи. Даже членам своей организации я говорю, что у них могут быть любые политические взгляды и мы не будем спорить о том, кто хороший, а кто плохой. Каждый вправе пойти на выборы и проголосовать за того, кого он знает. Главное, чтобы вы пришли на выборы и показали свою гражданскую позицию. Если вы не знаете кандидатов — не голосуйте. Лучше испортить бюллетень. Но это форма, которая позволит вам использовать свой голос хоть как-то, потому что графы «против всех» у нас нет.

Вы предлагаете портить бюллетень?

— Я не предлагаю портить бюллетень, я предлагаю идти и голосовать. Но если человек не знает за кого, надо как-то по-другому проявлять свою позицию. На выборах в Госдуму в Москве был случай, что дочка одной телеведущей, придя на избирательный участок, поняла, что за нее уже проголосовали.

Кажется, такие истории были не только в Москве!

— Я слышал об этом показательном случае. Поэтому я считаю, чтобы твой голос таким образом не использовали, нужно прийти на избирательный участок и использовать его самому. Если что-то не нравится — иди и используй законные механизмы и говори о том, что тебе не нравится.

Как вы оцениваете эффективность своей акции на открытии штаба Навального?

— Мы пошли туда для того, чтобы увидеть, что за молодежь там собралась. Чтобы выразить свои мысли. Когда делаешь это в социальных сетях, то сложно получить аргументированный ответ, с тобой разговаривают цитатами из каких-то фильмов. Да, много всяких фильмов есть негативных и про Путина. Ну и что? А если посмотреть историю до того момента, как пришел Путин, и сравнить с сегодняшним днем? Позитивных изменений очень много. Для молодежи сейчас созданы возможности для того, чтобы развиваться. Только нужно работать.

Я занимаюсь общественно-политической деятельностью восемь лет — начинал в 2009 году с «Молодой гвардии». Там я получил опыт, потом предложил свой проект в администрацию города. Еще в школе меня взяли на полставки в управление по делам молодежи города, где я проработал три года. Я получил колоссальный опыт работы, общения с людьми и организации мероприятий. Это все тяжело, есть подводные камни, есть человеческий фактор. К сожалению, большинство людей видит этот разлом социального и финансового неравенства, и они думают, что вот они сейчас выйдут, кулаками помашут и что-то решат. Ничего они не решат, они только себе навредят.

Но разлом же действительно существует, и молодежь хочет говорить об этом.

— Да, давайте протестовать, когда этот митинг разрешат. Мы тоже готовы выйти на санкционированный митинг и сказать о том, что нам не нравится, что мы хотим изменить.

А если его не разрешат никогда?

— Да не может такого быть. Вот я не верю в то, что его не разрешат провести. Мы ходили на гражданскую акцию «Питер, мы с тобой», которая проходила в Краснодаре. Пришли туда сами, потому что много молодых ребят погибло в недавнем теракте. Но тут форма не протеста, а социальной сплоченности населения перед трагедиями. А протестовать надо в рамках закона. Потому что если делать это, как это было 26 марта в тех городах, в которых запретили проводить митинги, то можно просто нарваться на проблемы для самого себя и в будущем не попасть работать туда, куда хочешь.

Навальный вывел молодежь на улицы, и все увидели, что недовольных молодых людей достаточно много. А сколько среди молодежи сторонников Путина? Готовы ли они выходить на улицы?

— Мне кажется, что сторонников Путина тоже много. Большинство людей в моей команде. На одной из планерок я задал вопрос о политических предпочтениях, и из 30 человек, которые составляют наш актив, примерно 25 высказались за «Единую Россию». Но в основном их привлекает не столько партия, сколько президент. Личность Владимира Путина играет очень важную и решающую роль. В ноябре я проходил обучение в Российской школе политики. Мы встречались с сенаторами, с депутатами Госдумы. Я задал вопрос члену Совета Федерации Олегу Морозову: победила бы «Единая Россия» на выборах в Госдуму, если бы не имела такой поддержки президента? Морозов ответил, что, конечно же, ЕР победила бы, но отрыв от конкурентов дало именно участие президента.

Вопрос к вам как к политологу: а президенту можно поддерживать одну из партий?

