Кадыров назвал действия имама Шамиля террором против Чечни. Муфтият Дагестана заявил, что это пощечина дагестанскому народу

Чечня

Глава Чечни Рамзан Кадыров высказал свое отношение к имаму Шамилю, возглавлявшему горцев во время Кавказской войны

О том, как Кадыров относится к дагестанскому имаму, его спросила журналист ИА «Чечня Сегодня» в интервью, посвященном 20-летию ботлихских событий [7 августа 1999 года базировавшиеся на территории Чечни боевики под предводительством Шамиля Басаева и Хаттаба вторглись в Дагестан, эти события считаются началом Второй чеченской кампании — Юга.ру].

Глава Чечни ответил, что действия имама Шамиля нанесли большой урон чеченскому народу: по его словам, за 19 лет пребывания Шамиля в Чечне численность чеченского народа сократилась более чем в два раза, а количество мужчин уменьшилось на 70%.

«В 1840 году имам Дагестана Шамиль со своим отрядом из 400 человек прибыл в Чечню. 8 марта в Урус-Мартане провозгласил себя имамом Чечни и Дагестана. С этого дня в течение последующих 20 лет не осталось ни одного села, не сожженного несколько раз, жители Чечни вынуждены были уходить в горы, женщины, дети и старики умирали от холода и голода. Имам Шамиль приказывал казнить любого чеченца, который говорил о мире с Россией, сжигал населенные пункты, заставлял старейшин приносить клятву на Коране, что народ будет вести войну против России», — сказал Кадыров.

Он отметил, что в дальнейшем «приведший чеченский народ к жесточайшей трагедии человек дал клятву верности России в обмен на титул дворянина».

«Пора говорить правду, ибо ложь порождает новую ложь, и не бывает этому конца. Мы уважаем память Шамиля как духовного лица, но есть желание знать, почему он, будучи в Чечне, 19 лет воевал с Россией, провоцируя уничтожение народа и Чечни, а вернувшись в Дагестан, через четыре месяца сдался России и стал дворянином? Что это, если не террор против Чечни и чеченского народа, осознанный или нет», — спросил Кадыров.

Он назвал это двойными стандартами и сравнил ситуацию с ботлихскими событиями, напомнив, что в числе боевиков, напавших на Дагестан, были не только чеченцы, но и дагестанские экстремисты.

«Да, прошло 20 лет. Все это время мы в Чечне продолжаем осуждать вторжение в Дагестан. В то же время все 20 лет мы слышим одно и то же! Якобы "чеченские террористы напали на Дагестан". И ни одного слова о том, что первыми шли отряды Кебедова и Тагаева [идеологи ваххабизма Багаутдин Кебедов и Магомед Тагаев — Юга.ру], состоящие исключительно из жителей Дагестана, третьим отрядом командовал террорист Хаттаб. (...) Кебедов, Тагаев, Адалло Алиев [заместитель Басаева в Конгрессе народов Ичкерии и Дагестана — Юга.ру], Хаджимурат Ибрагимбейли (Баку, Москва), Юрий Шанибов (Нальчик) и днем и ночью призывали Чечню встать с оружием против России. Кебедов распространил ваххабизм в Чечне», — заявил Кадыров.

На слова Кадырова отреагировал муфтият Дагестана. Там заявили, что хотя в свете 20-летия ботлихских событий можно понять слог главы Чечни «который переживает за свой народ и не хочет, чтобы его склоняли нарицательно ни в исторических вопросах, ни в современности», но при этом «обидные комментарии и оскорбления в адрес предводителей и духовных лидеров — это пощечина всему народу в целом».

«Нам непонятно, для чего было вспоминать в этом контексте имама Шамиля, который, якобы не давал чеченцам возможность присоединиться к России двести лет тому назад? Глава Чечни хочет сказать, что тень имама Шамиля подняла его народ на две войны против России в девяностых? Странный поворот», — говорится в заявлении муфтията.

Духовники напомнили, что во время Кавказской войны и позже были также убиты и сотни дагестанцев, когда их пытались спровоцировать на «ту же войну, которая была в Чечне».

«Но наш народ следовал присяге имама Шамиля, которую он принес русскому царю. Нам казалось, что и глава Чечни ей следует, так как имам Шамиль являлся имамом и его предков», — отметили в муфтияте.

Там заявили, что Шамиль никогда не восставал против страны, в которой живет.

«В той ситуации он всего лишь отстаивал в течение 25 лет отчие дома и земли своих собратьев, но когда понял бессмысленность этой войны, он пошел на переговоры. Очевидно, что в ходе военных действий имам Шамиль вел себя настолько достойно и честно, как, видимо, и отец нынешнего главы Чеченской Республики, что после войны был принят с уважением в царском дворце», — добавили в муфтияте.

Там призывали всех сохранять благоразумие и покаяться в грехах «которые, видимо, и создают такие провокационные ситуации, когда у народов заканчивается терпение».

Имам Шамиль был лидером горцев Дагестана и Чечни в борьбе за независимость против Российской империи в 19-м веке. Возглавлял Северо-Кавказский имамат, который сопротивлялся имперским войскам. Противостояние длилось долгие годы, и его завершение фактически ознаменовало завершение Кавказской войны на Северо-Восточном Кавказе. После того как имам Шамиль сдался в плен в 1859 году, состоялось его знакомство с императором Александром II и его военачальниками. Через шесть лет он торжественно поклялся в верноподданичестве России, а позже император возвел его в потомственное дворянство.

В завещании своим сыновьям Шамиль призвал их «хранить верность российскому государству, жить в мире и согласии с его народами». Именно эту цитату в 2004 году привел президент Владимир Путин, обращаясь к участникам форума народов Кавказа и юга России, на котором обсуждали пришедший в Чечню мир.

Если вам есть что рассказать нам, вы знаете о новости, стали свидетелем происшествия или хотите, чтобы все узнали о вашей истории — пишите нам: WhatsApp, Telegram или на почту.

Читайте также

Недопустимы и будут удалены комментарии, содержащие рекламу, любые нецензурные выражения, в том числе затрагивающие честь и достоинство личности (мат, оскорбления, клевета, включая маскирующие символы в виде звезд или пропуска букв), заведомо ложная или недостоверная информация, которая может нанести вред обществу (читателям), явное неуважение к обществу, государству РФ, государственным символам РФ, органам государственной власти РФ, а также любое нарушение законодательства РФ.

Реклама на портале