Координатор "Голоса" Давид Канкия: Чего боится фальсификатор? Публичности

Приближается единый день голосования 18 сентября, в который россияне выберут депутатов Государственной Думы РФ, определят состав региональных парламентов и в девяти регионах — новых руководителей. В Краснодарском крае пройдут выборы депутатов Госдумы, дополнительные выборы депутата Законодательного Собрания края по Олимпийскому одномандатному округу и выборы в различные муниципалитеты края.

Координатор краевого отделения движения в защиту прав избирателей "Голос" Давид Канкия рассказал в интервью порталу ЮГА.ру о том, с какими проблемами сталкиваются наблюдатели на выборах, какие нарушения наиболее распространены в нашем регионе и стоит ли партиям проводить праймериз.

— Сколько в этом году зарегистрировано наблюдателей?

В 2011 и в 2012 годах в прошлые федеральные кампании в Краснодарском крае мы активно работали в четырех городах: в Сочи, Новороссийске, Армавире и Краснодаре. Тогда с нами сотрудничали порядка 300 волонтеров. Сейчас мы еще не закончили набор, но многие разочаровались в институте выборов: считают, что не могут ни на что повлиять и предпочитают держаться в стороне. Каким будет итоговое число — пока сказать не могу. На данный момент — более сотни человек по краю.

Есть такой проект "Народный избирком", его придумал один из ведущих российских политгеографов и политологов Дмитрий Александрович Орешкин. Суть его вот в чем: во всей стране есть более 96 тысяч избирательных участков, но мы не можем отправить независимых наблюдателей на все эти участки — просто нет столько людей. Поэтому мы выберем несколько округов и на них сделаем параллельный подсчет голосов по выборке, допустим, 10%.

Работа по наблюдению будет вестись централизованно по всей стране — в день голосования в Москве будет работать большой пресс-центр, туда будет поступать информация со всей России.

— Давайте сравним количество наблюдателей по ЮФО: где больше, а где меньше?

"Голос" осуществляет мониторинг во многих регионах. Помимо Краснодарского края основной акцент делается на Ростовскую область и Ставропольский край. Есть команда в Астрахани и даже волонтеры в Дагестане. Республики Северного Кавказа традиционно не очень активны, там всегда было тяжело найти людей, которые готовы заниматься независимым наблюдением. Ситуация различается между республиками: например, в Чечне и в Ингушетии с независимым наблюдением все плохо — его просто нет. А в Дагестане есть и активные наблюдатели, и люди, которые сообщают о нарушениях.

— Сколько международных наблюдателей приедут в Краснодар?

Одна из позитивных тенденций этих выборов — приглашение большого количества международных наблюдателей. Ранее центральная избирательная комиссия к международному наблюдению относилась скептически и ограничивала численность некоторых миссий. В этот раз аккредитовано более десяти организаций, в том числе и Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ. На данный момент свыше 700 человек. Большая часть из них — долгосрочные наблюдатели. Они приезжают заранее, проводят встречи, анализируют ход кампании и подготавливают аналитические доклады. Краткосрочные наблюдатели прибывают позднее и работают уже непосредственно в день голосования. 18 сентября таких наблюдателей будет несколько тысяч по всей стране.

— Как можно стать наблюдателем?

Крайний срок подачи списков наблюдателей в территориальную избирательную комиссию — за три дня до голосования, то есть 15 сентября. В начале этого года президент РФ Владимир Путин подписал закон о проведении выборов, которые существенно ограничивают возможности независимого наблюдения. Волонтерам нужно самостоятельно или с нашей помощью обратиться к кандидату или партии за направлением. При этом волонтеры все равно остаются независимыми — это одно из условий сотрудничества. Пока в Краснодарском крае нам удалось выстроить на таких условиях взаимодействие с несколькими кандидатами и политическими партиями.

Если вы хотите быть членом комиссии с совещательным голосом, вам достаточно направления и заявлении о согласии от кандидата или партии. Стать наблюдателем сложнее. Не позднее, чем за три дня до выборов в ТИК должны быть поданы списки наблюдателей, в которых каждый человек закреплен за определенным избирательным участком. По сути дела, это убивает мобильное наблюдение, когда людей можно было перемещать между участками. Например, кто-то заболел, и вы замещаете его другим наблюдателем. Сейчас это сделать намного сложнее. Ели вы получили направление, к примеру, на УИК 2101, на другой участок вы в этом статусе попасть уже не можете. Конечно, это существенное ограничение возможности наблюдения.

Однако сейчас у центральной избирательной комиссии новый председатель — Элла Александровна Памфилова (бывший уполномоченный по правам человека — прим. редакции), которая хорошо взаимодействует и с экспертным, и наблюдательским сообществом. Мы видим заинтересованность ЦИКа в максимальном общественном контроле за выборами. Например, Памфилова на одном из заседаний ЦИК заявила, что вводит мораторий на удаление наблюдателей. Я надеюсь, краевая комиссия этот сигнал услышит четко.

— С какими проблемами сталкиваются наблюдатели?

Это не повсеместная практика, но почему-то некоторые члены участковых комиссий видят в наблюдателях врагов. Возможно, их так учат. Или это происходит от превратного понимания своей роли.

Для честной избирательной комиссии наблюдатели не враги, напротив — добровольные помощники. Они помогают соблюсти все процедуры так, чтобы потом к комиссии не было претензий со стороны прокуратуры или других компетентных органов. Некоторые не понимают эту функцию наблюдателей и создают препоны — например, пытаются ограничить право на фото- и видеосъемку, скрывают информацию. Под малейшими предлогами пытались удалить наблюдателей с формулировкой “мешает деятельности комиссии”, таких случаев было очень много. Такое отношение к наблюдателям порождает конфликт и нервозную обстановку на участке.

Я всегда говорю на наших тренингах: если можно решить ситуацию безконфликтно, то попытайтесь это сделать. Многие нарушения происходят даже не потому, что есть злая воля фальсификации (хотя и такое тоже бывает), а просто из неверного понимания или незнания закона.

— Как проходит обучение наблюдателей?

Мы подготовили методические курсы для наблюдателей, для членов комиссии с совещательным и с решающим голосом. На сайте " Голоса" они находятся в свободном доступе в разделе “обучение”. В материалах рассказывается, как подготовиться к наблюдению, какие бывают нарушения на каждом этапе: на момент открытия избирательного участка, по ходу голосования, при подсчете голосов. Наша задача — популяризация гражданского образования, мы хотим, чтобы люди, которые идут на участки, были грамотными и понимали, что происходит.

— Как будут голосовать россияне, находящиеся за рубежом? Этот процесс будет контролироваться?

Более двух миллионов россиян проживают за границей, и они тоже имеют право голоса. Каждая страна или ее часть приписывается к определенному округу в России. Так, голоса порядка 36 тысяч граждан России, постоянно проживающих в Эстонии, будут считаться в том числе и по трем одномандатным округам в Краснодарском крае — Славянском, Тихорецком и Сочинском. Мы также планируем наблюдать за участками, расположенными в Эстонии. Спасибо нашим волонтерам из Прибалтики!

— Один из проектов "Голоса" — "Карта нарушений", которая пополняется за счет сообщений граждан. Например, к 12 сентября было зафиксировано более 20 нарушений в Краснодаре и 56 в крае. По сравнению с другими регионами это довольно высокий показатель и, если верить карте, краснодарцы довольно активны политически. Так ли это на самом деле?

В центральную избирательную комиссию поступают официальные жалобы — по этому показателю Краснодарский край в лидерах, а 31 августа даже был на втором месте после Москвы с 48 официальными жалобами. Наша "Карта нарушений" — это независимый сервис, позволяющий любому человеку разместить информацию о нарушении, которое стало ему известно. Информацию предварительно не модерируют, единственный фильтр стоит на нецензурные слова и откровенный спам. Карта периодически подвергается DDoS-атакам и нападкам троллей, которые пытаются ее заспамить. Когда в 2011 году перед выборами мы запустили "Карту нарушений", именно она стала одной из причин, по которым на "Голос" оказывали очень сильное давление. Нам выписали штраф, а нашего партнера — издание "Газета.Ру" — заставили отказаться от этого сервиса.

Сейчас "Карта нарушений" работает достаточно эффективно. Многие кандидаты дублируют на карту жалобы, которые посылают в центральную избирательную комиссию. Центральная избирательная комиссия активно мониторит карту нарушений и проверяет каждое сообщение.

Были случаи, когда на карте размещалась информация, казалось бы, о незначительных нарушениях, допущенных территориальными избирательными комиссиями. В ЦИКе эту информацию замечают и дают поручение краевой и территориальной комиссии нарушение устранить. Такая практика не может не радовать. "Карта нарушений" — эффективный механизм информирования о нарушениях. Ведь чего боится фальсификатор? Публичности.

— Какие схемы нарушений чаще всего встречаются в нынешней предвыборной кампании в Краснодарском крае?

Больше всего сообщений поступает по трем группам нарушений: правила агитации (незаконная агитация, черный пиар), давление и нарушение прав кандидатов и применение административного ресурса. Элла Памфилова 7 сентября заявила, что Краснодарский край входит в число регионов, где есть риск применения административного ресурса.

— В Краснодарском крае чувствуется давление на “Голос” со стороны властей?

Сейчас ситуация парадоксальная. У нас отлично налажено взаимодействие с центральной избирательной комиссией, представители движения присутствуют на всех заседаниях. Мы помогаем ЦИКу в подготовке методологических материалов, это большой шаг вперед. При этом со стороны Министерства юстиции и правоохранительных органов оказывается давление. Существует телеканал НТВ, который систематически занимается дискредитацией, клеветой и провокацией против участников движения. Пока в крае у нас в эту кампанию таких проблем не было, и хочется надеяться, что не будет.

— В этом году выборы на Кубани под особым вниманием ЦИК — сюда приедет мониторинговая группа по правам человека. Что это означает, каковы ее полномочия?

Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека определил несколько больших регионов, в которых ожидаются проблемные выборы, то есть поступает много сообщений о нарушениях. Краснодарский край в числе этих регионов. Пока не совсем ясно, приедет к нам мониторинговая группа или нет, но это анонсировано. Дело в том, что члены совета должны быть минимум вдвоем, и может не найтись столько желающих, чтобы хватило на все регионы. Но, конечно, очень хотелось бы.

— Как вы оцениваете нынешние праймериз партии власти?

Процедура праймериз не прописана законодательством, поэтому то, как их проводить и проводить ли вообще — решение политической партии. "Единая Россия" организовывала свои праймериз в мае, и к ним возникали некоторые технологические замечания и вопросы. Например, были сообщения о подконтрольном голосовании и о том, что применяется административный ресурс. Но законом эта процедура не контролируется — это внутрипартийное дело. Если партия считает для себя допустимыми такие методы, то это на ее совести.

Факт, на который хотелось бы обратить внимание — в Краснодарском крае результаты праймериз не учтены в полной мере. В Армавирском одномандатном избирательном округе проходили праймериз "Единой России", и там есть кандидат, который на них победил — депутат ЗСК, директор электромеханического завода Николай Титов. Но в какой-то момент руководство партии приняло решение по этому округу не выставлять своего кандидата. При этом результаты праймериз и мнения сопартийцев были проигнорированы. Так как “Единая России” не выставила в избирательном округе своего кандидата, фаворитом стал депутат всех созывов ГД от КПРФ Николай Харитонов. Возможно, имел место какой-то сговор между КПРФ и "Единой Россией", причем на уровне Москвы.

— А что вы думаете о праймериз ПАРНАС?

Про ПАРНАС говорить довольно трудно, потому что у них были электронные праймериз, которые, как многие считают, провалились. Некоторые члены демократической коалиции, в частности "Партия прогресса", по результатам праймериз объявили, что не удовлетворены процедурой. ПАРНАС праймериз провалил, об этом говорит и небольшое количество участников, и технологические проблемы, которые были по ходу процедуры голосования.

Праймериз — это процедура внутрипартийной конкуренции, и она нужна в том случае, если у вас много кандидатов, и нужно определить, кого выдвигать. Если мало и кандидатов, и избирателей, то, наверно, проводить праймериз не имеет смысла — вы только усложняете себе жизнь.

— Как вы считаете, почему нигде не публикуются краевые социологические исследования по ожиданиям от выборов?

Социологические исследования стоят недешево, и не все могут их позволить себе. Я знаю, что краевая администрация активно мониторит ситуацию с выборами на уровне каждого района, и у нее есть своя закрытая социология. Некоторые политические партии также проводят исследования. Почему результаты не делают публичными? Видимо, нет желания.

— В одном из интервью вы говорите, что высокая явка — это главный механизм борьбы с фальсификацией. Но многие не идут на выборы, считая, что все решено заранее, и голосовать бессмысленно. Предположим, явка на выборы окажется высокой — будет ли это означать, что выборы прошли честно?

Я говорю чисто утилитарно. Если есть люди, которые хотят изменить результаты голосования, им это сделать гораздо проще, когда явка низкая — нужно всего лишь в отсутствие наблюдателей написать нужные цифры в протоколе, расставить галочки и подписи в реестре избирателей. Участие в выборах — это форма защиты своего голоса, но не гарантия, что ваш голос не украдут. Тем не менее, вы заявляете, что у вас этот голос есть — это первый шаг. Следующий — идти в наблюдатели, записываться в политические активисты, становиться кандидатами.

На мой взгляд, самая главная проблема даже не в законодательстве. Люди думают, что все решат без них и не имеет смысла идти на выборы, но это далеко не всегда так. Можно написать какие угодно хорошие законы, но если практика им противоречит и общество с этим смирилось — вот это проблема.

Движение "Голос" — старейшая наблюдательная организация России, ее в 2000 году учредила Московская Хельсинкская группа и другие ведущие правозащитные организации страны. В 2013 году "Голос" был одной из первых организаций, которые признали иностранным агентом. Журналисты рассказывали о том, как "Голос" стал самой преследуемой правозащитной организацией в России. Сейчас организация формально ликвидирована и действует в формате общественного движения — без регистрации и иностранного финансирования. Существует за счет пожертвований волонтеров.

Краснодарское отделение появилось в начале 2000-х годов, практически сразу после московского. Руководителем в крае был Михаил Велигодский, один из виднейших демократов и правозащитников Кубани. Сейчас он на пенсии, и функции координатора "Голоса" начиная с 2013 года выполняет Давид Канкия.

Читайте также интервью, которое Давид Канкия дал порталу ЮГА.ру в прошлом году по итогам выборов главы администрации Краснодарского края.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, мат, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале