ЛГБТ-фестиваль на Кубани состоялся. Организатор, запретитель и медиаперсоны — за и против

С 7 по 10 июля в Краснодарском крае во второй раз прошел международный ЛГБТ-фестиваль «Черноморье». Туда съехались порядка 40 человек из Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Ростова-на-Дону и Краснодарского края. Мероприятие проходило на туристической базе на берегу Черного моря, точное место проведения организаторы не сообщили из соображений безопасности.

На новость о проведении фестиваля отреагировали некоторые консервативные общественные деятели, пытавшиеся добиться его запрета. На сайте Сhange.org создали петицию с требованием отмены мероприятия.

Порталу ЮГА.ру удалось на условиях анонимности поговорить с организатором фестиваля — и с человеком, требующим запретить мероприятия такого рода в принципе.

Кубань — не гомофобный регион

Организатор фестиваля — краснодарское общественное движение ЛГБТ «Реверс». Наша цель — создать комфортное коммуникативное пространство для представителей ЛГБТ. Мы занимаемся разными вещами — от информационно-просветительских мероприятий до психологической помощи. Ввиду закона о «пропаганде» мы работаем в формате 18+. Увы, в последние годы в России все чаще геи, лесбиянки и трансгендеры подвергаются дискриминации.

Конечно, фестиваль — это слишком громкое слово. Мы просто хотели создать условия для хорошего активного отдыха. В мероприятии мог принять участие любой совершеннолетний человек. Никакого деления на гетеро- и гомосексуалов не было, мы рады видеть всех, кто не разделяет общество на группы по каким-либо признакам. В название фестиваля аббревиатуру ЛГБТ вынесли только для того, чтобы люди, которым неприятно отдыхать с представителями ЛГБТ, к нам на мероприятие не попали. Мы бы рады не обособляться и открыто отдыхать на тех же курортах Краснодарского края, но, увы, это становится небезопасно.

В прошлом году фестиваль именовался «Спортивно-туристическим слетом». Мы имели в виду не профессиональные спортивные соревнования, а просто сферу активного отдыха, здорового образа жизни. Это не был слет спортсменов, это был слет людей, которые просто в свободное время любят заниматься спортом.

Мы отказались от этой концепции. Слово «спорт» многих отпугивало: люди думали, что это профессиональные спортивные соревнования. В этом году мы расширили программу мероприятий, добавили мастер-классы по оригами, художественной лепке.

В России распространены преступления на почве ненависти к ЛГБТ, но правоохранительными органами они зачастую квалифицируются как обычная бытовуха. И специально приехавшие к нам специалисты из Петербурга как раз рассказывали об интернет-ресурсах, которые занимаются мониторингом подобных случаев и пытаются как-то помочь жертвам.

Мы вообще не хотели, чтобы новость о фестивале просочилась в СМИ. Хотя бы из тех же соображений безопасности. Мы никак не анонсировали фестиваль в открытых источниках, только в своей закрытой группе «ВКонтакте». В прошлом году новость о нашем мероприятии распространилась в сети только после публикации на сайте Альберта Гаямяна, который безуспешно вот уже второй год пытается воспрепятствовать проведению фестиваля. Мы потом вычислили гаямяновского «шпиона», который состоял в нашей группе, и заблокировали его. Сами мы ничего не афишировали.

Мы даже отказались от предложений блогеров по информационной поддержке, от фотодокументации мероприятия. Будь моя воля, фестиваль так бы и проходил в закрытом формате, без лишних упоминаний о нем в СМИ.

Некоторые нас обвиняют: мы, мол, пиаримся, пытаемся создать скандал, но это не так. Пиаром, по-моему, занимаются те самые представители консервативной общественности, пытающиеся сыграть на гомофобном тренде последних нескольких лет. Как их жизни и общественной морали, которую они стерегут, мешает то, что несколько десятков ЛГБТ отдохнут в палатках на берегу моря — я лично не понимаю.

Слет прошел в целом успешно, все участники остались довольны. Но неприятных моментов избежать не удалось. Самое смешное, что сорвать наш фестиваль пытались даже в тех местах, где он не проходил. Есть информация, что группа реестровых казаков прочесывала бухту Инал в поисках нашего фестиваля. Других дел у местных казаков, наверное, нет — вот и ищут в свое рабочее время геев и лесбиянок на черноморских пляжах, неизвестно с какой целью.

Фестиваль проходил на отдаленной туристической базе, куда надо добираться через сложную горную дорогу. Но даже это нас не спасло. На второй день фестиваля на нашу базу пришли полицейский и трое людей в штатском. Проверяли у всех документы, искали организованную группу отдыхающих и конкретно организатора фестиваля. На следующий день пришли полицейский и пожарный — опять же искали организованную группу людей и рассказывали про пожарную безопасность в лесу. А в последний день фестиваля на мотоцикле приехали представитель полиции и казак. Проверяли и фотографировали документы, опять разыскивали организованную группу отдыхающих, все это заняло около часа. Все эти проверки мы благополучно прошли.

Кто-то из местных отдыхающих узнал, что «на базу приехали геи и лесбиянки», пришла группа парней на нас поглазеть. Ожидали, наверное, что все будут в перьях и карикатурных экзотических нарядах. Но увидев, что мы самые обычные люди, эта группа потеряла к нам интерес и ушла.

Раньше давление было только информационным. Сейчас мы столкнулись и с тем, что определенные силы (национал-патриотические организации, православные активисты и некоторые казачьи атаманы) пытались сорвать фестиваль с помощью правоохранительных органов, побуждая их к действию своими заявлениями и петициями. Но я рада, что фестиваль состоялся и правоохранительные органы четко выполнили свои обязанности — контроль и соблюдение порядка.

Юридически такой слет запретить невозможно. Мы были на частной территории, каждый платил сам за себя. И мы не обязаны были никого уведомлять о фестивале. Естественно, участники — все совершеннолетние люди, ни о каком нарушении закона о «пропаганде гомосексуальности» среди несовершеннолетних речи идти не может.

Кубань, может быть, и консервативный регион, но точно не гомофобный. Петицию с требованием запрета фестиваля подписали всего пять тысяч человек — и не все из них местные, ее распространяли по всем гомофобным группам в соцсетях. А на Кубани живет целых пять миллионов. У нас представителей ЛГБТ в регионе намного больше, чем пять тысяч. Но я же не говорю, что Кубань — это ЛГБТ-регион.

Я вообще считаю, что у нас на Кубани замечательные люди. Они живут своей жизнью и не портят жизнь другим. А те, кто выступает против нашего фестиваля — это маленькая маргинальная группа людей, которым просто нечем заняться или которые хотят за счет этого попиариться. Можно, к примеру, посмотреть на комментарии к ролику на YouTube, где казаки выступают с требованием отменить фестиваль. Большинство комментариев явно не на стороне так называемой консервативной общественности.

Склонности даны человеку Богом

На переднем фланге борьбы с ЛГБТ-слетом уже второй год выступает гражданский журналист, юрист и шансонье Альберт Гаямян. С соратниками он пишет обращения в правоохранительные органы с требованием запретить проведение ЛГБТ-мероприятий, а созданный им сайт «Интер-ИНФОРМ» выступает площадкой, на которой высказываются против фестиваля. (Стоит отметить, что Гаямян на своем сайте опубликовал и позицию ЛГБТ-активиста Алексея Королева.)

Я активно действую не против слета, а против прямой и скрытой пропаганды гомосексуализма и прочих психопатий. На этом поле ведется настоящая информационная война. То, что кучка извращенцев собралась на свой слет и купалась в Черном море, меня не волнует. Я обеспокоен тем, что в краснодарских СМИ ведется активная раскрутка этого проекта.

В нашей краевой администрации и в правоохранительных органах есть влиятельное гей-лобби, которое заинтересовано в том, чтобы информация о подобных мероприятиях тиражировалась в СМИ — в том числе и в местных. Главные — «Югополис» и «Живая Кубань». Точной информации о том, связаны ли они напрямую с гей-лобби, у меня нет. Но, насколько мне известно, эти СМИ всячески поддерживаются краевой администрацией.

Нельзя делать так, чтобы извращения становились нормой. Заранее прошу прощения у читателей: если ребенка с детства кормить не грудным молоком, а спермой, когда он вырастет, будет считать всех, кто вскормлен грудным молоком, извращенцами. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы норма и отклонение поменялись в нашем обществе местами.

В прошлом году я обращался к властям, чтобы они обратили внимание на фестиваль, писал заявление в прокуратуру. Обращение было переправлено в краевую администрацию. Мне пришел ответ, что краевое министерство спорта ничего не знает о проведении спортивного ЛГБТ-слета. Хотя понятное дело, что ЛГБТ-слет не был официально зарегистрирован! И вообще, мое обращение надо было направлять в полицию, а не в министерство спорта.

Все обращения мы написали уже после того, как в интернете началась открытая пропаганда мероприятия. Если бы информации об этом не было — то и бороться было бы не с чем.

Я одним из первых в России на законодательном уровне требовал добиться введения уголовной ответственности за пропаганду гомосексуализма. Еще в 2000 году я собрал подписи 22 известных кубанцев, в том числе митрополита [Кубанского и Екатеринодарского] Исидора под обращением в адрес президента России о необходимости уголовного преследования распространителей этой заразы. Принятый в 2013 году закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди детей и подростков — это только начало процесса оздоровления общества. Необходимо запретить всю откровенную и скрытую пропаганду гомосексуализма со сцены, в СМИ, кино и театре.

У меня нет какого-то особого интереса к самим представителям ЛГБТ. Надо их лечить, не надо — меня все это мало волнует. Я заинтересован лишь в том, чтобы пропаганда гомосексуализма не одержала победу в информационной войне.

Каждому человеку Богом даны склонности — как гетеросексуальные, так и гомосексуальные.Решающее слово всегда стоит за обществом — как оно будет воспитывать людей. И я борюсь как раз за то, чтобы гомосексуализм воспринимался как извращение, чтобы его пропаганда была запрещена на законодательном уровне, чтобы как можно меньше людей становились извращенцами.

Наши соратники — краснодарцы, которые неравнодушны к пропаганде извращений. Это представители различных движений и организаций. «Трезвая Кубань», «Русские пробежки», «Суть времени», «Резерв Единства России», многочисленные спортивные федерации и клубы, казачьи курени и национальные общины. Пока мы — в большинстве, но в мире все меняется. Допустить смену процентного соотношения — смерть для общества!

У каждого человека есть своя миссия на Земле. Моя миссия — участвовать в этой информационной войне, бороться против пропаганды извращений.

ЛГБТ — клуб по интересам, провокаторы или изгои?

В тексте петиции против ЛГБТ-фестиваля содержатся следующие слова: «ЛГБТ-фестиваль на нашей земле — это позор для каждого жителя нашего края». В связи с этим портал ЮГА.ру решил узнать, что думают по поводу проведения фестиваля популярные в краснодарской медиасфере персоны.

Нина Шилоносова

Нина Шилоносова

журналист, член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Краснодарском крае

Мои чувства проведение ЛГБТ-фестиваля на Черном море нисколько не оскорбляет. Эти люди не нарушают закон, они такие же граждане. Гораздо больше меня волнует, что Россия скатывается в средневековье в области прав человека. Мы не воспринимаем «иных», не похожих на общую массу. И это касается не только ЛГБТ. У нас и инвалиды или люди с ВИЧ-статусом до сих практически изгои. При этом агрессивные «казаки» и националисты ведут себя по-хозяйски, им даже плевать на Уголовный кодекс. Потому что знают: в случае чего наказание будет весьма условным.

Принятый в 2013-м закон против «пропаганды гомосексуализма» — с целью защиты детей — в сознании обывателя практически уравнял геев с педофилами. Многие не задумываются о том, что это природа так распорядилась, а не сытые люди придумали извращенные прихоти. Среди моих коллег-журналистов есть люди нетрадиционной ориентации. По-моему, все об этом знают и относятся к ним спокойно. Конечно, они не шумят о своих правах. Как мы знаем из неофициальных источников, есть такие люди и во власти, на всех уровнях. Как это мешает жить мне? Никак.

Андрей Помидорров

Андрей Помидорров

владелец зоомагазина «ЗверЮга.Ру»

Если эти мальчишки и девчонки соберутся на какой-то закрытой базе и будут там заниматься йогой и джиу-джитсу, то ради бога. Это личное дело каждого. Я не сторонник гей-парадов и вообще любого другого выпячивания своих сексуальных предпочтений, и не важно, кто это — манерный парниша в кожаных шортиках или правильный пацан в «адидасе», демонстративно рассматривающий каждую попку.

Надо это воспринимать, как некий клуб по интересам, и если это не ваша тема, то просто не обращайте внимания.

Алексей Гусак

Алексей Гусак

депутат Законодательного собрания Краснодарского края

Я не знал о том, что фестиваль состоялся. Для меня это печальная новость. Значит, наше казачество и наша общественность недоработали. Кубань — это оплот, можно даже сказать, форпост традиционной культуры. Здесь такие мероприятия не должны проводиться.

К самим представителям ЛГБТ я отношусь достаточно спокойно — они же не виноваты в том, что родились такими. Но это все до того момента, пока они не выходят со своими взглядами в общественное пространство. Против такого я настроен радикально. Я не хочу, например, объяснять своей дочке, почему на улице целуются парень с парнем или девушка с девушкой.

Вообще, на мой взгляд, есть две категории людей. Одни постоянно хотят всем показать, что они нормальные. Это касается, например, веганов и гомосексуалистов. Такие люди на каждом углу кричат о том, что они такие же, как и все, и что с ними все хорошо. Другие люди — самодостаточные, им не нужно этого подчеркивать. Я же не говорю постоянно, что я нормальный.

Cвета Черникова

Cвета Черникова

PR-специалист

В проведении фестиваля я не вижу никакой пропаганды. Если группа людей собирается где-то на турбазе, организовывает фестиваль — фестиваль шашлыков, музыкальный, не важно — это их законное право. Я не понимаю, почему различные активисты пытаются везде найти какую-то пропаганду. Со стороны это выглядит как целенаправленная травля определенной группы людей.

Если бы организаторы фестиваля рассылали в СМИ пресс-релизы, где писали бы, мол, приезжайте все к нам на фестиваль, привозите своих детей и т.д., то тогда можно было бы говорить о какой-то пропаганде. Но я прекрасно понимаю, в какой ситуации оказались эти люди. Они же даже боятся афишировать подобные мероприятия. Наше общество любит лезть в чужие кровати.

Среди моих знакомых много людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. По своему опыту могу сказать, что все они потрясающие люди. Пропагандой своих сексуальных взглядов они не занимаются. С девочкой попробовать меня никто не звал.

Артем Никитин

Артем Никитин

журналист, телеведущий, создатель проекта «МЫSLI // Антителевидение для саморазвития»

Я нормально отношусь к представителям любых меньшинств, если они не делают из этого спектакль или повод для особого отношения. А к проведению фестиваля у меня двойственное отношение. С одной стороны, я — за. Я сторонник свободного общества. Любые запреты, ограничения рождают еще более тяжкие проявления тех вещей, против которых ведется борьба. Чем больше мы что-то запрещаем, тем больше все это накапливается, и в результате происходит социальный взрыв.

С точки зрения психологии, явный антагонизм, лихорадочная борьба с чем-то — признак нарушений. Тот, кто громче всех протестует против какого-либо явления, сам зачастую имеет к этому склонности.

Что во мне говорит против фестиваля? Я бы не хотел встретить на улице представителей ЛГБТ во время прогулки с семьей, с детьми. Мои дети уже взрослые, я от них не скрываю, что существуют и такие отношения, но мне было бы неприятно. Если люди практикуют гомосексуальную любовь, это не повод показывать ее всем. Занимайтесь себе этим дома, не надо демонстрировать это на публике.

Я недавно был в Хельсинки, как раз когда там проходил гей-парад. Весь город был увешан ЛГБТ-флагами — от «Старбакса» до библиотек. Из протестного движения ЛГБТ постепенно превратилось в тренд, в торговую марку. То же самое произошло, например, и с хиппи или рокерами.

Видимо, обществу просто нужно этим переболеть. Но мне хотелось бы, чтобы Россия переболела этим без высокой температуры. Если такой фестиваль происходит, то пусть он происходит там, где всем это нравится.

Роман Плюта

Роман Плюта

председатель Межрегиональной общественной организации «Православный Союз»

У нас на побережье проводится множество фестивалей. Но одно дело, когда фестивалем называют мероприятие, в котором участвуют сотни людей, и совсем другое, когда под это наименование попадает небольшой междусобойчик по интересам. В случае с т.н. «ЛГБТ-фестивалем» название несоизмеримо с тем, что происходило на самом деле.

Для чего это было сделано? Думаю, что организаторы мероприятия тем самым намеренно пытались будоражить умы неравнодушных жителей Кубани. Назвать несколько человек, поживших пару дней в палатках у моря, «фестивалем» — это, несомненно, обычная провокация. Еще один повод привлечь внимание общества к своим половым проблемам, создать вокруг себя ажиотаж.

А когда разбуженный таким способом обыватель начинает высказывать свое недовольство подобными «фестивалями», мы сразу слышим обиды и заявления, что Кубань, мол, — это дремучий регион, далекий от цивилизованных Европ.

Тимур Рыжков

Тимур Рыжков

главный редактор журнала «КлючАВТО»

Я расскажу вам, что меня оскорбляет. Оскорбляет меня, когда разные непонятные деятели пытаются что-либо запрещать совершеннолетним людям. Когда пытаются навязать архаичную мораль современному обществу. Только «запрещатели», похоже, не осознают, куда ведет эта дорога. Условной Северной Корее такие вот инициативные граждане ни к чему. Так что от них избавятся первым делом.

А этот фестиваль меня не оскорбляет. Люди устраивают мероприятие для своих — какие тут вопросы? Боитесь, что дети узнают и станут ЛГБТ? Серьезно? Тогда не показывайте им фильмы НТВ — вдруг бандитами станут.

Комментарии для сайта Cackle

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале