«Первый год тяжело, второй — невыносимо». Краснодарка, переехавшая в США, о том, как удалось достичь успеха в чужой стране

  •  © Фотография предоставлена balerinafilms.com
    © Фотография предоставлена balerinafilms.com

Краснодарка Арина Балерина переехала в США в 2018 году. Вместе с мужем они смогли с нуля создать успешную компанию по видеосъемке свадеб, в основном индийских.

Журналистка Юга.ру Иолина Грибкова поговорила с героиней о трудностях эмиграции, о том, как найти место под американским солнцем и зарабатывать тысячи долларов.

«На последние деньги пришлось купить камеру»

Я долго танцевала и преподавала, хотела быть известным хореографом. Участвовала в баттлах под псевдонимом Балерина — выбирала, чтобы рифмовалось с Арина.

Но постепенно начала понимать, что это не принесет много денег. В 2013 году поехала в путешествие на Сицилию и случайно попала на фотокурсы. Из-за этого на последние деньги пришлось купить камеру.

Курсы были очень простые, но благодаря им я поняла, что мне это интересно. По возвращении в Краснодар узнала у Тани Шахуновой, которая уже была известным фотографом, сколько она берет за съемку свадьбы. В том же году получила первый заказ на видео и заработала 15 тыс. рублей.

Через некоторое время ко мне присоединилась подруга. В 2015 году познакомилась с будущим мужем. Мы с подругой к тому времени уже не справлялись с объемами заказов, он включился в процесс, хотя до этого работал в гостиничном бизнесе.

Снимали порядка 40 свадеб в год со средним чеком от 30–40 до 120 тыс. рублей. У нас появилась полноценная команда, но я понимала, что Краснодар — это не предел. Летала на съемки в Москву несколько раз в год, но предпочитаю тепло, поэтому была уверена, что буду жить и работать в Европе.

В 2016 году мы с мужем отправились в пятимесячное путешествие по США. О переезде тогда и не думали, просто тратили деньги и наслаждались.

  •  © Фотография предоставлена balerinafilms.com
    © Фотография предоставлена balerinafilms.com

«В чемодан весом 20 кг уместилась вся моя жизнь»

Вернулись на родину и с новой волной популярности начали работать еще усерднее. Я знала, что муж хочет переехать в Америку. Мы все обсудили и начали целенаправленно готовиться.

В 2018 году продали квартиру, машину, завершили все дела, муж запросил политическое убежище [причины такой меры Арина предпочитает не обсуждать. — Прим.ред.]. Как раз в это время мне поступило предложение от крупного продакшена снимать свадьбы в Европе. Конечно, я очень этого хотела и отправилась в Германию. Прожила там месяц, отработала 12 заказов и решила, что все-таки должна быть в США.

Родственники нормально отнеслись к нашему решению. Им было тяжело, но они нас поддержали и продолжают это делать. Единственное, чего не хватает, так это возможности видеться с родителями и сестрой. Мы много разговариваем по видеосвязи.

Не помню точную сумму, с которой мы уезжали. Наличными было порядка 10 тыс. долларов. Все, кто иммигрирует, дают одинаковый совет: должна быть сумма минимум на полгода, чтобы оплачивать счета.

Мы переезжали буквально с сумкой вещей на каждого. Это была для меня настоящая драма — в чемодан общим весом 20 кг уместилась вся моя жизнь за 28 лет.

Я взяла любимую летнюю одежду, десять фотографий, коллекцию украшений и шляп, а также набор значков, купленных в путешествиях. Со временем мама прислала еще чемодан — в нем были винтажные вещи.

  •  © Фотография предоставлена balerinafilms.com
    © Фотография предоставлена balerinafilms.com

«Я перла, как танк»

Тяжело переезжать с теплого места, где тебя знают, любят и платят за работу хорошие деньги. В Америке жесткая конкуренция, здесь ты никому не нужен.

У нас была цель сразу включиться в работу. Я перла, как танк. Понимала, что мы переехали с концами и надо зарабатывать деньги, нет времени на раскачку.

В США у каждой национальности есть сообщество, можно специализироваться на ком-то одном или быть универсалом. Мы начали с белых американцев.

С русскими никогда не складывалось, они не очень любят платить деньги.

Мы заходили на рынок с более динамичным стилем, использовали более темные тона окраски, делали монтаж не вылизанный и идеальный, а человеческий, живой, веселый. Американский же — это выбеленные цвета, очень много медленных и широких проходок, всё под классическую музыку.

Нам было сложно стартовать, потому что люди не понимали такого. Приходилось себя ломать, но сохранить индивидуальность все же удалось. Первое время мы балансировали между двумя странами, поскольку команда продолжала работать в Краснодаре. Половину денег тогда мы заработали в России, остальные в Лос-Анджелесе.

Нашей фишкой стал короткий тизер фильма, который мы отдаем уже на следующий день. На это уходит много времени и сил, но заказчиков впечатляет. Мы до сих пор включаем эту опцию при заключении договора.

  •  © Фотография предоставлена balerinafilms.com
    © Фотография предоставлена balerinafilms.com

«В один миг потеряли все, к чему так стремительно шли»

В плане маркетинга то, что мы делали в России, для местного населения вовсе не повод заказать нас. Российское портфолио даже не было смысла показывать, нужно нарабатывать местное. Стали выкладывать посты, отмечать различные локации, использовать разные приемы продвижения.

Здесь совсем другая система принятия решений, сарафанное радио имеет еще большую силу, чем в России или Европе. Люди спрашивали о нас у друзей и знакомых, а те не могли дать рекомендацию.

Когда начали в 2019-м, то смогли снять порядка 20 свадеб. Первый заказ поступил уже через месяц, это была эфиопская свадьба за 500 долларов при стартовой в то время цене 2 тыс. 500 долларов. Люди не воспринимали нас всерьез, потому что это дешево. А больше брать было как-то неправильно.

Третья свадьба была уже за 3 тыс. 500 долларов. Именно она показала и открыла нас Америке. В 2020-м у нас было уже 35–40 свадеб.

Когда началась пандемия коронавируса и власти объявили локдаун, мы в один миг потеряли все, к чему так стремительно шли. У нас был шок, ведь видеосъемка свадеб, которые, естественно, сразу отменились, — это единственное, чем мы занимались. Долгое время мы жили на накопления.

Если в России люди как-то нелегально проводили мероприятия, то в США все ждали, когда государство им разрешит.

  •  © Фотография предоставлена balerinafilms.com
    © Фотография предоставлена balerinafilms.com

«Взорвался мозг от происходящего вокруг»

Я давно влюблена в индийскую культуру, мне нравились танцы и болливудское кино. Даже начинала учить хинди в колледже много лет назад, но потом узнала, что там говорят по-английски, и забросила занятия.

В 2019 году от девушки-индианки, дизайнера интерьеров, пришел запрос на съемку ее свадьбы с женихом-диджеем. Я сразу предупредила, что ни разу не снимала индийские свадьбы, но запросила 3 тыс. 500 долларов за услугу. Они согласились.

Это было так красиво! У меня просто взорвался мозг от происходящего вокруг. Сразу после у меня забронировали подряд аж восемь подобных национальных торжеств. Это в тему о сарафанном радио.

В 2020 году у нас начали завязываться деловые отношения с индусами. Все были по домам и никуда не выходили. Билеты на самолет были дешевые, мы начали летать по стране и снимать полулегальные камерные мероприятия. В 2021 году свадеб уже было 80, мы с трудом справились со всеми заказами. Тогда о нас написали многие американские издания, причем без нашего участия — невесты и свадебные организаторы сами всё сделали.

«Слились в индийском танце»

Сейчас у нас уже расписан весь 2022 год, заявки мы не принимаем. Летаем каждый месяц в другие штаты, заказчики у нас по всей Америке. Также начинаем снимать и за пределами страны. Скоро будет свадьба в Мексике.

В команду Balerina films входят в основном русские. Это эмигранты, которые в разное время переехали в США, которые добились успеха в России и решили развиваться дальше. Недавно с нами начали работать два индуса из Техаса. Мы все влюблены в культуру и энергетику Индии и буквально слились в индийском танце.

Они от души отмечают свадьбы, есть много традиций и мелочей, которые они никогда не упускают из виду. Порой мы снимаем до пяти дней, пока продолжается праздник. За это время мы очень сближаемся и с молодоженами, и с родителями, и с гостями.

  •  © Фотография предоставлена balerinafilms.com
    © Фотография предоставлена balerinafilms.com

Сегодня мы отдаем заказчику короткий ролик, смонтированный прямо в день торжества. Такую услугу мало кто предлагает, поэтому это одна из наших фишек. Людей такая оперативность впечатляет.

«Мы всегда под пристальным присмотром»

Работать с индусами нелегко. Мы пришли из русской школы жизни, иначе относимся к делам, к работе. С первыми клиентами было крайне тяжело: было много правок, комментариев от родителей. Доходило до того, что они рвались приехать и показать мне, как правильно монтировать.

Много требований возникает и в процессе съемки торжества, мы всегда под пристальным присмотром. Отец невесты обычно постоянно подходит к оператору и подсказывает, как ему снимать. Это жесткое психологическое давление. Потом начинаются бесконечные правки. Сейчас у нас по контракту вообще без них, максимум — один раз.

Мы в основном фокусируемся на семье, снимаем ближайших родственников, остальные люди, даже если их 200–300 человек, не важны. Однако есть заказчики, которые требуют, чтобы практически каждый человек появился в кадре.

Бывает, что клиенты возвращаются через год, задают какие-то вопросы, говорят: «Мы подумали и решили, что в этом моменте песня не очень, поменяйте, пожалуйста». Но у нас очень четкое рабочее соглашение, поэтому отказываем.

  •  © Фотография предоставлена balerinafilms.com
    © Фотография предоставлена balerinafilms.com

«Взломали индийскую систему американских свадеб»

Клиенты, которых мы снимаем, — дети первого поколения индусов, прибывших в США. Их родители поднялись, заработали деньги и статус и теперь готовы устроить им шикарную свадьбу.

Профессии заказчиков менялись с повышения нашего ценника. Первыми были владельцы автозаправок в маленьких городах Калифорнии. Далее — собственники отелей, сейчас в основном юристы и врачи.

Бюджет таких свадеб обычно около 1 млн долларов, там только на декор может быть потрачено около 300 тыс. долларов. За свои услуги мы берем до 35–40 тыс. долларов. Заказчик снимает целый отель, чаще всего комплекс на побережье, куда заселяются все гости, других постояльцев нет.

Они почти каждую неделю летают по стране на свадьбы к друзьям и родственникам, я часто встречаю на мероприятиях одних и тех же людей.

Нам регулярно говорили, что мы не знаем традиций, не шарим, как снимать, и не сможем в этом разобраться. Мы, русские, взломали индийскую систему американских свадеб, и теперь нам доверяют.

На это потребовалось совсем немного времени, и всем вокруг очень любопытно, как у нас получилось.

«Я выслушала и сказала, что такое делать не буду»

Очень часто при заключении контракта мне приходится разговаривать с теми, кто платит. Обычно на встречу приходят молодожены и два отца, а весь процесс очень напоминает родительское собрание. Четыре человека болтают между собой и иногда задают мне вопросы, причем порой весьма странные. Например, дам ли я им флешку. Отвечаю, что так уже давно не работают, у них будет ссылка, по которой фильм можно скачать. Хорошо, что уже диски перестали спрашивать. Приходится продавливать и доказывать, что правильно именно так.

Обманывают нас здесь редко, потому что есть четкое соглашение. Последнее крупное кидалово на деньги связано с Россией. В 2018 году наши услуги заказал мужчина из Сочи. Работа стоила 130 тыс. рублей, ее обслуживали четыре человека. Он внес аванс 10 тыс. рублей (тогда была еще молодой и глупой), и оставшуюся сумму я не получила до сих пор.

Какие-то индусы в самом начале нашей работы в Америке мне не доплачивали. Но теперь мы не отдаем результат работы до получения остатка — это правило.

Однажды съемку отменили буквально в ночь перед свадьбой. За месяц до торжества у меня был разговор с невестой, она хотела, чтобы видео началось с посадки самолета. Я выслушала и сказала, что такое делать не буду. Она затаила на меня обиду.

  •  © Фотография предоставлена balerinafilms.com
    © Фотография предоставлена balerinafilms.com

За три дня до праздника мне позвонила их индийская сотрудница, организующая торжество, и попросила, чтобы мы снимали на пять часов дольше за те же деньги. Естественно, я отказала. Через два дня в 12 ночи мне позвонил жених и отменил заказ. Думаю, что это была запланированная акция.

Сразу понятно, что с этими людьми на этапе монтажа и принятия материала у нас были бы проблемы. Мне было обидно, но я не жалею, что они ушли.

«Не могла пережить отсутствие родного города в своей жизни»

Эмиграция — это сложно. Мне все говорили, что первые два года тебя ломает. И это чистая правда. Первый год тяжело, второй — невыносимо.

Я подписалась на «Типичный Краснодар», потому что не могла пережить отсутствие родного города в своей жизни. Постепенно скучание начало утихать. Предполагаю, что когда-нибудь вернусь повидать всех знакомых, но сейчас большой необходимости в этом нет. Я бы лучше с родителями и сестрой пересеклась где-то в Европе и отправилась с ними в классное путешествие.

Если все-таки когда-нибудь вернусь, то было бы неплохо прогуляться по улице Красной. Скучаю по кафе «Любо» и Юбилейному микрорайону.

Сейчас мы решаем визовый вопрос. Подали документы на EB-2, это так называемая иммиграционная виза талантов, которая дает возможность получить грин-карту на основе трудоустройства.

Один из плюсов переезда в том, что для тебя открывается не только Америка, но и весь мир.

«Чем больше ты получаешь, тем больше отдаешь»

В этом году у нас запланировано 80 свадеб со средним чеком 25 тыс. долларов. Миллион долларов еще не зарабатываем, но уже порядка 700–800 тыс. Мы платим значительные налоги, в прошлом году это уже шестизначное число.

Здесь очень хитрая система. Если ты начинаешь зарабатывать реальные деньги, то, чем больше ты получаешь, тем больше отдаешь. Сначала это было 10% или 20% от суммы, сейчас уже 38%.

Мы сейчас живем в билдинге. Ремонты, обслуживание газона и бассейн включены в стоимость. Ты как будто живешь в отеле. У нас три машины, без своего транспорта в Лос-Анджелесе не выжить. Тут нет смысла вкладывать деньги в недвижимость, потому что огромные налоги. Возможно, в будущем мы купим дом, но сейчас необходимости в этом нет.

Сейчас мы тратим на жизнь порядка 5 тыс. долларов в месяц. В первые месяцы после переезда — где-то 3 тыс. 500 долларов. За время жизни в США мы поняли, что людей здесь с рождения воспитывают, что они должны тратить много денег на услуги и товары. Во мне все это время борются две личности: одна очень любит материальные блага, а вторая обожает минимализм.

Здесь тебя не осуждают за акцент и незнание языка, а это один из самых больших страхов эмигрантов. Это вообще не проблема. Все с уважением относятся к тому, что ты пока не можешь нормально выразить свою мысль. Это, безусловно, помогает адаптироваться.

Мы мало отдыхаем. После прошлого года решили, что не будет так себя перегружать. В Лос-Анджелесе у нас есть лучшие друзья, в основном это земляки из Краснодара, а также Ростова-на-Дону и Москвы. С ними мы стараемся проводить больше времени, ходим друг к другу на праздники. Когда появляется свободное время, я люблю отправиться в горы или другой штат. Полтора года назад начала осваивать серфинг.

Если нас зовут снимать свадьбу в штате, где мы еще не были, или каком-то интересном месте, то остаемся там еще на два-три дня. Четыре или пять раз в год я езжу в Нью-Йорк. Совмещаю работу с отдыхом и после торжества остаюсь в городе еще на неделю. 

Лента новостей

Лавандовые поля в Краснодарском крае и Крыму в 2022 году
24 июня, 08:29
Лавандовые поля в Краснодарском крае и Крыму в 2022 году
Рассказываем, где их искать и сколько стоит прогулка
«Упрощенная» Lada Granta
23 июня, 15:32
«Упрощенная» Lada Granta
Что собой представляет этот автомобиль, кому и зачем он нужен