«Мне предлагали сказать, что я вышла на митинг за деньги». Монологи краснодарцев, задержанных во время антикоррупционной акции

Портал Юга.ру записал монологи людей, которых задержали 26 марта во время несанкционированного антикоррупционного митинга в Краснодаре.

Диана

Диана

17 лет

Проблема коррупции ударила и по моей семье. Я видела, как у моего отца в работе возникают проблемы, связанные с повышением налогов, процентных ставок по кредитам, пошлин на ввозимые и вывозимые товары. Думаю, что это происходит под влиянием нашего правительства. Поэтому я решила пойти на митинг.

Я была в Чистяковской роще уже в 13:00. Где-то в половину третьего начались кричалки типа «Власть — это мы». Я в этот момент стояла рядом с парнем, у которого в руках был плакат «Он нам не Димон». У меня тоже был в руках плакат, но я его не разворачивала. Через несколько минут началось активное шествие, и как раз в этот момент задержали меня и еще одну стоявшую рядом девушку. Нас схватили и повели через грязь в автобус. Во время задержания мы не сопротивлялись — так было написано в инструкции для митингующих. Когда нас привели в автобус, то я спрашивала, почему нас задержали. За что? По какой причине? Где протокол? Но на все вопросы мне отвечали только молчанием. Только сказали, что съемка и переговоры запрещены. И мы в результате около двух с половиной часов провели в автобусе молча.

Потом нас повезли в УВД №4. Причем из 16 человек, которые были в автобусе, только половину оставили в УВД. Остальных увезли в неизвестном направлении. Затем нас стали по одному запускать на прием в кабинет. На его двери, кстати, ничего не было написано. Я была вторая в очереди. Ждала где-то минут 40. Потом меня завели, усадили на стул. В кабинете сидели четверо полицейских. На мой вопрос, кто они такие, не отвечали, удостоверения также не показывали. Я говорила, что не буду оглашать ничего без присутствия адвоката. Но мне сказали, что лучше не сопротивляться, потому что это будет грозить более серьезными последствиями. Мне предложили два варианта, после которых меня могут отпустить: либо подписать документ, в котором будет написано, что мне заплатили за участие в митинге, либо сказать, что меня забрали случайно. В ином случае, мол, мне предъявят административное обвинение за участие в несанкционированном митинге и сопротивление правоохранительным органам. Сказали, чтобы я отдала им свой телефон — чтобы они оттуда удалили все фото- и видеоматериалы. Я отказалась, сказала, что буду звонить на горячую линию МВД. После звонка меня выпустили. В общей сложности около часа я там пробыла. У меня изъяли плакат и сказали, что распространение фото- и видеоматериалов с митинга наказуемо уголовно.

Когда я шла на митинг, то не думала, что полиция будет заламывать руки девушкам и тащить их через грязь. Причем мы вели себя не агрессивно, никого не оскорбляли. Мне вообще непонятно, как такое возможно. Для меня это стало еще одним поводом пойти на митинг в следующий раз.

Когда я шла на митинг, то не думала, что полиция будет заламывать руки девушкам и тащить их через грязь.

Антон

Антон

34 года

Митинга как такового не было. Людям не давали собраться, стоять и обмениваться мнениями. Нас постоянно выдавливали, вытесняли. Люди сами как-то организовались, и началось непрерывное движение. Это, по сути, превратилось в совместную прогулку, в мирное шествие. Но даже шествию полиция не давала нормально проходить — постоянно выстраивали заслоны, дробили и отрезали группу людей. И еще был специальный устрашающий момент: из шествия выдергивали людей и требовали у них документы. Если человек не прятал глаза и не терялся, а начинал с ними говорить — без разницы, агрессивно или корректно — его сразу вязали.

Меня задержали около кинотеатра «Аврора». Нам перегородила дорогу колонна полицейских, они заняли весь тротуар. В результате люди стали ручейком их обходить, а полиция начала задерживать некоторых. Сотрудник подошел и ко мне — мол, предъявите ваши документы. Я спросил: «А в связи с чем?» Ответил, что проверка жилищного фонда. На мои дальнейшие расспросы никакого ответа не последовало. Потом подбежал второй, они начали меня крутить, требовали отдать паспорт. Я возмущался, говорил, что пусть смотрят документ в моих руках, я не обязан отдавать им паспорт. В итоге меня запихнули в пазик.

Те, кто меня запихивал, убежали дальше. И я стал спрашивать у другого сотрудника, чином повыше, за что меня задержали. Он сказал, чтобы я сидел спокойно, — потом придут и объяснят. Но я начал возмущаться — пусть объясняют сейчас. Меня незаконно ограничили в свободе, а основание не называют — так нельзя. Я сказал, что буду все снимать на видео. Достал телефон — и мне сразу прилетел удар в плечо от простого рядового сотрудника. Не такой сильный, чтобы вылетел телефон, но я все же его почувствовал. Я спросил,  зачем меня ударили. Он ответил, что не бил меня. Абсурд, в общем. Я все равно достал телефон и начал снимать. Сказал, что буду звонить на горячую линию МВД и расскажу, что здесь происходит.

Я сказал, что буду все снимать на видео. Достал телефон — и мне сразу прилетел удар в плечо.

В этот момент старший по званию сотрудник попросил тех, кто стоял возле автобуса, позвать Евгения Сергеевича. Евгений Сергеевич подошел, стал узнавать, что происходит. Я рассказал, что полицейский представился сотрудником жилищного фонда и по непонятной причине меня задержал. У меня снова стали требовать паспорт. Я снова сказал, что не обязан его давать. После этого у меня начали его вырывать, случилась небольшая потасовка. Полицейские говорили, что сейчас порвут паспорт и я точно с ними поеду. В итоге они вырвали у меня паспорт. Посмотрели его, ничего не переписали и отдали мне. Евгений Сергеевич ушел, я понял, что настал тот момент, когда я могу встать и выйти. Я спокойно вышел и присоединился к своим друзьям, которые меня ждали возле автобуса.

Я так понял, что полиции нужно было показывать, что идут задержания, — чтобы другие пугались и рассасывались. Причина для задержания могла быть вообще любая. Почему меня отпустили? Может, потому что я все время говорил спокойно и уверенно, требовал внимания, пытался снимать, звонить. Видимо, на старшего по званию это произвело впечатление, и он решил от греха подальше меня отпустить — чтобы я не дозвонился на горячую линию. Я знаю, что после таких звонков запускается бумажная машина бюрократическая. Наверное, полицейские не хотели, чтобы это все зафиксировали — время моего задержания, номер автобуса и т.д. Не хотели себе лишних проблем. Возможно, это как-то повлияло на то, что меня отпустили.

Дмитрий

Дмитрий

30 лет

Я не собирался идти на прошедший митинг, но накануне посмотрел уже ставшее легендарным видео брянских школьников. Оно меня и вдохновило. Мне просто стало до чертиков интересно, кто все эти молодые ребята, внезапно почувствовавшие свою силу. Поколение Youtube, не знавшее другой власти. Я-то считал их конформистами, думающими только о тусах и грезящими о престижной работе госслужащего. 

Когда полиция на Красной начала перекрывать проходы и толпа оказалась зажата, я попытался проскочить между полицией. Ко мне подскочил человек в штатском и с криком: «Ты нарушаешь правила порядка!» — передал меня полицейским. Я не сопротивлялся, поэтому в автозак попал без травм. Затем нас отвезли в УВД на Октябрьской. По моим ощущениям, там в итоге скопилось человек 200. И началась тягомотная процедура оформления.

Происходящее было похоже на получение госуслуги: так же нелогично и долго.  В какой-то момент начало казаться, что они искусственно затягивают процесс и сами не понимают, что им делать. Из одного кабинета, где всех записывали, отправляли в другой, где снимали отпечатки пальцев и фотографировали, затем в третий, где допрашивали. В отделе допроса не хватало сотрудников, и туда нагнали молодых полицейских, которые до этого были в оцеплении. Эти ребята составляли протоколы с нарушениями — в протоколе дознания у меня они, например, не дали написать в специально отведенном поле свой комментарий.

Кому-то при мне сказали: «Ты что, ссыкун? Мамочку позвать?». Ко мне подошел молодой новобранец и, пока меня допрашивали, ехидно интересовался здоровьем — ничего ли не болит, может, меня в больничку проводить. Потом подошел офицер и сказал, что мне нужно поскромнее быть. Единственных спокойных и вежливых людей я встретил в отделе административных правонарушений — это были женщины в погонах.

Политикой я интересуюсь давно, больше 10 лет. За это время успел побывать в нескольких партиях и движениях  — от движения «Наши» до оппозиционных партий. Когда я был моложе, то мне сильно запудрили мозги пропагандистской чушью о суверенной демократии и незаменимости Путина. Об этом времени нисколько не жалею: теперь я знаю, каково это — быть за «стабильность».

Происходящее было похоже на получение госуслуги: так же нелогично и долго.

Марк

Марк

23 года

В 2011–2012 годах я был в составе «Молодой гвардии». Агитировал на выборах за Путина, докладывал в штаб об одиночных пикетах, участвовал в провластных акциях. Теперь я на другой стороне баррикад.

Мы с друзьями просто шли впереди всей колонны, отдельно, метров за 15–20. Только мы проходим арку на Красной, собираемся повернуть направо, как полиция прыгает из автобусов и закрывает путь. Тормозят и просят документы. Протягиваю паспорт, а полицейский просто силой вырывает его из рук и не отдает до того момента, как мы сядем в автобус. Даже в автобусе, чтобы вернуть паспорт, пришлось кричать и упрашивать вернуть документы. Ни один полицейский не представился, не назвал причину задержания — ничего. Никакой реакции, только усмешки.

Нас повезли в Западное отделение полиции и держали там с 16:36 (в это время мы вошли в здание и я поставил таймер). Отпустили только ближе к полуночи. Все это время нас  таскали по непонятным кабинетам. В первом кабинете нужно было сдать отпечатки пальцев — я, естественно, отказался. Не потому что я чего-то боюсь или что-то скрываю (как сказали сами полицейские), а потому что я не обязан этого делать. Есть закон о дактилоскопии. Я ничего не нарушил. Они посмеялись и сказали, что все это я зря и что я буду сидеть до утра.

Далее мы очень долго сидели в холле — точнее, стояли, потому что из сидений там была только маленькая лавочка на три человека. То есть по факту мы стояли все восемь часов. Позвонили в «ОВД-Инфо» — на удивление порядочная и честная служба, которая проинформировала, что нужно делать. Но, естественно, все это было бы правдой, если бы в нашей стране соблюдались законы. Мы позвонили в 112, попросили вызвать службу спасения, потому что нас незаконно удерживают в непонятном здании полиции. В итоге они перенаправили нас в то отделение, где мы и находились. Затем вышел мужик из кабинета, поржал и ушел, сказал писать заявление и что скоро всех отпустят.

Ни один полицейский не представился, не назвал причину задержания — ничего. Никакой реакции, только усмешки.

Дальше нас направили в кабинет писать объяснительную. Я сказал все как есть, пошел к следующему полицейскому, заполнявшему протокол о доставлении, в котором оказалось, что  меня доставили в отдел по подозрению в статье 20.2, пункт 6.1 и мне нужно в протоколе расписаться в графе «Подпись нарушителя». Я поинтересовался, что происходит, и сказал, что я с этим не согласен. Спросил, где вообще протокол задержания. Полицейский начал смеяться, подошел второй и сказал, что я «ссыкло».

После того как все заполнили, полицейские сказали, что можно написать, что я не согласен с тем, что я нарушитель. Сделать это, по их словам, можно было уже в следующем кабинете. Мы пошли в следующий кабинет, но там оказалось, что нас никто не задерживал, а все эти восемь часов просто устанавливали личность и заполняли постановление и закрытие делопроизводства по делу об административном правонарушении. То есть нас просто забрали и восемь часов просто открывали и закрывали дело. Мне сказали, что если я хочу, то мне могут сделать протокол о задержании, открыть дело и закрыть на трое суток. В итоге пришлось со всем согласиться. Через час или полтора нас выпустили.

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале