Юрий Лоза — о рэпе, байкерах, Иване Урганте и том, зачем он все это комментирует

  •  © Фото с личной страницы Юрия Лозы в Facebook, facebook.com/profile.php?id=100002060649390

Специальный гость байк-фестиваля «Тамань. Полуостров свободы — 2017», музыкант, аранжировщик, эксперт и герой нашего времени Юрий Лоза дал эксклюзивное интервью порталу Юга.ру.

Вы заявлены в программе байк-фестиваля в Тамани как специальный гость — как когда-то на KUBANA выступали Михаил Боярский или группа «Дюна». Насколько вам в новинку выступать среди современных рок-артистов? А на байк-фестивале?

— Я отработал за свою жизнь бессчетное количество концертов, в том числе и на различных фестивалях. Но я никогда не причислял себя к року, потому что официальной датой его кончины в мире назван 1980 год. Сегодня создавать рок‑коллективы или проводить рок‑фестивали — это жить вчерашним днем. Я думаю, правильнее относиться к рок-культуре ностальгически, как к джазу или диско, используя по необходимости элементы этих когда-то популярных течений.

Какие у вас отношения с байкерами? Любите ли мотоциклы? Гоняете ли сами?

— Я работал в московском байк-клубе и имею в друзьях настоящих апологетов этого образа жизни. Один раз ребята снимались в клипе, который я затеял, и прекрасно отработали в кадре. Сам я ездить на мотоцикле не умею, и думаю, мне уже поздно учиться в мои 63.

Из каких песен вы составите вашу программу для байк-фестиваля? Это какой-то ваш готовый сет-лист для опен-эйров или нечто особенное?

— Никаких новшеств в моей программе для байкеров не предусмотрено. Тот же набор песен, что и всегда. У меня достаточно большая программа сольного концерта, но когда я работаю номером, просто убираю те или иные композиции, наименее подходящие для мероприятия.

Среди прочих более или менее традиционных для жанра «русский рок» артистов на сцене фестиваля в Тамани заявлена рэп-группа 25/17. Знакомы ли вы с их творчеством? Что в принципе думаете о русском рэпе? Сегодня многие говорят, что он продолжает традиции классического русского рока.

— В своей книге «Научу писать хиты» я уже приводил расхожую цитату — в рэп идут те, кто рок играть не умеет. Я с ней не совсем согласен, но считать рэп музыкой тоже не особо намерен. Да и сами рэперы говорят не «петь рэп», а «читать рэп», а это, согласитесь, совсем не одно и то же.

  • Фрагмент обложки книги Юрия Лозы «Научу писать хиты». Издательство «ЭКСМО», 2012 год

А как вы оцениваете собственно феномен классического русского рока? ДДТ, «Алиса», «Ария», «Наутилус» — что, на ваш взгляд, это дало нашей стране в социальном и музыкальном плане?

— Рок-культура появилась на волне протеста, и рассматривать ее вне протестного начала не совсем корректно. У нас зачастую сами рокеры не понимают, по какому поводу рвут майки на груди и «делают козу», загибая пальцы соответствующим образом. А когда сегодняшние музыканты начинают утверждать, что фраза «Ребята, давайте жить дружно» — это рок, мне становится смешно.

Уже давно не появляется общенародно известных артистов — пожалуй, последнее восхождение артиста, на концерты которого ходят все, произошло больше 15 лет назад, и это, как бы вы к этому ни относились, группа «Ленинград». Почему так происходит?

— А просто песни хорошие не пишутся. Пришло поколение пользователей, которые больше заняты перелицовкой того, что сделано до них, нежели созданием собственного нового материала.

Многие журналисты просто наживаются на заголовках типа «Юрий Лоза прокомментировал Евровидение / Земфиру / "Роллинг Стоунз"» и так далее. Вас устраивает роль человека, чье мнение о чужом творчестве широкой аудитории больше известно, чем его собственное творчество?

— Это не от меня зависит. Те, кто читает не только броские заголовки, знают, что в моих высказываниях все точно и логично, а те, кто довольствуется напечатанным крупным шрифтом, и не собираются ни во что вникать. Однажды я спросил одну журналистку: а с какой стати она считает, что песня «Плот» смешная? Она мне ответила: так ведь над ней Ургант ржал! Я ей: а ничего, что у него профессия такая — ржать? А ничего, что мне пришли сотни писем от людей, которые утверждают, что эта песня спасла им жизнь? А ничего, что эту песню только что спела калифорнийская группа на английском языке и собрала треть миллиона лайков? А она мне — так Ургант же ржал!

Как вы в связи с этим определяете себя: как человека, которому всегда есть что сказать, как эксперта в разных областях, как человека, который не упускает шанса повысить собственную популярность и цитируемость?

— Меня спрашивают, и, если разбираюсь в теме, я отвечаю. Что не так? Неужели будет лучше, если я перестану отвечать? Кому от этого будет лучше? Так что дело тут не в популярности или цитируемости, а в том, что у нас мало кто вообще способен что-то сказать по существу. Разве что поржать...

— Что бы вы порекомендовали сегодня молодому человеку, который хочет стать по-настоящему серьезным музыкантом? С чего ему начать? На что делать ставку?

— Все начинается с гамм. Школу пока еще никто не отменял. Чем больше времени будет потрачено на домашние занятия, тем больше вероятность, что музыкант на сцене все сделает как надо и не облажается. Вообще, говорят, что для успешного воплощения какого-либо замысла надо уметь на домашних занятиях все выполнять в два раза быстрее, а петь на пол-октавы выше.

С какого возраста надо прививать хороший музыкальный вкус? Какая музыка играла в вашем доме, когда рос ваш сын?

— Мой сын переслушал столько всякой разной музыки, что смело может считаться экспертом по любым стилям и направлениям. Это моя заслуга, потому что сам он в юном возрасте эти записи элементарно бы не нашел. Конечно, я отбирал для него лучшее из того, что создано тем или иным автором, пытаясь максимально абстрагироваться от собственных предпочтений, а опираясь на сумму составляющих (мелодия, гармония, мастерство, подача и т. д.).

Можете ли вы назвать пять лучших и худших песен последних 30 лет? Как профессионал. Неважно, русских или иностранных.

— Это очень трудно сделать: за 30 лет в мире было написано неимоверное количество песен. Один Стинг выдал такую пятерку хитов, что их смело можно было бы ставить на первые места, а ведь кроме него есть и еще немало достойных композиторов. Некоторые песни в нашем сознании неотрывно связаны с видеорядом — скажем, тот же «Маньяк» Майкла Сембелло, — но это отнюдь не умаляет достоинств самого произведения.

Насколько, на ваш взгляд, Россия сегодня встроена в современный мировой музыкальный контекст? Является ли она его полноценной частью — или находится в позиции догоняющего? А нужно ли стремиться в него встроиться — или можно найти какой-то свой, особенный путь?

— Это целая лекция на несколько часов. Если коротко, то у нас свой путь и своя культура. Нам не нужно ни под кого подстраиваться и не следует кого-либо догонять. Нам нужно всюду демонстрировать свою самобытность, и тогда мы будем интересны во всем мире.


Обсудить

В комментариях недопустимы и будут удалены: реклама, оскорбления, клевета, любые нарушения законов РФ.

Читайте также

Реклама на портале