Что произошло 17 августа 1998 года? Беседа о дефолте с биржевым аналитиком

К 20-летнему юбилею дефолта — когда рубль обесценился сразу в четыре раза, а в магазинах исчезли почти все продукты и потребительские товары (так как были импортными). Старший аналитик БКС Сергей Суверов в беседе с журналистом Юга.ру вспоминает, как это было.

Расскажите, что предшествовало дефолту, какая ситуация в экономике страны сложилась к тому моменту?

 — Что происходило в 90-е годы в России? Как раз в конце десятилетия достаточно сильно упали цены на нефть, была проблема дефицита бюджета.

Сколько стоила нефть на протяжении 90-х годов

На протяжении 1990-х годов цена на нефть марки Brent (основная марка на международном рынке для определения стоимости нефти, в том числе российской) оставалась относительно стабильной на уровне около 18 долларов США за баррель. Серьезные скачки наблюдались только в 1990‑м и 1998‑м. 

Из-за вторжения Ирака в Кувейт в период с июля по октябрь 1990 года цена резко выросла с 15 долларов за баррель до 41,15 доллара. После окончания операции США и союзников «Буря в пустыне», в результате которой иракские войска покинули Кувейт, к февралю 1991‑го цена снова упала до уровня 17‑18 долларов за баррель.

Азиатский финансовый кризис в 1998 году привел к падению цены на нефть: в июне до уровня 10,77 доллара за баррель, а затем, после непродолжительного периода стабилизации, в ноябре стоимость Brent опустилась ниже уровня в 10 долларов. Это стало одним из факторов объявления дефолта в России 17 августа 1998 года. Дешевле всего за десятилетие нефть марки Brent торговалась 10 декабря 1998 года — 9,1 доллара.

Поэтому государство, используя модные штучки, решило выпустить гособлигации ГКО.

Те самые ГКО, которые сейчас называют пирамидой?

— Ну не то чтобы это была пирамида… Правительство Черномырдина, которое было перед этим у власти, не хотело печатать деньги. Они были против искусственной накачки экономики деньгами. Боялись гиперинфляции, поэтому пытались найти неинфляционные способы финансирования дефицита бюджета — который, собственно, возник из-за низких цен на нефть.

Как власти решали проблему бюджетного дефицита

Основной причиной дефицита бюджета России в 90‑х считается резкое уменьшение доходов бюджета из-за сокращения ВВП. Власть испытывала трудности с сокращением расходов, а значительное количество средств использовалось нецелевым образом.

Либерализация цен в 1992 году была попыткой сбалансировать спрос и предложение. Неумело проведенная, она породила широкомасштабную инфляцию. В результате страна получила дефицит государственного бюджета. Органы власти не могли платить по собственным обязательствам, налоги собирались плохо, социальные программы стали сокращать.

В 1992–1994 годах для финансирования дефицита бюджета широко использовалась эмиссия денежных средств. В 1992 году она составила 1,5 трлн рублей, в 1993-м — 10,1 трлн. Отказ от финансирования дефицита за счет эмиссии облегчил реализацию мер по снижению уровня инфляции и стабилизации рубля. До 1997 года существенную долю заимствований составляли связанные кредиты правительств иностранных государств и международных финансово-кредитных организаций.

ГКО — это что? Это наращивание суверенного долга?

— Да, наращивался государственный долг с помощью государственных рублевых облигаций.

А кто их покупал?

— Их покупали иностранцы в том числе. Банки покупали, они крупными были покупателями. То есть доходность по этим облигациям была больше 100%, даже выше поднималась — доходность ГКО непосредственно перед кризисом достигала 140%.

Доходность была безумная — покупали банки, покупали некоторые иностранные фонды, покупали физлица.

То есть простые граждане могли купить ГКО?

— Тоже покупали, да.

Что такое ГКО

Государственные краткосрочные облигации (ГКО), или, официально, государственные краткосрочные бескупонные облигации Российской Федерации, — ценные бумаги, которые выпускало Министерство финансов Российской Федерации. ГКО выпускались в виде именных дисконтных облигаций в бездокументарной форме (в виде записей на счетах учета). У них был разный срок — от нескольких месяцев до года — и производились они отдельными выпусками.

Как это соотносилось с курсом рубля? Его искусственно сдерживали? Почему так долго держался курс по цене 6 рублей за доллар?

— Курс, честно говоря, искусственно сдерживался правительством. Потому что монетаристское правительство считало, что поддержание курса — это основа макроэкономической стабильности. Курс искусственно сдерживался за счет интервенций, за счет других правительственных мер.