— У нас же президент создавал «Единую Россию» в свое время. Тут, наверное, вопрос больше к юристам. Если смотреть через призму политологии, то цель любой власти — это завоевать власть и удержать ее. Следовательно, любой политик или руководитель страны это правило использует. Нельзя допустить хаоса, дестабилизации политической обстановки в обществе. Я понимаю, что уровень доверия к президенту очень высокий и Владимир Владимирович сделал очень много для партии. Или даже не для партии, а в целом для страны, чтобы народ был един, чтобы не было непонятных движений, революционных настроений. Если смотреть на оппозиционные партии, то видно, что их лидеры менее сильные, чем наш президент. Это объективно видно.

Вы говорили несколько лет назад, что Путин — ваш наставник, а вдохновение вы черпаете из его посланий Федеральному Собранию, заявлений и действий. Что-нибудь изменилось?

— Сейчас Путин — это не столько наставник, сколько человек, на которого стоит равняться. Я в свое время, когда уволился из молодежки, хотел уйти из молодежной политики вообще. Но после того как я побывал на Селигере и поучаствовал во встрече с Путиным, меня действительно вдохновила его речь. Я приехал в Краснодар, собрал новую команду, которая начала работать над проектами, и в декабре мы уже выиграли первые гранты. Это было в декабре 2013 года. А в 2014 году мы уже реализовали первый проект — школу «Медиасемки». Вот так на меня тогда повлиял наш президент. Я видел его, слышал, что он говорит, чувствовал энергетику этого человека.

Вы позиционируете себя не только как общественного активиста, но и как предпринимателя. У вас есть дело, связанное с сувенирной продукцией.

— Да, студия медийных решений «Фрукт» — это то, что меня кормит. Я, как и многие, начинал этот бизнес с нуля. Написал бизнес-план, защитился перед комиссией и получил кредит по программе «Молодежный бизнес» в банке юга России. Свой бизнес иметь нелегко. Свое дело, кредит — очень дисциплинируют.

В вашем каталоге я видел стаканы с портретами политиков и надписью «патриот». Насколько это востребованно?

— В основном такие предметы дарятся. Когда я работал коммерческим партнером на форуме «Таврида» в Крыму, я ездил туда со своим оборудованием, и люди на месте могли заказать футболку или свитшот с любым принтом. Самой большой популярностью пользовались принты с изображением Путина.

Если Навальный и его сторонники призовут молодежь на улицы, призовут участвовать в беспорядках и акциях неповиновения, вы с друзьями выйдете в защиту режима?

— Режим — это грубо сказано. В защиту порядка... Да, есть много того, чего не нравится во власти. Я этого не скрываю. Но нужно менять это законными способами. А если выходить на митинги, которые не согласовали, ничего, кроме проблем, для ребят это не принесет. Не изменится ничего. Ужесточится контроль, они получат прессинг со стороны властей и правоохранительных органов. Мне кажется, что это не то, чем должен заниматься молодой человек. Он должен получить образование. Он должен в процессе учебы работать по своей специальности и развиваться.

Уровень социального и финансового неравенства мне тоже очень сильно не нравится и порой даже бесит. Но что я могу сделать? Выйти со сторонниками Навального, покричать и получить дубинкой по голове? Я не хочу. Я хочу законными способами добиваться позитивных изменений. Привлекать внимание к себе, к организации, потому что нас нужно поддерживать, потому что мы хотим жить в нормальной стране, получать нормальную зарплату. Если молодежь скажет, что ее проблемы не решаются, и захочет об этом заявить публично, на митинге или пикете, мы готовы помочь! Согласуем митинг, пригласим на него представителей власти и будем высказывать свои требования, поднимать проблемы. Но законным способом, цивилизованно. Мы приглашаем молодежь к нам. Будем решать проблемы вместе, будем вместе развиваться и помогать друг другу. Сегодня много внешних врагов, с которыми нужно бороться всем нам. Наша страна и весь мир находятся в нестабильном состоянии из-за терроризма. Нужно быть бдительными на улицах, везде, где мы находимся, в общественных местах.

Нужно давать людям высказаться, и власть должна это слышать, делать выводы из того, что говорят в том числе молодые люди. Мы не будущее, мы уже настоящее страны. И от того, как мы будем работать дальше, как нам передаст свои опыт и знания старшее поколение, зависит, какая у нас будет страна через 5–10 лет. От того, что мы будем знать и уметь, будет зависеть то, в какой стране мы будем жить.

Не «профукаем» ли мы страну? Не развалится она в наших руках? При Путине, я уверен, не развалится. А вот при нас, когда мы придем? Путин-то не вечный.

Читайте также

Реклама на портале