Директор по продажам IBM: О "разумных городах" и умных чиновниках (интервью)

В конце февраля компания IBM провела в Москве презентацию концепции "Разумного города" (Smarter City). Предлагаемые IBM комплексные решения для городской инфраструктуры и безопасности повышают эффективность муниципального управления и добиться ощутимого снижения бюджетных затрат.

Превращение любого современного города в Smarter City происходит по трем основным направлениям: общественная безопасность, транспорт и водоснабжение. Используя уже существующую IT-инфраструктуру (камеры видеонаблюдения, "умные" светофоры, датчики давления воды и т.д.), системы IBM позволяют оперативно обрабатывать большие объемы информации для принятия быстрых и правильных решений.

После внедрения систем "Разумного города" переводит на новый уровень также координацию ресурсов и обмен данными между отдельными городскими службами. В итоге механизмы сбора и обработки информации дают возможность проактивного упреждения основных муниципальных проблем (от пробок на дорогах до аварий в коммунальном хозяйстве).
Кроме того, предложение Intelligent Operations Center (Интеллектуальный центр оперативного управления) позволяет создать комплекс по управлению любым территориально ограниченным объектом – от стадиона до целого государства.

Решения от IBM работают более чем в 170 городах по всему миру. Так, внедрение систем обработки и анализа информации от городских видеокамер позволило сократить уровень преступности в Ричмонде на 40%, а в Нью-Йорке – на 35%. А "умная" транспортная сеть Стокгольма уменьшила количество пробок в городе на 15%.
Проект рассчитан не только на мегаполисы, но и на сравнительно небольшие населенные пункты, которые могут приобретать не систему в целом, а готовые решения на основе "облачных" технологий.

О том, когда российские города превратятся в "умные", в интервью порталу ЮГА.ру рассказал директор по продажам IBM в России и СНГ Андрей Тихонов.

IBM предлагает готовое решение для города, и одной из задач вашей системы является координация обмена информацией между различными городскими службами. Однако сегодня многие ведомства обрабатывают и хранят данные в самых разных форматах. И это проблема на уровне всего государства. Есть ли решение IBM, которое позволяет наладить обмен информацией между структурами, использующими разные стандарты?

– Очень актуальный вопрос, на самом деле. На уровне города, действительно, очень часто данные по гражданам у разных ведомств расходятся.  К примеру, человек меняет адрес регистрации, а в каких-то базах еще 10 лет  значится его прежнее место жительства… Это не вина, а беда.
Проблему помогают решить системы Master Data Management (MDM). Это не значит, что все базы должны быть заменены на одну. Существует определенная система, которая позволяет подобные данные представлять в единой форме. Системы MDM изначально были очень востребованы  в банках, но сейчас муниципалитеты и разные государственные органы обращают на них все больше и больше внимания. И я очень часто с этими вопросами сталкиваюсь на уровне регионов.

И дата-центр позволяет городу аккумулировать информацию, которая иначе бы оставалась разрозненной.

– Это может быть не наш дата-центр. Это наша подсистема, наше программное решение класса MDM, которое позволяет это сделать. Внедрение элементов "Умного города" происходит не с нуля. Все те решения и компоненты, которые мы внедряем, учитывают уже накопленную специфику. Никто не позволит снести и сделать все заново, подобные системы нужно внедрять поверх существующих.
Проекты, когда все делается с нуля (Green Field, как это называется на нашем сленге), очень редки.

Переход на новую модель управления городом требует больших интеллектуальных затрат – как на стадии подготовки, так и в дальнейшем. Не получится ли так, что с "умными" инструментами некому будет эффективно работать?

– Мы учитываем этот фактор, создавая специальные лаборатории, направленные на адаптации технологий "умного города" к локальным условиям. Нами накоплен очень большой опыт по миру  в создании подобных модулей. Есть центральная лаборатория в Дублине, которая сводит его воедино, там работает примерно 200 человек. Кроме того, в разных странах существует еще несколько лабораторий, которые осуществляют доводку решений до локальной специфики.
Обсуждаются планы по созданию аналогичной лаборатории в Москве.
Откуда  появилась идея такой лаборатории? Когда мы смотрим на те решения, которые нужно внедрять, то большая часть необходимых технических умений и навыков просто отсутствует, либо они существуют в такой фрагментированной форме, что они практически неприменимы.
На первом этапе локальные наработки и алгоритмы, к примеру, для Москвы, существуют на бумаге, а в живой системе их нет. И нужно локальную интеллектуальную базу перенести в реально существующую среду. Это огромная, на самом деле, работа. Потому что далеко не все, что есть в уже готовых зарубежных проектах, можно перенести сюда просто "копипейстом". Доводка требуется колоссальная. У Москвы есть своя история, своя топология, какие-то свои "слабые места".

Планирует ли IBM дальнейшее обучение специалистов по работе с созданными системами?

– Мы понимаем, что потребность в этом существует. Допустим, вам нужно внедрить систему видеоаналитики. Не видеонаблюдения, когда сидят операторы и смотрят, условно говоря, на поток данных, на изображение, а именно видеоаналитику, которая программируется на выхватывание важной информации. Таких специалистов очень мало, и они совершенно не соответствуют той потребности, которая существует… Их нужно воспитывать.
На эту тему у IBM намечается кооперация с университетами. У нас, скорее всего, будет открыто профильное направление для развития подобных кадров.

Однако видеоаналитика – это еще не все. Будет ли вестись работа с городскими властями по повышению квалификации управленцев, работающих с решениями "Разумного города"? Например, целевые наборы от муниципалитетов, чтобы эти люди проходили у вас курсы и возвращались обратно в свои города.

-  Надеюсь, что да. Когда подобные системы внедряются, то необходимость стандартизованного обучения возникает автоматически. Вы предвосхитили ситуацию. Сейчас мы работаем над неким набором решений – кубиками, из которых состоит безопасный город.
Видеонаблюдению можно научить в относительно короткие сроки, программа подготовки тоже вырабатываются достаточно быстро. Другое дело, что мы можем обучать техническим средствам, а основа обучения должна учитывать в первую очередь локальную специфику, потому что именно местные регламенты определяют эффективность отдельно взятого проекта.
Та же услуга "Безопасный город" доставляется не IBM и не телеком-оператором, она доставляется правоохранительными органами, а мы только даем им информацию. Мы повышаем эффективность, но сами услуги оказываются правоохранительными органами и сертифицированными  охранными предприятиями.

Как интеллектуальная система может, например, улучшить ситуацию на дорогах?

– Интеллектуальная система хороша тем, что вы можете заранее прогнозировать возмущение и обработать его с разным уровнем качества. Возьмем, к примеру, дорожное движение, там можно предсказывать пробки и заранее убирать будущие заторы.

Есть подозрение, что с нашим количеством "мигалок" на улицах это вряд ли будет нормально работать…

– Я тоже так когда-то думал, но нет, все работает. Один вариант, условно говоря,  когда вы знаете маршруты проезда машин с мигалками и разводите трафик определенным образом. Резервы для оптимизации есть, их очень много.
Мы достаточно давно занимаемся транспортом, и я считаю, что за последний год работа была проделана колоссальная. Один из проверенных сценариев – оптимизацию трафика и увеличение пропускной способности дает пересмотр мест парковки.

Назовите хотя бы один европейский или американский город, где есть такая парковка, как у нас – заехал на бордюр и встал? Такого нет нигде, у них это абсолютно капитализированная вещь… Парковочные счетчики в Нью-Йорке генерируют какую-то титаническую прибыль, сотни миллионов долларов в год. Но есть еще одна статья бюджета, которая генерирует в два раза больше. Это штрафы за неправильную парковку.

Современные смарт-паркометры в Нью-Йорке отправляют на ваш телефон уведомление о том, что закончилось оплаченное на стоянке время и дают возможность доплачивать по мере необходимости прямо с телефона, не возвращаясь к счетчику. Кроме того, ведя постоянный учет тех, кто стоит дольше оплаченного времени, полиция имеет возможность послать наряд в соответствующее место. То есть, в одном районе превысил один водитель, а в другом четыре, туда и поедет полицейский.
В условиях, когда городского бюджета постоянно не хватает, особенно в кризисные времена, народ стал хитер на выдумки. Очень показательным был пример Мемфиса – там городу "порезали" количество полицейских, в т.ч. в уличных патрулях. Они схватились за головы и внедрили систему аналитики. При этом преступность они уменьшили на 40%. Это с уменьшенным количеством нарядов.

Помимо проблем с движением в городах  есть еще серьезная транспортная проблема в рамках страны в целом. Например, на подъездах к Новороссийску регулярно возникают пробки из грузовиков и грузовых составов. Предлагает ли IBM решения не для муниципалитетов, а для корпораций уровня РЖД?

– Мы очень плотно работаем с РЖД, это наш старинный традиционный заказчик. Надо сказать, они уделяют этому огромное внимание. И в контексте Чемпионата мира 2018 года они первыми почувствовали этот "челлендж", потому что им нужно обеспечить сообщение между городами, в которых будут проводиться матчи.
Это серьезная программа,  и они смотрят на ведущие мировые практики. Потому что должно быть скоростное сообщение, в первую очередь, пассажирское. Это другой тип нагрузки, другой уровень безопасности, другой уровень диспетчирования, составления расписаний.

России предстоит реализация еще одного крупного проекта на уровне города и всей страны – это подготовка к Олимпиаде-2014 в Сочи. Будет ли IBM участвовать в решении этих задач?


– Разумеется, у нас есть подобные амбиции. Наработки готовы, обсуждение деталей сейчас как раз ведется.
Если говорить про Олимпиаду и про Сочи, то core system Олимпиады (информационные системы, модели приема гостей и тому подобное) не  может существовать  в отрыве от единой системы для города. То есть стадион от города неотделим, как и транспорт вокруг. Вы не можете выселить, условно, все население, а потом  завести его обратно… В отдельных странах это возможно, но не в нашей, слава Богу.

Иными словами, инфраструктура города тоже должна развиваться, и здесь возникают вопросы MDM, видеонаблюдения и т.д. То же самое видеонаблюдение начинается задолго до  самого факта соревнований. Вы должны отслеживать состояние объектов строительства и многое другое. Эта система должна быть интегрирована с системой контроля границ, потому что безопасность на подобных объектах – вопрос первостепенной важности.
Другой вопрос: что будет, когда Олимпиада закончится? Что будет с городом, ради чего все это будет использоваться? Вы на эти трассы должны будете пустить отдыхающих, значит, должны возникнуть гостиницы. Зачем Сочи потребуются после проведения Олимпиады эти стадионы? Может быть, для концертов.
У вас профиль  нагрузки тех же объектов меняется сразу  и полностью, иначе они будут  стоять мертвым скелетом. Но это другие посетители из других мест, которые приезжают по другим паспортам, по другим маршрутам, высаживаются по-другому, живут в других гостиницах, учет совершенно другой. И к этому тоже надо быть готовым, это нормальная жизнь города, а не мобилизационная модель.

Система IBM, если она будет внедрена, будет работать и в режиме Олимпиады, и после нее?


-  Олимпийская система придет и уйдет, а люди останутся. После Олимпиады вам счетчик очков больше не нужен, и замеры скорости на трассах тоже не очень нужны, и онлайновое предоставление данных в реальном времени. В момент Олимпиады полезная нагрузка достигнет пика, а потом упадет на ноль. Но Сочи продолжит жить своей жизнью, и нагрузка возникает другая. Должен возникнуть современный город, с новым источником доходов, с меньшими расходами.
Сейчас все готовят город к Олимпиаде, но нужно подумать, как это будет использоваться в дальнейшем.

 "Умный город" от IBM может учитывать работу в двух режимах? Т.е. одно и то же оборудование, одни и те же программные комплекты будут работать и на пике, и на обычном уровне?

-  Это даже не вопрос программного обеспечения, это не вопрос железа, это вопрос ситуационного центра. Это вопрос управленческий – в первую очередь, нужно понять полезную нагрузку.
К примеру, в ЮАР провели футбольный чемпионат, сделали самый лучший ситуационный центр в мире. Причем меры безопасности были совершенно беспрецедентные. Затем нагрузка спала, и дальше они перепрофилируют ситуационный центр на безопасность, стихийные бедствия, погоду, чрезвычайные ситуации. То есть инфраструктура создана, спасибо Олимпиаде, поехали дальше.  Примерно так и нужно делать, нужно держать в голове некий double use. Сейчас мы часто с этим сталкиваемся, потому что все рассчитывают на экстремальную ситуацию, а эта инфраструктура должна работать в штатном режиме.

 Выходит, что система больше выгоды приносит муниципалитету, если будет  работать в штатном режиме, а не в экстремальных ситуациях?


– Да. На самом деле, что такое ситуационный центр? Это автоматизированное рабочее место (АРМ) руководителя. Точнее, несколько АРМов, которые просто совмещены. Для того, чтобы принять квалифицированное решение, вам нужны в одном зале энергетика, транспорт, погода – вот это ситуационный центр. Это не комната с большими экранами, а это набор специалистов, каждый со своей информацией и уровнем полномочий, которые совместно вырабатывают какое-то решение, а потом начальник его принимает.
Это нужно воспринимать как нормальный линейный режим управления. Мы сейчас говорим  о радикальном  повышении качества уровня менеджмента.

Смотрите также

Вице-президент IBM: Югу России мы уделяем особое внимание (интервью)

Статьи

Врача из Краснодара признали главным лжеученым года

Проект Антропогенез.ру и фонд «Эволюция» провели вручение премии «Почетный академик ВРАЛ»

Статьи

В кафе Краснодара трудоустроили девушку с аутизмом

Девушке помог проект «Открытая среда»

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Читайте также

Реклама на портале