Кто такие монетаристы

Монетаризм — макроэкономическая теория, согласно которой количество денег в обращении является определяющим фактором развития экономики. Одно из главных направлений неоклассической экономической мысли.

В то время на рынке было много иностранцев, акции в 90-е годы росли. Облигации покупали иностранцы, за счет притока иностранных денег курс удавалось сдерживать. Но уровень госдолга, соответственно, рос. Международные финансовые структуры типа МВФ или Всемирного банка должны были в какой-то момент оказать экстренную финансовую помощь.

Но они же кредитовали нашу экономику?

— Кредитовали, да. Но проценты, которые платились по гособлигациям, были неподъемными для бюджета, создавали угрозу для финансовой стабильности. Поэтому и был объявлен дефолт. Хотя с другой стороны, это был дефолт по внутренним обязательствам, не по внешнему долгу — по ОФЗ.

Как работают ОФЗ

Облигации федерального займа (ОФЗ) — рублевые облигации, выпускаемые Министерством финансов Российской Федерации. Это купонные облигации, то есть по ним предусмотрены процентные выплаты по купонам. По некоторым выпускам ОФЗ в определенные даты предусматривается частичное погашение номинала (амортизация долга). По срокам обращения ОФЗ могут быть краткосрочными, среднесрочными или долгосрочными.

По идее, они могли просто напечатать деньги и увеличить денежную массу. Но правительство решило, что лучше не печатать деньги, чтобы расплатиться, а объявить дефолт — это будет меньшее зло. Потому что увеличение денежной массы вызвало бы гиперинфляцию. Это было отчасти политическое решение.

Насколько заранее стало ясно, что дело плохо? Кто первым это почувствовал? Игроки на рынке ценных бумаг понимали механизм этих явлений? Или это было неожиданностью?

— Некоторые вышли заранее. Но для большинства игроков все происходящее было неожиданным. Считалось, что раз это внутренний займ, то государство может напечатать деньги и не допустить дефолта. Кроме того, кажется, в июле 1998 года Россия получила кредит МВФ. Там посчитали, что это поможет стабилизировать ситуацию. Поэтому для многих банков этот дефолт был неожиданностью. Это привело к банкротству многих крупных коммерческих банков — «Инкомбанка», «СБС-Агро». Они активно вкладывали в ГКО, и это в конце концов привело их к банкротству.

Чем хотел помочь МВФ

В июле 1998 года в связи с обострением финансовой ситуации МВФ одобрил увеличение объема выдаваемых России ресурсов в рамках механизма расширенного финансирования, а также предоставление специального стабилизационного кредита (в размере около 2,5 млрд долларов). Предполагалось предоставление кредита тремя траншами — 20 июля, 15 сентября и 15 декабря 1998 года. 20 июля 1998 года МВФ перевел транш в размере 675,02 млн СДР. По причине дефолта кредитный пакет помощи России был заморожен.

Чем опасен дефолт с точки зрения позиции государства на мировом рынке? Что мы потеряли? Обнищание населения, скачок курса — это понятно. А для России?

— Это отрезает страну от рынка капитала, после дефолта государство какое-то время не может выходить на рынок за новыми заимствованиями. В случае России этот период продлился несколько лет, потом РФ опять вернулась на долговой рынок.

А эти долги списываются с государства при наступлении дефолта?

— Это приводит к убытку инвесторов, фондов, которые вкладывались в ценные бумаги.

То есть убытки переносятся на конечных владельцев?

— На конечных, да. Я знаю, что есть международные портфельные фонды, которые обанкротились после дефолта 98-го года. Фонд Long-Term Capital Management, созданный лауреатами Нобелевской премии по экономике, понес сокрушительные потери в 1998 году, вложившись в ГКО.

Как фонд нобелевских лауреатов заставил нервничать весь мир

Long-Term Capital Management (LTCM) был создан в 1994 году с капиталом более 1 млрд долларов и быстро превратился в один из ведущих хедж-фондов. Его основателем и руководителем был известный инвестиционный банкир Джон Мэриуэзер, а среди его партнеров фигурировали два лауреата Нобелевской премии по экономике — Роберт Мертон и Майрон Шоулз. Вместе с Фишером Блэком (он умер в 1995 году) они разработали модель опционного ценообразования Блэка — Шоулза, за которую в 1997 году получили премию. Именно Мертон и Шоулз разработали сложную стратегию инвестирования активов LTCM. Чтобы проводить задуманные ими операции, фонд занимал огромные средства, но и зарабатывал большие деньги.

В середине 1998 года капитал фонда составлял 5 млрд долларов, а активы под управлением — 100 млрд долларов. Но из-за дефолта в России, где LTCM вел масштабные операции с ГКО-ОФЗ и форвардными контрактами «рубль — доллар», фонд потерял 4 млрд долларов. В октябре 1998 года LTCM оказался на грани краха, и замерла вся мировая финансовая система: на тот момент у фонда были открыты позиции по всему миру на 1,25 трлн долларов. Его спас лишь стабилизационный кредит в 3,625 млрд долларов, предоставленный консорциумом из 14 американских банков, объединенных по инициативе Федеральной резервной системы США. В декабре 1999 года LTCM выплатил банкам все долги и тихо закрылся.

Иностранные фонды понесли большие потери. Но влияние дефолта на мировую экономику было не такое уж большое, потому что Россия в структуре мировой экономики занимала менее 4%. К каким-то глобальным последствиям российский дефолт не привел.

Я слышал, что ко всем этим событиям привели два фактора, которые срезонировали вместе. Первый — это азиатский кризис, второй — крах ГКО. Это так?

— Азиатский кризис начался в конце 1997 года. Он частично спровоцировал дефолт, потому что на фоне азиатского кризиса многие фонды начали выводить деньги из всех развивающихся стран. И поэтому российский дефолт, по сути, стал завершением азиатского кризиса. После этого ситуация в мировой экономике стала улучшаться. Например, в США (да и в самой России) в 1999 году наметился экономический рост. Девальвация сыграла даже положительную роль для российской экономики.

Началось импортозамещение?

— Импортозамещение, да. В 1999 году начался устойчивый рост.

Но ведь и нефть поперла вверх именно в тот период?

— Плюс нефть, да.

Кто нажился на дефолте?

— Те, кто покупал валюту, прогнозировал события. Это определенные финансовые структуры, которые удачно вложились в валюту накануне дефолта. Названий я не скажу, но такие компании, безусловно, были.

Как разруливались последствия дефолта?

— Россия после дефолта начала проводить более консервативную финансовую политику. Возникла идея создания стабфонда, это была идея Андрея Илларионова.

Чем известен Андрей Илларионов

Андрей Илларионов — российский экономист. В прошлом — первый заместитель директора Рабочего центра экономических реформ при Правительстве России (1992–1993), руководитель группы анализа и планирования при председателе правительства России (1993–1994), советник Президента Российской Федерации (2000–2005). Основатель и президент некоммерческой организации «Институт экономического анализа». Депутат Национальной ассамблеи (2008) коалиции «Другая Россия».

Объемы госдолга снизились — сейчас объем госдолга составляет 13% ВВП. Можно сказать, что Россия извлекла уроки из дефолта. Перестали платить большие проценты по госдолгу и уменьшили его долю в экономике. Повторение дефолта сейчас маловероятно.

Считаете, это невозможно? Или все-таки может повториться дефолт, как мы его понимаем, — обесценивание рубля в несколько раз и коллапс экономики?

— Вряд ли. Небольшой размер госдолга.

А корпоративный долг?

— Были отдельные случаи дефолтов по корпоративным обязательствам. «Трансаэро», например, и другие компании. Сейчас у госкомпаний большой долг, но они получат поддержку государства, и они имеют возможность управления долгом. «Роснефть», «Газпром» — здесь дефолт маловероятен, а это основные заемщики на долговом рынке. Пока я не думаю, что будет дефолт. Возможна серьезная девальвация, если будут санкции в отношении ОФЗ, если запретят их покупать. Процентов в десять я оцениваю потенциал снижения рубля.

Снижение рубля следует за снижением рынка акций?

— Для сырьевых компаний снижение рубля — это, наоборот, плюс.

Это понятно, они ведь зарплаты и налоги платят в рублях, а выручку получают в валюте.
Скажите, а вот лично вы — вы ведь уже тогда работали в управляющей компании? Как это все происходило на микроуровне? В вашей компании сразу поняли, что дело плохо?

— Я тогда работал в компании «Монтес Аури», которую возглавлял Альфред Кох. Он был правой рукой Чубайса. Компания понесла большие потери, потому что вложила деньги как раз в ГКО. Хотя у Коха вроде бы должен был быть инсайд. Поэтому лично я тогда потерял работу из-за дефолта. Многие финансовые компании тогда покупали ГКО, практически все они обанкротились.

Через вас шла покупка ГКО?

— Лично через меня — нет. Я же аналитик.

Ну вы советовали их покупать?

— Нет, я на акциях сидел. Но другие наши аналитики — да.

То есть можно про вас сказать: «Как мы делали дефолт»?

— «Как я лишился работы» — вот так можно сказать.


В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале