Если пресс-секретарь не берет трубку – это уже сигнал. Конспект Школы судебного репортера в Краснодаре

  • Сергей Смирнов © Елена Синеок, ЮГА.ру
    Сергей Смирнов © Елена Синеок, ЮГА.ру

24 сентября в краснодарском КЦ «Типография» прошла Школа судебного репортера. Главный редактор общественно-политического ресурса «Медиазона» Сергей Смирнов и адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Дамир Гайнутдинов рассказали слушателям (краснодарским журналистам, специалистам по социальным сетям и юристам) о том, как представителям прессы вести себя в судах, и об особенностях российского законодательства — в том числе о свободе слова и ответственности за высказывания.

О ПОЛИТИКЕ

Весь политический процесс, по словам Сергея Смирнова, сейчас происходит вокруг уголовных дел. Раньше этот инструмент в политических целях использовали против оппозиции, сейчас разные полюса влияния внутри власти сражаются при помощи уголовных дел друг с другом.

Глава Управления собственной безопасности ФСБ России, по словам спикера, в разы влиятельней любого депутата Госдумы, так как в нашей стране отставки высокопоставленных чиновников осуществляются через аресты: губернатор Кировской области Никита Белых арестован по обвинению в получении взятки, бывшие вице-губернаторы Краснодарского края Вадим Лукоянов и Александр Иванов потеряли должности после обвинения в преступной схеме при строительстве «Баскет-холла».

  • Школа судебного журналиста в Краснодаре © Елена Синеок, ЮГА.ру
    Школа судебного журналиста в Краснодаре © Елена Синеок, ЮГА.ру

Если у вас в городе есть фанатское движение — будьте готовы к тому, что в 2018 в городе начнутся аресты и обыски фанатов. Просто потому, что силовикам нужно будет выполнять план. Главу Всероссийского объединения болельщиков Александра Шпрыгина задержали по делу о массовой драке фанатов 24 сентября — в то время, как эта тема обсуждалась на занятии Школы судебного репортера в Краснодаре.

О РАБОТЕ СМИ

Технически во время судебных заседаний «Медиазона» работает так: журналист ведет онлайн-трансляцию из зала суда в редакционный чат, редактор обрабатывает его сообщения и ставит на сайт.

Важно: всегда дослушивать приговор до конца. Были прецеденты, когда другие СМИ давали новость, не дослушав приговор, и называли виновными тех, кого в итоге оправдал суд. Так произошло 10 сентября 2015 года на слушании по делу о покраске звезды на шпиле высотки на Котельнической набережной в Москве в цвета украинского флага. Некоторые информационные агентства, не дослушав судью Марину Орлову, выпустили заготовленную заранее новость об обвинительном приговоре бейсджамперам (она начала речь со слов «признаны виновными по статьям...»). Однако судья сняла c парашютистов обвинение в вандализме, а по обвинению в хулиганстве оправдала всех пятерых подсудимых.

Изданию станут больше доверять, если таких ошибок не будет.

Ошибочно мнение, что люди не читают длинные тексты. Если материал про работу правоохранительных органов изнутри, про бытовые подробности, про жизнь реальных людей — его будут читать независимо от объема. Рассказ экс-телохранителя Бориса Ельцина Александра Коржакова собрал на «Медиазоне» более 245 тысяч просмотров. Материал, в котором собраны истории семерых подзащитных «Комитета по предотвращению пыток», читатели открывали более 178 тысяч раз. Монолог сотрудника пожарной части набрал 15 тысяч просмотров, что тоже совсем не мало. Самые популярные интервью на «Медиазоне» — монологи силовиков, сотрудников МЧС, пожарных, полицейских. Живые рассказы тех, кто видит систему изнутри.

  • Школа судебного журналиста в Краснодаре © Елена Синеок, ЮГА.ру
    Школа судебного журналиста в Краснодаре © Елена Синеок, ЮГА.ру

Политические дела в последнее время собирают на «Медиазоне» все меньше просмотров. Люди пресытились этой тематикой. В целом все, что повторяется и не получает радикального развития, утрачивает интерес публики. Даже материалы об убийствах в отделениях полиции, по мнению Смирнова, примелькались читателям.

60% переходов на сайт «Медиазоны» — из социальных сетей.

Онлайн-трансляции с судебных заседаний дают «Медиазоне» огромную цитируемость. По этим материалам издание конкурирует с крупнейшими агентствами.

Последние тенденции: баланс в аудитории сильно качнулся в сторону тех, кто смотрит видео. При этом не все смотрят его со звуком — для них нужно ставить на запись субтитры.

ПРАВИЛА ВЫЖИВАНИЯ ДЛЯ СУДЕБНОГО РЕПОРТЕРА

1. Если вас не пускают на судебное заседание

Здесь есть несколько стратегий. Во-первых, уточните, закрытое это заседание или открытое. На открытое судебное заседание вас не имеют право не пустить, удалить из зала суда тоже — это незаконно. Тем не менее, если это происходит, ваше издание может выпустить новость о том, что на заседание по конкретному делу его журналиста не пустили. Это может стать поводом для звонка пресс-секретарю местного или краевого суда (на сайте Краснодарского краевого суда указаны номера телефонов пресс-секретарей).

Пресс-секретарям за негативные публикации приходится отчитываться в вышестоящие инстанции, поэтому публикации про недопуск журналистов они очень не любят. У «Медиазоны» регулярны случаи, когда после оперативной публикации на сайте новости об удалении журналиста из зала суда пресс-секретари сами звонили изданию, извинялись и приглашали корреспондента обратно.

Помните, что закрытым судебное заседание может быть объявлено или при его назначении (информация об этом должна быть открытой), или в самом начале судебного разбирательства, при озвучивании ходатайства одной из сторон. До этого удалять представителей СМИ судья не имеет право. Обвиняемый или другой участник процесса может сделать заявление, пока публика покидает зал, поэтому журналист имеет право покинуть зал заседания последним. Художник Петр Павленский в знак протеста отказывался говорить на судебном слушании его дела о поджоге двери здания ФСБ на Лубянке, но охотно давал комментарии прессе до и после слушания, чем журналисты активно пользовались.. По опыту «Медиазоны», у журналиста до объявления заседания закрытым есть время снять видео или сделать фотографию из зала суда и детально рассмотреть участников процесса. Кроме того, по каждому судебному заседанию решение о его закрытом статусе принимается отдельно.

Если, несмотря на ваше упорство, приставы и судья не пускают вас в зал, вы написали новость на сайт, но ничего не произошло — дождитесь окончания заседания, чтобы взять комментарий у потерпевшей стороны и прокурора.

Об аккредитации: вас не имеют право не пустить в зал суда, ссылаясь на то, что вы не аккредитованы. Аккредитация — это не лицензия, не разрешение, а привилегия, облегчающая работу для судов и СМИ. Работать на открытых судебных заседаниях могут журналисты любых изданий.

  • Школа судебного журналиста в Краснодаре © Елена Синеок, ЮГА.ру
    Школа судебного журналиста в Краснодаре © Елена Синеок, ЮГА.ру

2. Если в социальных сетях появляется информация об аресте по резонансному делу

Позвоните пресс-секретарю Следственного комитета за комментарием. «Если он десять раз подряд не отвечает — значит, и правда что-то случилось», — шутит Смирнов. Но прежде всего исследуйте аккаунт, в котором появилась информация. Посмотрите общих друзей, фотографии, узнайте, как давно он зарегистрирован — исключите вероятность того, что это бот. Свяжитесь с ним для получения комментария. Еще один вариант — найти родственников обвиняемого и взять комментарий у них.

3. Если во время последнего слова обвиняемый призывает выйти на улицы

Так поступил Алексей Навальный после суда по делу «Ив Роше» в 2014 году, когда он получил 3,5 года условно, а его брат Олег — такой же срок, но в колонии. Издание не рискует, только если это было сказано в прямом эфире. В остальных случаях публиковать информацию о времени и месте проведения несанкционированного митинга нельзя. Это правило распространяется в том числе и на аккаунты СМИ в социальных сетях — если они указаны на сайте издания.

4. Если адвокат по резонансному делу дал подписку о неразглашении информации

Бывают случаи, когда адвокаты хотят сообщить журналистам важные подробности по делу, но не имеют на это права. Самое простое решение в данном случае — связаться с родственниками обвиняемого. Но есть и более изящная, абсолютно законная схема получения информации.

Адвокат имеет право подать апелляцию на решение суда. Это обыденная процедура в судебном процессе, на которую адвокат может пригласить журналистов. Когда он станет зачитывать ходатайство, в нем он может озвучить любые подробности дела. Да, судья может прервать его, но адвокат при этом действует в рамках закона и ничем не рискует. Репортер успевает отметить для себя озвученную информацию — даже в ограниченном количестве это уже лучше, чем ничего.

  • Школа судебного журналиста в Краснодаре © Елена Синеок, ЮГА.ру
    Школа судебного журналиста в Краснодаре © Елена Синеок, ЮГА.ру

5. Если преступник или пострадавшие — несовершеннолетние

С «Медиазоной» участники школы разбирали такой кейс: репортер прибыл на место событий, где школьник взял одноклассников в заложники, застрелил двух учителей и покончил с собой. Что делать? По закону о защите прав несовершеннолетних, СМИ не может распространять никакую информацию о личности преступников и пострадавших, не достигших 18 лет. Нельзя называть имена, номер школы, ее адрес — все, что прямо или косвенно указывает на личности фигурантов. Если такую информацию опубликует сайт СК — его все равно нельзя цитировать (их сайт не подчиняется закону о СМИ, поскольку не является СМИ). Распространять эти данные запрещено и в социальных сетях: «Вконтакте» по требованию Роскомнадзора может закрыть ваш паблик или удалить запись в самые короткие сроки, и чуть позже — зарубежные Facebook и Twitter.

6. Если другие СМИ выпустили новость до полного оглашения приговора

Информагентства стремятся опубликовать информацию по судебным делам самыми первыми, что зачастую приводит к казусам. Если вы присутствуете на заседании суда, приговор еще не зачитали полностью, но в ленте твиттера уже мелькнула новость о том, что обвиняемого признали виновным — не спешите транслировать эти данные. Бывают случаи, когда это наносит сильный урон репутации издания: судья дочитывает приговор — и оказывается, что виновными признаны не все обвиняемые по делу.

7. Если судья запрещает вам снимать, делать записи или вести трансляцию

Закон разрешает использовать любые способы записи текстовой информации о ходе судебного разбирательства. Вы можете включить диктофон, делать заметки в блокноте, вести текстовую трансляцию на сайте или в социальных сетях. Для этого специальное разрешение не требуется.

Если вы собираетесь вести фото- или видеосъемку, транслировать ход дела по радио или телевидению, вам необходимо получить разрешение суда. Решение по данному вопросу принимает судья с учетом мнения всех участников процесса.

Кроме того, по закону вы имеете право перенести судебное заседание в более просторное помещение, если журналистов и участников процесса слишком много.

Все эти моменты регулирует Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 года № 35. Называется оно «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов».

Как в Пятигорске?
Сегодня, 16:23
Как в Пятигорске?
В Краснодаре могут запретить концерт Инстасамки
«Без бумажки ты здесь никто»
27 января, 13:16
«Без бумажки ты здесь никто»
Что говорят беженцы из Украины, переехавшие в Краснодар